Литературное наследство. Том 60-2. Декабристы-литераторы. II [60-2]


308 84 14MB

Russian Pages [474] Year 1956

Report DMCA / Copyright

DOWNLOAD PDF FILE

Recommend Papers

Литературное наследство. Том 60-2. Декабристы-литераторы. II [60-2]

  • 0 0 0
  • Like this paper and download? You can publish your own PDF file online for free in a few minutes! Sign Up
File loading please wait...
Citation preview

ЛИТЕРАТУРНОЕ НАСЛЕДСТВО ТОМ

Ш ЕСТИДЕСЯТЫ Й КН И ГА ВТОРАЯ

Р Е Д А К Ц И Я В. В. ВИНОГРАДОВ (ГЛАВ. РЕД.), И.С. ЗИЛЬБЕРШТЕЙН, С.А. МАКАШИН и М Б. . ХРАПЧЕНКО

И ЗДАТЕ ЛЬСТВ О АКАДЕМИИ НАУК С С С Р 1 • 9 • М О С К В А • 5 • 6

ХРАНИТЬ НАСЛЕДСТВО - ВОВСЕ НЕ ЗНАЧИТ ЕЩЕ ОГРАНИЧИВАТЬСЯ НАСЛЕДСТВОМ ЛЕНИН

ЛИТЕРАТУРНОЕ НАСЛЕДСТВО Д ЕК А БРИ С Т Ы - Л И Т Е Р А Т О Р Ы II К Н И Г А ВТОРАЯ

ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК С С С Р 1 • 9 • М О С К В А • 5 •6

ГОД И З Д А Н И Я Д В А Д Ц А Т Ь

ПЯТЫ Й

ХУДОЖ ЕСТВЕННОЕ НАСЛЕДИЕ И И КО Н О ГРАФ И Я ДЕКАБРИСТОВ

Н. А . БЕСТУЖ ЕВ Автопортрет. Акварель. Петровский завод, 1837—1839 гг. Художник изобразил себя за работой над портретом брата М ихаила Основное собрание, Москва

НИКОЛАЙ БЕСТУЖЕВ И ЕГО ЖИВОПИСНОЕ НАСЛЕДИЕ И С Т О Р И Я СОЗДАНИЯ П О РТРЕТ Н О Й Г А Л Е Р Е И Д Е К А Б Р И С Т О В Исследование И. С. З и л ь б е р ш т е й н а ВВЕДЕНИЕ

П осле восстания 1825 г. сослано было на к а т о р гу около ста человек. В се они и по своим воззрениям и по своему кул ьту р н о м у уровню были пе­ редовыми, выдающимися людьми тогдашней России. И к числу наиболее выдаю щ ихся п рин ад л еж ал Н и к о л ай Александрович Б есту ж ев, которого Герцен назвал одним «из лучш их, из самых энергичных действующих лиц великого заговора». У частни ки восстания в своих мем уарах единодуш­ но отмечают блестящие, многообразные д арован ия Н и к о л а я Б есту ж ев а, с восхищением пишут о его «золотых руках». Н о среди поистине необычай­ ных дел, совершенных Бестуж евы м на каторге, было одно, равное кото­ рому в р яд л и когда-либо соверш алось в подобной обстановке. Мы гово­ рим о портретной галерее участников декабрьского восстания, которую Б есту ж ев задумал в тюрьме. Он реш ил сохранить д ля следующих поколений, — «для истории», — облик первых русски х революционеров, твердо веря, что придет светлое будущее, когда люди станут вспоми­ нать имена героев 14 декабря с восхищением и благодарностью. Несмо­ т р я на большие трудности, Б есту ж ев за двенадцать лет пребы вания на катор ге осуществил свой замысел. З а это время ему удалось выполнить а к ва р ел ьн ы е портреты не только всех товарищ ей по заключению, но и ж ен и х , деливш их в Сибири участь м уж ей. П р авд а, некоторые портреты Б е с т у ­ ж е в у , после настойчивых просьб, приш лось у ж е тогда, в тюремные годы, по­ д ар и ть самим изображенным, не сделав д ля себя повторений. Н о все ж е большинство работ осталось у х удож н ика. П р и д ав ая огромное значение собранию исполненных им портретов, Б естуж ев сумел сохранить эти портреты на каторге, на поселении и не р асставался с ними до конца ж и з ­ ни. Т о л ько после смерти Бесту ж ева — в 1855 г. — собрание переш ло к его сестре — Е л ен е Александровне, которая в 1858 г. привезла портреты в Москву и вскоре продала и х К . Т . С олдатенкову. Солдатенков, извест­ ный издатель, печатавший, в частности, сочинения револю ционных де­ м ократов, человек прогрессивных в зглядов, по отзыву современников — «друг просвещения», был любителем и знатоком русской ж ивописи и со­ б р а л одну из лучш их д л я своего времени коллекци й . Н а ч и н а я с 1860 г. в печать стали п рони кать первые сведения о портрет­ ной галерее декабристов, созданной Бестужевы м. Сведения эти исходили от и сторика М. И. Семевского, получивш его их, в свою очередь, от Е . А. Б естуж евой, с которой он познаком ился в П етербурге в 1860 г. Т ак , в рецензии на книгу «Рассказы и повести старого м о р я ка Н . Бестужева», Семевский писал: «Бестужев был довольно искусным портретистом;

8

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

между прочим, он н арисовал 70 портретов своих товарищей» («С.-Петер­ бургские ведомости», 1860, № 216, от 6 октября). В том ж е году Семевский н аписал о Бестуж еве биографический очерк (очерк был запрещ ен цензурой и в печати не появился); там говорилось, что в Читинском остроге декаб­ рист «поставил свой художнический пульпитр и стал рисовать; предметом его деятельности был р яд аквар ел ьн ы х портретов (до 80 экз.) всех обра­ зованнейш их ж ителей Читы» (И Р Л И , ф. № 604, ед. хр. 2, л . 41 об.). Спустя десять лет Семевский, п у б л и к у я письма Александра Б есту ж ева к родным, сделал к одному из них такое примечание: «Николай Б есту ж ев, между прочими дарованиями, обладал талантом живописца, по преимуществу портретного. Кисти его, между прочим, принадлежит очень больш ая к о л ­ л екц и я портретов его товарищей по несчастию. К о л лекц и я эта несколько лет тому назад приобретена одним из московских любителей разны х за­ мечательных вещей» («Русский вестник», 1870, № 5, стр. 237). Тот ж е Се­ мевский напечатал в 1881 г. в «Русской старине» несколько отрывков из воспоминаний М ихаила Б есту ж ева, в одном из них вкратц е сообщалось о портретной галерее декабристов, созданной братом мемуариста на ка т о р ­ ге «акварелью с изумительным сходством»; к этому отрывку Семевский сде­ л а л такое примечание: «В 1860-х годах Е . А. Б есту ж ева продала эту к о л ­ лекцию в Москве известному ревнителю просвещения и издателю м нож е­ ства п рекрасны х кн и г — К озьм е Солдатенкову» («Русская старина», 1881, № 11, стр. 631). Эти первые и к тому ж е весьма к р а т к и е сообщения о портретной галерее декабристов оказали сь и последними: при ж и зн и Солдатен кова о ней больше не писали. М еж ду тем, во многих воспомина­ н иях декабристов, п о яв л яв ш и х ся в печати, н ачиная с семидесятых годов, ш ла речь о работе Б есту ж ев а над портретами декабристов. «Н иколай Б есту ж ев < ...> был наш портретист и нарисовал наш их дам и почти всех своих товарищей», — сообщал И. Д . Я ку ш к и н . «Н. А. Б е с т у ­ жев ак варелью со всех нас снял портреты», — у к а з ы в а л А. Е . Розен. «Н. Б есту ж ев собрал галерею портретов своих товарищей», — писала М. Н . В ол ко н ская. «В свободное время он снял все наши портреты», — свидетельствовал Н . И. Л о р ер . «Н. А. Б есту ж ев снял почти со всех а к в а ­ рельные портреты», — вспоминал А. Ф. Ф ролов. О Н и к о л а е Бестуж еве, «снимавшем со всех нас портреты», писал и А. П. Б е л я е в . Подобные у к а ­ зан и я п р и в л ек ал и в те годы внимание историков и писателей. В частности, они заинтересовали Л . Н . Толстого. «О рисованьи спросить», — пометил он д ля памяти в записной к н и ж к е 1878 г ., посвященной м атериалам к р о ­ ману «Декабристы» (Л. Н . Т о л с т о й . П о л н . собр. соч., т. 17. М., 1936, стр. 457). Познакомивш ись с декабристами П. Н . Свистуновым, А. П. Б е ­ ляевы м, С. Г. В олконским и Д . И. Завали ш и н ы м , отбывавшими вместе с Бестуж евы м н аказан и е в Читинском и Петровском острогах, Толстой мог не только расспросить их о «рисованьи» Б естуж ева, но и увидеть испол­ ненные Бестужевы м портреты, к а к мог видеть их и у С. Н . Б ибиковой, дочери Н икиты М уравьева, которую тогда ж е — в конце семидесятых го ­ дов — навещ ал в Москве. Но Толстой в ряд ли знал, что основное собрание портретов декабристов находится у ж е давно в Москве; не знали об этом, повидимому, и те участники восстания, с которыми он был знаком — ведь до 1881 г. имя Солдатенкова к а к владельца бестужевского собрания в пе­ чати не назы валось, да и сам Солдатенков н ик аки х сведений о находивш и х­ ся у него портретах декабристов и п о зж е — в восьмидесятых и д ев ян о­ стых годах — не публиковал. Ф ак т этот непонятен и удивителен. Ведь Сол­ датенков, конечно, в полной мере представлял себе, к а к велико значение бестужевского собрания д ля русской ку л ьту р ы , д ля истории родной стр а­ ны. Тем не менее, владея им сорок лет, Солдатенков не только не воспро­ извел портретов в печати, н о не обнародовал даж е кр атко го их описания.

НИКОЛАЙ БЕСТУЖ ЕВ И

ЕГО

ЖИВОПИСНОЕ НАСЛЕДИЕ

9

Но мало того. После смерти К . Т . Солдатенкова — он умер в 1901 г . — следы портретной галереи декабристов затерялись. В ся солдатенков ск ая к о л л ек ц и я была завещ ана Москве и поступила в Р у м ян ц евски й м у ­ зей, но бестужевского собрания в ней к тому времени у ж е не было. Мож­ но было лиш ь предположить, что незадолго до своей смерти Солдатенков кому-то передал бестужевское собрание, но не было н и к аки х данны х для того, чтобы определить, кому именно. Загадочной оставалась и дальнейш ая судьба собрания. Н и к каким результатам не привели поиски, предпри­ нятые в 1905 г ., когда готовилось к печати первое большое издание п ор­ третов участников восстания 1825 г. Н е удавалось выяснить, где находит­ ся портретная гал ер ея декабристов и в послереволюционные годы. В статье, посвященной иконографии декабристов, в 1923 г. П. Е . Щ еголев отмечал «весьма значительную по количеству и не последнюю по качеству (по к р а й ­ ней мере с точки зрения изумительного сходства) коллекцию ак вар ел ьн ы х портретов, рисованных у ж е в Сибири на каторге искусным рисовальщ и­ ком Н иколаем Бестужевым». И далее П. Е . Щ еголев писал: «Основная ко л ­ л екц и я была продана в ш естидесятых годах прош лого столетия К . Т . Сол датенкову. Где она находится в настоящее время, неизвестно» («Музей ре­ волюции», сб. I. П г., 1923, стр. 63). Н е имели успеха и розыски, организо­ ванные в 1925 г ., когда ш ироко отмечалось столетие со д ня восстания. Л и ш ь в 1944 г. бестужевское собрание портретов декабристов было, на­ конец, обнаружено. Мы разы скали его в Москве, причем находилось оно все время у того самого человека, которому Солдатенков подарил его за год до своей смерти. Т аким образом, спустя сто пятнадцать лет после создания, спустя сто лет после смерти и х создателя, бестуж евские п орт­ реты декабристов впервые публикую тся и становятся объектом исследо­ ван ия (кр атко е описание коллекци и и воспроизведение в к р а с к а х шестнадцати портретов было дано нами в статье «Портретная гал ер ея декабристов». — «Огонек», 1950, № 51). До наш их дней к о л л ек ц и я портретов, исполненных Бестуж евы м на каторге, дошла в том виде, в каком она, повидимому, со х р анял ась у само­ го х удож н ика и потом находилась у Солдатенкова. К о л л е к ц и я включает в себя 76 акварелей, 68 из которы х — портреты главны х участников вос­ стания на Сенатской площ ади и восстания Ч ерниговского п олка, р у к о ­ водителей и видных членов тайны х обществ — Союза Спасения, Союза Б лагоден стви я, Северного общества, Ю жного общества, Общества Соеди­ ненных С лавян, Общества военных д р у зей , — всех тех, кто после казни п яти руководителей был отнесен к первым семи разр ядам н ак а зан и я и со­ слан на к а то р гу в Сибирь. Н а каж дом из портретов, за немногими и склю че­ ниями, стоит автограф того, кого изобразил худож ник. Это значит, что Б ес ту ­ ж ев хотел не только запечатлеть облик каж дого товарищ а, но и сохранить собственноручную подпись его. Б ы в а л и с л у ч аи , когда изображенный припи­ сы вал под портретом еще несколько слов. Т а к , на каж дом из портретов. А. П. и П. П. Б ел яев ы х (братья Б ел яевы были отправлены из Петровской тюрьмы на поселение в 1833 г.), кроме подписей «Александр Беляев» и «Петр Беляев», имеются надписи: «На память Н и ко л аю А лександровичу Бестужеву». Н адписи эти — подтверждение того, что ко л л ек ц и я п ринад­ л е ж а л а самому Бестуж еву. Н а некоторых портретах есть даты, простав­ ленные декабристами рядом с их подписями. Н есколько портретов сн абж е­ ны монограммой худож ника: русскою — «НБ» или ф ранцузскою — «N B ». В бестужевское собрание портретов, кром е 68 изображений д е к а ­ бристов, входят изображ ения еще восьми лиц. Двое из них — офицеры Оренбургского по лк а В. П. Колесников и Д . П. Тапты ков, участники тайного общества, раскрытого в 1827 г. Они были приговорены к каторжным работам и отбывали н аказан и е в Ч и ти н ­ ском остроге. Д екабристы смотрели на К олесникова и Тапты кова, к а к

10

НИКОЛАЙ БЕСТУ Ж ЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

на св о и х младших товарищей. Вот почему портреты и х Б естуж ев вкл ю ­ ч ил в свою коллекцию . Ч е ты р е портрета из этих восьми изображ аю т ж ен д екабристов — П. Е. А нненкову, А. И . Д авыдову, К . П. И ваш еву и М. К . Ю шневскую. Один — к о п и я, сделанная Бестужевым с портрета, привезенного в Читинский острог декабристом П. Н . Свистуновым и изображаю щ его его сестру. И наконец, на последнем из этих восьми портретов нет подписи и зобр а­ женного лиц а, а есть лиш ь надпись, сделанная карандаш ом на польском язы ке: «Pamięć wygnania. 1843 r . 10 M arca, z za B a jk a ł u » («Память и згн а­ ния. 1843 г. 10 марта, Забайкалье»). К а к установлено нами, это портрет польского худож ника Леопольда Немировского, участника восстания 1831 г., с которым Б естуж ев встречался, ж и в я на поселении в Сибири. Т ак о в состав коллекции, объединяющей 76 портретов, исполненных Бестужевым и п ринадлеж авш их ему самому (в дальнейшем мы именуем ее «основным собранием»). И только тогда, когда оно было обнаружено, сделалось возможным приступить к всестороннему изучению художествен­ ного наследия Б естуж ева. Н о так к а к наследие это отнюдь не исчерпывается основным собранием, перед нами встала н овая задача: выявить все сохранивш иеся до нашего времени разрозненные произведения Б естуж ева-худож ни ка. К а к мы у ж е говорили, многие портреты декабристов и портреты их ж ен Б естуж ев р аз­ дарил в годы каторги самим изображенным, немало разд ар и л он интерьеров и пейзаж ны х видов Читинского острога и Петровского завода; в поздней­ шие годы М ихаил Б естуж ев роздал д р у зьям сохранивш иеся у него ж и в о ­ писные работы брата. Очень многое из этого погибло, но в м у зеях и арх и во ­ хран и лищ ах Советского Союза, а т ак ж е в частных ко л л ек ц и ях нам у д а­ лось разы скать свыше сорока исполненных Бестужевым портретов де­ кабристов и их жен; причем лиш ь весьма немногие из этих портретов повторяют или варьирую т изображ ения, имеющиеся в основном собрании; большинство ж е совсем не представлено в нем и может служ ить дополне­ нием к основному собранию. Н ам удалось так ж е доказать принадлежность кисти Б естуж ева некоторых портретов, неправильно приписы вавш ихся другим декабристам. К роме того, установлено более пятнадцати погиб­ ших портретов работы Бесту ж ева, представление о которых можно по­ лучить благодаря уцелевшим фотографиям или воспроизведениям; хотя имя худож н ика на них отсутствовало, оно было нами определено. В пер ­ вые атрибутированы некоторые портреты из числа тех, что были испол­ нены Бестужевы м в Петербурге, в годы, предшествовавшие восстанию. Выявлено несколько портретов, созданных им на поселении: это очень существенно, так к а к почти все портреты данного периода утрачены, а их было много. Таким образом, общее количество публикуемых нами порт­ ретов, исполненных Бестужевы м, доходит до ста двадцати п я ти; сто пятна­ дцать из них — и зображ ен и я узников Читинского острога и Петров­ ского завода, а т ак ж е их жен. Значительны й интерес представляю т разы сканны е в разны х местах интерьеры камер в Петровской тюрьме. Всего удалось обнаруж ить десять таких аквар ел ей . Они воссоздают обстановку, в которой ж и л и тогда декаб­ ристы — и одинокие, и те, с которыми приехали жены . А к ва р ел и эти дают представление о кам ерах, где первоначально не было дневного света. Одновременно нами были предприняты поиски видов острога в Чите и в Петровском, а т ак ж е ландшафтов Сибири, которые, к а к у к а ­ зы вали в своих воспоминаниях декабристы, Бестуж ев н аписал на каторге. Д л я того, чтобы определить, кто был автором того и ли другого п ей заж а, пришлось проделать кропотливую работу, т а к к а к ни на одном из них нет подписи, а пей заж и в те годы писали среди декабристов несколько человек. В этом вопросе ошибался и такой авторитетный свидетель, к а к

НИКОЛАЙ БЕ С Т У Ж Е В И

ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

11

А. Е. Розен, которому в семидесятые годы, через сорок лет после пребы­ вания на каторге, предлож или однажды у к а з а т ь имя автора некоторых из этих пейзажей; мы доказы ваем с очевидностью, что пей заж и , которые Розен приписал Н . П . Репину, в действительности п ринадлеж ат Бестуж еву. Многие пей заж и Б есту ж ева не дошли до нашего времени, но зато нам удалось найти копии с некоторых из них, выполненные в середине прошлого века сыном В. Л . Д авыдова, дочерью С. П. Трубецкого, невест­ кой С. Г. Волконского. Н есколько бестуж евских пейзаж ей оказали сь у т р а­ ченными в годы В еликой Отечественной войны, и все ж е мы имеем возмож­ ность опубликовать их ныне благодаря фотографиям, которые были п о лу ­ чены нами еще в 1931 г., во время подготовки к печати первых томов «Ли­ тературного наследства». Теперь в нашей работе будет обнародовано свыше тридцати исполненных Бестужевым сибирских ландшафтов и видов Читинского и Петровского острогов. Таким образом, нами п убликуется до ста семидесяти художественных произведений Б естуж ева. К роме семидесяти шести работ его, составляю щих основное собрание, мы воспроизводим портреты, интерьеры и п ей заж и кисти Б естуж ева, которые обнаружены в различны х советских м у зеях и ар х и во ­ хранилищ ах: в М оскве — в Историческом музее, в Отделе рукописей Го­ сударственной библиотеки СССР им. В. И. Л енина, в Ц ентральном госу­ дарственном историческом архиве, в Л итературном музее, в Т р еть як о в ­ ской галерее; в Л енинграде — в Институте русской литературы , во Все­ союзном музее А. С. П у ш ки на, в Отделе истории русской культуры Эрмитажа, в Музее революции, в Отделе изобразительны х искусств и в Отделе рукописей Публичной библиотеки им. М. Е . Салтыкова-Щ едрина, в Музее Н . А. Н екрасова; в Т у л е — в Областном краеведческом музее; в И ркутске — в Областном художественном музее; в К я х т е — в Р есп у ­ бликанском музее краеведения им. академика В. А. Обручева; в частных собраниях в Москве и в Л енинграде — С. Н . Б асниной, З . Д . З а в а л и ш и ной-Еропкиной, Е . К . Р еш ко, а так ж е в частном собрании Е . И. Блю мер в П ариж е. Художественные произведения Б есту ж ева, к а к мы видим, р азо ­ шлись по всему свету — от К ях ты до П а р и ж а — и никогда еще не и звл е­ кались из многочисленных фондов х ран ен и я д л я единовременной публи­ кации. Н аконец, дан н ая п убл и кац и я впервые делает широким достоянием бывшую солдатенковскую коллекцию портретов, находившую ся в общей сложности свыше столети я под спудом, коллекцию , ко торая яв л яе тся ос­ новным и незаменимым источником декабристской иконографии. Что же касается той части драгоценного художественного наследия Б есту ж ева, кото рая находилась у его товарищей, а затем у их потомков и о казалась разрозненной, — то многое погибло безвозвратно; сохранившиеся ж е р а ­ боты предстанут в нашей п убликации в таком объеме, к а к никогда ранее, — ведь до сих пор воспроизводились лиш ь единичные экзем пляры этих р аз­ розненных произведений Б естуж ева. Значение художественного наследия Н и к о л ая Бесту ж ева велико — кроме портретов, исполненных им, изобра­ жений большинства декабристов, отбывавших каторгу в Сибири, не существует. Д р у г а я задача нашего исследования — установить кр у г интересов Б е с ­ туж ева в области изобразительного искусства и его связи с видными пред­ ставителями художественной общественности России в петербургский пе­ риод ж и зн и, а затем определить все этапы его работы над портретной галереей декабристов. Вопросы эти изучались до сих пор лиш ь в минимальной степени. П равда, еще пятнадцать лет назад была сделана попытка р ассказать о Бестуж еве-худож нике: она п рин ад л еж ал а М. Ю. Б а ­ рановской и яви л ась первым в печати выступлением на эту тему («Труды Государственного Исторического музея», вып. X V , 1941). Н о то было лиш ь кр атко е сообщение о некоторых живописны х работах Б есту ж ева; отсут-

12

НИКОЛАЙ БЕСТУ Ж ЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

ствие ж е сведений о его основном собрании портретов, тогда еще н еи з­ вестном, а та к ж е отдельные неточности в атрибуции и датировке р а з р о з ­ ненных произведений Б естуж ев а снижали ценность этого сообщения. Н е ­ много места теме Б естуж ев-худож н и к уд елил тот ж е автор в своей н ед ав ­ но изданной кн и ге «Декабрист Н и ко л ай Бестужев» (она выш ла, когда исследование наше, в основном, было у ж е закончено). М. Ю. Б а р а н о в с к а я п роделала значительную работу, чтобы обрисовать некоторые стороны политической и культурной деятельности Б есту ж ева, но его огромный труд — создание портретной галереи декабристов — не п олучил здесь долж ной характери сти ки ; что ж е касается списка художественных п р о ­ изведений Б есту ж ев а, приведенного в конце книги, то в нем есть пропуски, неверные атрибуции, неточные датировки. Обзор наш в значительной своей части построен на неизданном д о к у ­ ментальном материале; мы обследовали многие архивны е фонды д е к а ­ бристов и это помогло осветить различные стороны творчества Б есту ж евах удож н ика. П реж де всего мы просмотрели две группы бумаг Б е с т у ­ жевых: одна из них, вклю чаю щ ая до четырех тысяч листов, входит в состав собрания М. И. Семевского, которое принадлеж ит Институту русской литературы , а вто р ая, менее объемистая, находится в Отделе р у ­ кописей Государственной публичной библиотеки им. М. Е . С алты коваЩ едрина. Х о т я документы эти составляют лиш ь часть огромного, в з н а ­ чительной мере погибшего семейного ар х и ва Б естуж евы х, тем не менее в них о казал и сь ценнейшие данные д ля решения многих затронуты х в исследовании вопросов: особенно важными д л я нашей темы оказали сь письма Н и к о л а я и М ихаила Б естуж евы х к родным (большинство этих писем до сих пор не издано), а так ж е письма, адресованные б рать­ ям Бестуж евы м другими декабристами. Много сведений почерпнуто нами так ж е и з архивов М уравьевы х, В олконских, И ваш евых, Т р уб ец ки х , Н ары ш кин ы х, П ущ ина, Оболенского, Свистунова, Завали ш и н а. В не­ изданны х письмах декабристов и ж ен и х , во множестве сохранившихся в этих архивах, разбросаны весьма содержательные свидетельства о работах Б есту ж ева-ху до ж ни ка, несмотря на то, что переписка, по об­ разному выражению М ихаила Б естуж ев а, проходила «через горнило I I I Отделения» и «каж дая ф раза десять раз обдумывалась, прежде нежели была написана». Интересные материалы впервые извлечены из архи вны х дел Общества поощ рения художеств, Академии художеств, А дмиралтей­ ского департамента, комендантского у п р ав л ен и я Петропавловской к р е ­ пости, В ольного экономического общества, архива Красноярского краевого музея, Государственного ар х и ва Омской области и мн. др. Л ю ­ бопытные неизданные данные о декабристах выявлены в объемистых д е­ л а х I I I Отделения, до сих пор остающихся неизвестными в печати. С ле­ дует отметить, что именно обращение к архивны м первоисточникам и сде­ лал о возможным осветить отдельные этапы создания портретной галереи декабристов. Наше исследование является первым опытом монографического изуче­ ния ж ивописного наследия Б есту ж ева. Мы стремились показать его твор­ чество в связи со всей многообразной сферой идейных интересов художника, с его политической, литературной, служебной деятельностью до восстания 14 декабря, а также проследить развитие, которое прошло это творчество на всем протяжении жизненного пути Н иколая Бестужева. По поводу утраты отрывков из воспоминаний Б есту ж ев а о дне 14 д ек а б ­ р я Герцен писал: «Какое непоправимое несчастие, если мы п отеряли это святое наследство». Можно н азвать «святым наследством» и р а зы ск ан ­ ную в недавние годы и впервые публикуемую здесь портретную галерею декабристов и и х ж ен, созданную сто пятнадцать лет назад Н и колаем Бестуж евы м на каторге.

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

13

ГЛАВА I А . Ф. Б Е С Т У Ж Е В — О Т Е Ц Н И К О Л А Я Б Е С Т У Ж Е В А . — Т Р А К Т А Т А . Ф. Б Е С Т У Ж Е В А «О ВОС­ П И Т А Н И И » И ЕГО В З Г Л Я Д Ы Н А ЭСТЕ ТИ ЧЕ СК О Е Р АЗВИ ТИ Е Ю НОШ ЕСТВА. — А . Ф. Б Е СТУ ­ Ж ЕВ — П Р А В И Т Е Л Ь К А Н Ц Е Л Я Р И И А К А Д Е М И И Х У Д О Ж Е С Т В ; К Р У Г ЕГО ЗНАКОМСТВ. — Э СТЕТИЧЕСКО Е В О СП И ТАН И Е Н И К О Л А Я Б Е С Т У Ж Е В А . — ЕГО ЛЮБОВЬ К ИЗОБРАЗИТЕЛЬ­ Н О М У И С К У С С Т В У . — З А Н Я Т И Я ЖИВОПИСЬЮ И В Л И Я Н И Е А К А Д Е М И И Х У Д О Ж Е С Т В

«Я с юности назначен был д л я живописи; учился; с пламенною душою и скал разгадки д ля тайны искусства и чем более приобретал понятий, тем более они приводили меня к отчаянию. Н аконец, я устал, подобно Си­ зифу, катать на го р у камень. В груди моей заговорило новое чувство: я вступил в военную служ б у и бросил художество. С тех пор оно сдела­ лось д ля меня только отдохновением». Эти слова одного из героев по­ вести «Русский в П а р и ж е 1814 года», написанной Н иколаем Бестужевым в годы сибирской каторги, носят явно автобиографический х а р а к т е р 1. Н е только благодаря «внешней обстановке», в которой, к а к указы вает брат Н и к о л а я — М и х а и л 2, протекало детство Н и к о л ая , но и благодаря внутренним своим устремлениям Н и кол ай Б естуж ев с первых лет юности ж и л интересами искусства и литературы. Р оди лся он 13 ап реля 1791 г. в семье А лександра Федосеевича Б есту ж е­ ва, одного из энергичных и разносторонних деятелей русской ку л ьтур ы того времени. Окончив в 1779 г. А ртиллерийско-инженерный кадетский корпус, А лександр Федосеевич был оставлен в корпусе в качестве препода­ в а т е л я 3. Затем он сл у ж и л в главной артиллерии и принимал участие в войне со шведами (1789— 1790); в его бумагах сохранились три наградных аттестата, выданных за участие в б о я х 4. П ослуж ной ж е список А. Ф. Б е ­ стужева гласит: «в сраж ен и ях со шведским флотом и в погоне за оным находился, при разбитии которого за отличность произведен ар ти л л е­ рии капитаном»5. А. Ф. Бестуж ев был тяж ело ранен в бою. По выздоров­ лении, в 1792 г., он верн улся на преподавательскую работу в А ртиллерий­ ско-инж енерный кадетский корпус. К а к сообщает сын его М ихаил, А л ек­ сандр Федосеевич с молодых лет был склонен к литературным занятиям: «Еще в бытность свою в военной службе он много занимался по различным о траслям военных н ау к и писал различные трактаты »6. Но А. Ф. Бестужев заним ался не только военными науками. К р у г его интересов был значи­ тельно шире. «Репутация образованного и даж е ученого человека покой­ ного отца делали наш дом, во все эпохи ж и зн и его, сборищем всех ум­ ных и известных лю дей, — пишет Н. А. Бестуж ев в одном из неизданных писем. — Б ы вш и д аж е в военной службе, отец наш посещаем был К о з­ ловским, Хандошкиным и Озерецковским и проч. Склонность его к и зящ ­ ным искусствам видна была из собрания эстампов, сделанного в такое еще время, когда его способы не позволяли н и к аки х лиш них издержек». В том ж е письме Н и колай Бестуж ев сообщает о близком знакомстве отца с «любителем художеств» А. И. Корсаковым, знакомстве, «начавшемся с ранней службы и продолжавш емся по смерть», и с Б о р о в и к о в ск и м 7. Н и ко л ай Бестуж ев н азв ал лиш ь нескольких из тогдашних близких зна к о м ы х и друзей отца; в действительности их было больше. Т ак , встретившись (повидимому, во время шведского похода) с И. П. Пниным, который тоже принимал участие в этой войне, А. Ф. Бестуж ев сблизился и с ним и сумел оценить его, хотя Пнин был моложе Бестуж ева на двенадцать лет и ничем еще себя не проявил. Д р у з ь я А. Ф. Бестуж ева были выдающимися деяте­ л ям и русской национальной культуры . М ихаил Иванович К озловский — прославленный ваятель, один из зачинателей русской ш колы скульптуры, академик и профессор Академии художеств; И ван Евстафьевич Х анд о ш кин — крепостной, первый русский скрипач-виртуоз, прозванный со в р е­ менниками «русский Паганини», трудолюбивый композитор, написавший

14

НИКОЛАЙ БЕ С Т У Ж Е В

И ЕГО

ЖИВОПИСНОЕ НАСЛЕДИЕ

около ста м узы кальны х сочинений; Н иколай Я ковлевич Озерецков ский — крупны й ученый, занимавшийся естественными науками, орди­ нарный академик, неутомимый поборник передовых методов в н ау ке и в преподавании, человек, много сделавший д ля развития научной ж и з ­ ни Академии наук, получивший такж е известность своими стихотворения­ ми, статьями, руководством по истории словесности; Алексей Иванович Корсаков — генерал от артиллерии, занимавший последовательно пост директора Артиллерийско-инженерного корпуса и главного директора Горного корпуса, почетный член Академии художеств, владелец обшир­ ной коллекции предметов искусства; Владимир Л у к и ч Боровиковский — замечательный портретный живописец, академик Академии художеств. Со всеми этими людьми А. Ф. Б естуж ева, повидимому, связы вали прежде всего культурны е и художественные интересы; друж ба ж е с Иваном Пет­ ровичем Пниным, убежденным врагом деспотизма и крепостничества, и в этом смысле одним из продолжателей радищевской традиции в рус­ ской литературе, была, несомненно, обусловлена общностью их социаль­ но-политических воззрений. Именно эта общность и привела их впослед­ ствии к совместной деятельности на литературном поприще. П роизошло это в 1797 г. После окончания войны с Швецией, Пнин целых шесть лет сл у ж и л в армейских частях, расположенных на западной границе, а в начале 1797 г. оставил военную служ б у и переехал в Петербург, где поселился у А. Ф. Бестуж ева. В ту пору Александр Федосеевич зак ан ­ чивал литературную работу, которой придавал большое значение, — трак­ тат «О воспитании», где он и зл агал весьма передовые д л я того времени взгляды на воспитание юношества. Р у ко п ись тр актата летом 1797 г. он преподнес, — очевидно, через А. И. К орсакова, пользовавш егося в л и я ­ нием при дворе, — наследнику Александру Павловичу, который у в л е к а л ­ ся тогда либеральными и даж е радикальны ми идеями. В своих воспоми­ наниях М ихаил Б естуж ев у ка зы в ае т, — конечно, со слов старшего брата, который знал об этом от самого отца, — что А лександр П авлович «посо­ ветовал отцу» не печатать трактат самостоятельной книгой, из опасения навлечь на себя недовольство П авл а I, а «издавать ж у р н ал , где бы это сочинение могло быть помещено по частям. Отец исполнил его волю и с помощью П нина и здавал „С.-Петербургский ж у р н а л ”» 8. Мысль создать ж у рн ал , чтобы иметь возможность опубликовать трактат «О воспита­ нии», мог подсказать Александру П авловичу сам А. Ф. Бестуж ев. В озник­ нуть она могла в беседах с Пниным: слишком велико было в годы п ав ­ ловской реакции у людей оппозиционно настроенных ж елание выступить в печати. Бестуж ев и Пнин принялись за организацию «С.-Петербург­ ского ж урнала» с большим увлечением. Б ы ло это в самый мрачный период царствования П а в л а I, через семь лет после выхода в свет книги Р а д и ­ щева, за которую автор ее был приговорен к смертной казни. А. Ф. Б ес­ тужев еще н аходился на военной сл у ж б е, — вот почему обязанности официального издателя решено было возлож ить на П н и н а 9. Когда в соот­ ветствующих инстанциях, благодаря связям Б естуж ева, у далось получить разрешение на издание ж у р н ал а, имя Пнина было поставлено на титуль­ ном листе первой к н и ж ки , вышедшей в ян вар е 1798 г. Ж у р н а л просуществовал всего один год (растянуть печатание трактата А. Ф. Бестуж ева на больший срок было невозможно) — и все-таки, не­ смотря на свирепую цензуру, ему удалось завоевать славу вольнодумного и явно антикрепостнического органа печати. «Среди русских периодиче­ ских изданий конца X V I I I в е к а , — пишет исследователь раннего периода просветительства в Р оссии, — „С .-П етербургский ж у р н а л “ , бесспорно, был наиболее интересным и содержательным, вы деляясь к а к обширностью и разносторонностью программы, так и самым характером своего материала»10. Не говоря у ж е о статьях Пнина, в которы х затрагивались и трактовались

А. Ф. БЕСТУЖ ЕВ Портрет маслом работы В. Л. Боровиковского, 1806 г. Областной художественный музей, г. Киров

16

НИКОЛАЙ

Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е

НАСЛЕДИЕ

в духе радикализма разные общественно-политические проблемы, в ж у р н а ­ ле увидели свет произведения, опубликование которых грозило Б есту ж еву большими неприятностями. «За „Исповедь “ Фонвизина отца моего вызы­ вали на дуэль», — сообщал А. А. Бестуж ев-М арлинский (речь идет о «Чистосердечном признании» Фонвизина, напечатанном в «С.-Петер­ бургском журнале»)11. Что ж е касается работ самого А. Ф. Б естуж ева, то в «С.-Петербургском журнале» он поместил, кроме обширного — объемом около пяти листов — трактата «О воспитании», еще несколько (без подписи) статей на разл и ч ­ ные темы. Т р ак тат «О воспитании» печатался во всех двенадцати номерах. Н е лишен интереса тот факт, что в ж у р н ал е трактат п оявился в значи­ тельно расширенной редакции по сравнению с текстом рукописи, кото­ р ая была поднесена н асл ед н и к у 12. Т р ак тат А. Ф. Бестуж ева — замечательный памятник русской пе­ дагогической мысли конца X V I I I века. Бестуж ев не только рассматривает вопросы воспитания с просветительских позиций, но и открыто порицает сословные дворянские привилегии, выступая в этом вопросе к а к ученик и последователь Р а д и щ е в а 13. Открыто становится Б естуж ев на защ иту «равенства человеческого». Он призывает у в аж а т ь то равенство, «которое постановляет напыщенного знатностию и богатством своим честолюбца наравне с бедным; то равенство, которое одним токмо достоинствам отдает преимущество». У к аза в , «сколь презрительно высокомерие, и сколь низко быть тщеславным», он подчеркивает: «власть без добродетели и до­ стоинство без заслуги суть истинные причины надменной глупости» («С.-Петербургский ж урнал», июнь, стр. 282—283. — Д ал ее указы ваем только месяц и страницы). В своем трактате Бестуж ев выступает не только против дворянской спеси и чванства, но подвергает кри ти ке и «теорию» врожденного благородства. «Многие благородны е, — пишет о н , — осно­ вы ваясь на предрассудках и тщеславии, мыслят, что бытие и х существенно превосходит прочих сограж дан и что вещество, из коего они сотворены, есть другого рода противу прочих». Б естуж ев клеймил тех дворян, которые ведут праздную и бесцельную ж и зн ь в поместьях, кичась своим «бла­ городством» и не принося н икакой пользы родине. П о л у ч ая «в наследие титло благородства, происходящим от людей, славными делами отличив­ шихся», и «имея преимущественные выгоды», дворянин, приобретя «столь малою ценою сие великое преимущество», обязан, по мысли автора, о казы ­ вать отечеству «ревность и усердие». «Но большею частию благородные не стараю тся подраж ать предкам своим в добродетелях, — пишет Б ес т у ж ев , — и чего ж можно ожидать от такового благородства? Единого р азв р ащ е­ ния! Нередко увидиш ь дворянина, влачащего ж и зн ь свою в деревнях, не оказывающ его ни малейшей заслуги государству и, ко вреду трудолюби­ вого граж дани н а и храброго воина, кичащ егося своим преимуществом, ищущего происками своими себе отличия, уваж ени я, почтительных титл» (март, стр. 247—250). Н у ж н о было обладать большим граж данским м уж е­ ством, чтобы в годы безудержного павловского произвола вы сказать в печати такую мысль: «Рубище беднейшего гр аж дани н а и блестящее одея­ ние знатного прикры ваю т часто величайшие добродетели и гнуснейшие по­ роки» (июль, стр. 99). Совершенно несомненно прогрессивное значение тр актата «О воспита­ нии» в решении и разработке п рактических вопросов тогдашней педаго­ гики. Т ак , Бестуж ев отдавал явное предпочтение общественному воспита­ нию перед домашним, пориц ая обычай многих дворян учить детей дома под руководством невежественных заезж их гувернеров, которы х он называет «большею частию бесполезными иностранцами» (апрель, стр. 75). А. Ф. Бестуж ев требует, чтобы воспитание и обучение детей велось «в соответствии с природой», чтобы наставники и воспитатели учиты вали

НИКОЛАЙ

Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е

НАСЛЕДИЕ

17

возрастн ы е особен н ости д етей , п ри ви вали бы детям сн ач ал а сп особн ость н аблю дать окруж аю щ ие предм еты и яв л ен и я, сп особн ость восп ри н и м ать, а затем р азв и вать п ам ять и воображ ен и е. А втор н астаи вает такж е н а п рин ­ ципе н агл яд н о сти . В се эти п рогресси вн ы е п ед аго ги чески е и д еи , которы е А . Ф . Б есту ж ев, н есом ненн о, п рим ен ял н а п р ак ти к е, восп и ты вая соб ствен ­ ны х д етей , о к азал и больш ое и б лаготворн ое вли ян и е н а р азви ти е тво р ч е­ ски х сп особн остей Н и колая Б есту ж ева. Д ля соверш ен ствован и я каж дой и з упом януты х п си хи чески х сп особ­ н остей и ф ункций (в о сп р и яти я, п р ед ставл ен и я, п ам яти , во о б р аж ен и я, м ы ш ления) А . Ф . Б естуж ев реком ен дует и зу ч ать разн ы е предм еты , тр еб у я, чтобы о б р азован и е д авал о сь детям разн осторон н ее и о сн о вател ьн о е. О н вы ступ ает п роти в схол асти ки и зу б р еж ки , н астаи вает н а том , чтобы , о б у ч ая д етей , п реп одаватели вели и х от кон кретн ого к аб стр актн о м у , от п рим еров к п р ави л ам , чтобы тео р и я бы ла тесн о св язан а с п р акти ко й . В области н равствен н ого восп и тан и я А . Ф . Б естуж ев сч и тает н еобхо­ димы м в первую очередь восп и ты вать п ред ан н ость род и н е, стрем лен и е п рин ести отеч еству к ак м ож но больш е п ользы . Х ар актер н о , что треб ован и е «утверди ть во всей си ле граж дан ствен н ое равен ство» п роходи т красн ой нитью и ч ер ез м ногие чисто п ед агоги чески е утверж д ен и я ав то р а. Д ля креп остн и ческой д ей стви тельн ости вопрос этот он счи тал сто л ь важ ны м , что во звр ащ ал ся к нем у даж е то гд а, ко гд а к асал ся у зко п ед агоги чески х п ро­ блем . Т ак , в р азд ел е, озаглавлен н ом «О восп и тан и и военном отн оси тельн о б лагородн ого ю нош ества», Б естуж ев прям о го в о р и т, что восп и тан и е «долж но п редуп реди ть пустую горд ость п ороды , величаю щ ейся родослов­ ною свои х п редков и уверяю щ ей благородн ы х, что кр о вь и х чищ е прочих сограж д ан ». Т реб уя от учен и ков кад етски х корп усов «чувстви тельн ости к ч ел овечеству», Б естуж ев пиш ет: «Сие восп и тан и е п оп ечи тельн о да н астави т, что долж но им бы ть справедливы м и и благодетельны м и ко всем у роду чело­ веческом у < ...> С ловом , п ри уч и ть, чтоб они обходи ли ся с другим и таки м о б р азо м , к ак бы с собою ж ел ал и , и н е д елали бы то го , чего себе не х о тят. Е сли во зго р д и тся кто своим и д арован и ям и или усп ехам и , да тщ ательн о тако во й усм и ри тся и д астся п о ч у вство вать, что сл у га и даж е сам ы й м а­ лейш ий ч ел овек засл у ж и вает уваж ен и е к ак сотворенны й им подобно» (и ю н ь, стр . 282—283; ап р ел ь, стр . 70—72). С лова «самы й м алейш ий человек» явн о имею т в виду креп остн ы х. И это бы ло ск азан о откры то в п ечати в ту п о р у , ко гд а м ногие «благородны е» отн оси ли сь к крепостны м кр естьян ам как к скоту! В наш у зад ач у не входи т исчерпы ваю щ ая х ар актер и сти ка м ы слей А . Ф . Б естуж ева о м етодах во сп и тан и я. Н о даж е кр атко х ар ак тер и зу я тр ак тат, н ел ьзя не отм ети ть, что авто р у его бы ли бли зки идеи ф ран ц узски х м атери али стов X V III в ек а. В полне п рав и стори к д екаб р и зм а, причисляю щ ий тр ак тат к ярки м до­ кум ен там р усского п р о свети тел ьства Х VІІІ в ек а и указы ваю щ ий , что свои п ед агоги чески е во ззр ен и я «А . Ф . Б естуж ев стрем и лся р еал и зо вать преж де всего в своей собствен н ой сем ье,— и это зам етн о ск азал о сь в восп итани и старш его сы н а, Н и колая»14. Б ессп о р н о , что в сам ой систем е отц овского вос­ п и тан и я н аходи ли сь и стоки «душ евной» — по словам Н и колая Б есту ж ева — п редан н ости род и н е, соч увстви я н арод у и кри ти ческого отнош ения к десп о­ ти ческом у реж им у. И в этой ж е п ед агоги ческой систем е бы ли предусм о­ трены н ач ал а того эстети ч еско го , худож ествен н ого р азв и ти я , которое Н и колай п олучи л под руководством о тц а; н ач ал а эти наш ли свое отраж е­ ние — н есом ненн о, д алеко не п олн ое — в тр ак тате «О восп и тан и и ». А . Ф . Б естуж ев у д ел яет в тр ак тате н ем алое вним ание воспитанию эс­ тети ч еском у, в ч астн о сти , той р о л и , которую м ож ет и гр ать в ж изни чело­ века р и сован и е. О н сч и тает, н ап ри м ер, нуж ны м п р еп одавать ри сован и е детям 6—7 л ет. А . Ф . Б естуж ев говори т об этом подробно в той ч асти тр ак 2

Литературное наследство, т. 60, к н . 2

18

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

тата, которая озаглавлена «Краткие начертания ученого воспитания»: «Учение рисования, если хорошо будет преподаваемо, может весьма удобно способствовать к вразумению способности понят ия; поелику сила сия способности есть приобретать понятия посредством впечатлений, производимых внешними предметами. Н у ж д а подраж ать предметам, пред глазам и находящимся, приобучить детей наблюдать малейш ие оттенки, оные различающие, и она неприметным образом сделает навык составлять себе чистые и совершенные о вещах понятия. Рисование удалит детей от праздности и скуки, приохотит по естественной их наклонности к сему у п ­ ражнению и послужит ко внушению в них сего великого вкуса к изящным художествам и к предуготовлению в них всего истинного и хорошего. Д л я сей причины нужно украсить комнаты сего училища лучшими эстампами, изящнейшими произведениями Ж и в о п и с и и резьбы»15. Т аким образом, А. Ф. Бестужев подчеркивает общепедагогическое значение рисования и, в частности, его значение для развития мышления. Справедливость утверждений А. Ф. Бестуж ева в полной мере подтвердилась на п р и ­ мере его старшего сына: Н иколай Бестуж ев, сделавшийся впоследст­ вии морским офицером, был человеком огромных познаний в области изоб­ разительного искусства и в то же время хорошим живописцем; этим, поми­ мо своей природной одаренности, он был, безусловно, обязан эстетиче­ скому воспитанию, полученному под руководством отца. Х арактерно, что, выпустив свой трактат спустя несколько лет в н а­ чале царствования Александра I, в переработанном виде отдельной книгой под названием «Опыт военного воспитания относительно благородного юно­ шества», А. Ф. Бестуж ев полностью воспроизвел изложенные им в ж у р ­ нальной редакции трактата мысли о том, к а к важно с молодых лет при­ общать человека к изобразительному искусству, и, в частности, к ри­ сован и ю 16. Ещ е в большей степени дает представление о том, како е место А. Ф. Б естуж ев отводил художественному воспитанию юноши, второе отдельное издание трактата, вновь переработанное автором. Здесь он высказывает передовые д ля своего времени взгляды, рассматривая «рисовальное ис­ кусство» не к а к цеховую специальность, а утверж дая его общ еобразова­ тельную и познавательную роль. В этой книге, в разделе «Воспитание», есть особая рубрика «Сравнение п рактики с теориею»: А. Ф. Бестуж ев останавливается на том огромном значении, какое имеет непрерывное совершенствование д ля любой профессии, в том числе и д ля профессии худож ника. «В большей части ремесленных искусств и в некоторых н а у ­ к а х , — пишет он, — люди провождают многие годы д ля своего знания и, к практике присоединяя теорию, вящш ее совершенство получают; но кто постиг самую строжайшую и точнейшую теорию, у того основание п рактики произведет больше успехов. Например, мы с восхищением у в а ­ жаем превосходное достоинство оратора, пиита, ж ивописца и самого офицера; однакож то непреоборимая истина, что их великое знание проис­ ходит не от одной природы, но от у п раж н ен и я, и не столько от дарований врожденных, к а к от науки». А в следующей рубрике («Умственные н а у ­ ки») А. Ф. Бестуж ев, объясняя, что офицер долж ен быть человеком разносторонне образованным, подробно объяснив, к а к научиться понимать толк в граж данской архитектуре, физике и логике, переходит к рисованию. «Хорошо рисовать и по правилам перспективы, — пишет он, — составляет такж е необходимую черту в картине военного воспитания; без сего же искусства будет в сяк пресмыкаться на пути д о лж ­ ностей своих, невозмогши сообщить знаний своих другому: но чрез ис­ кусство рисовальное не только что путь его учинится не труден, но он по­ ставит еще себя в состояние оказать самые важнейшие услуги во многих сл у ч аях и обстоятельствах. Рисовальное искусство, доведено быв далее

В И Д Н А Н Е В У И А Д М И Р А Л Т Е Й С Т В О ОТ У Г Л А З Д А Н И Я А К А Д Е М И И Х У Д О Ж Е С Т В К ар ти на маслом Ф . Я . Алексеева, 1817 г. Всесоюзный музей А . С.

П уш кина,

Ленинград

20

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

обыкновенного в н ачертаниях, в составлении планов, наруж ности зданий, изображ ен и я пейзаж ей и прочего, учинит всякого способным представ­ л я т ь все сии предметы в короткое время, чего бы он словами в несколько часов так ясно р ассказать не мог»17. Подобные взгляды на роль «рисо­ вального искусства» в общем образовании высказы вались в России впер­ вые. До Бестуж ева-отца никто из писавших в русской печати на эти темы не говорил об изобразительном искусстве к а к о своеобразной сфере по­ зн ан и я . Бестуж ев утвер ж д ал так ж е и педагогическую ценность р и сова­ ния д ля р азви тия вкуса. И хотя, говоря о живописи, Б естуж ев еще п о льзо вал ся тер м и н о м «ремесленные искусства», но он отнюдь не п р о ­ тивопоставлял их «свободным искусствам», к которым относил и скус­ ство «оратора», «пиита», а ставил живописца к один ряд с ними. На изобразительное искусство, по существу столь приниженное в те годы, А. Ф. Бестуж ев смотрел широко и придавал ему первостепенное значение. В 1800 г. А. Ф. Бестуж ев з а н я л должность, б лагодаря которой он о к а зал ся в центре тогдашней художественной ж изни страны: он был н а ­ значен правителем канц ел яр ии петербургской «Академии трех знат­ нейших художеств». В предыдущее десятилетие Академия влачила п л а­ чевное существование: лиш ь в 1794 г. был сменен президент И. И. Бецкой, занимавший этот пост тридцать лет; в последние годы своей ж и зн и Б е ц ­ кой, у ж е девяностолетний старик, привел Академию к полному упадку. После недолгого президентства энергичного А. И. М усина-Пуш кина его сменил в 1797 г., по у к а з у П авл а I, француз граф Ш уазель-Гуфье, не только не знакомый с ку льтурой России, но и не проявлявш и й ни в малейшей степени интереса к русскому язы ку. Д а ж е официозный исто­ рик Академии художеств вынужден был признать, что период этот «можно отметить к а к время явного предпочтения, оказываемого иностранцам, в ущерб русским худож никам и мастерам»18. Наиболее выдающиеся представители тогдашнего художественного мира России давно понимали, что Академию необходимо преобразовать: система преподавания в Академии устарела. Первые перемены н ачал вво­ дить В. И. Б аж ен о в, назначенный в 1799 г. вице-президентом. Но так к а к на этом посту он находился всего лиш ь пять месяцев и в том ж е 1799 г. умер, то реализовать свои планы ему не удалось. И лиш ь после того, к а к пост президента зан ял один из просвещеннейших людей того времени — А. С. Строганов, коренные реформы Академии начали осущ ествляться. Следует отметить интересный факт: 23 я н в а р я 1800 г. Строганов получил у ка з «быть президентом Академии художеств, императорских библиотек д и р ек­ тором и главным начальником в Экспедиции мраморной ломки и приисков цветных камней в Пермской губернии»19, а через три с небольшим недели — 17 февраля — А. Ф. Бестуж ев уж е был «поставлен в высочайше учре­ жденной при его сиятельстве графе Строганове к ан ц ел я р и и правителем оной»20. Это значит, что именно на Бестуж ева п ал выбор Строганова, к а к только ему приш лось подбирать себе помощников на новом поприще. А. Ф. Бестуж ев в полной мере оправдал доверие нового президента и стал одним из самых деятельных участников всех его ку л ьту р н ы х начин а­ ний. Кроме того, ему удалось претворить в ж и зн ь собственные идеи худо­ жественного воспитания юношества. В одном из своих писем, упоминая о службе отца при А. С. Строганове, Н и колай Бестуж ев указы вает, что вн а­ чале отец «некоторое время и сп р авл ял должность конференц-секретаря Академии художеств»21. Значит в ту пору А. Ф. Б естуж ев имел самое непосредственное отношение ко всей деловой и учебной ж и зн и Академии, так к а к конференц-секретарь обычно осущ ествлял фактическое руковод­ ство Академией. Но и в дальнейшем Б естуж ев был больше чем «правитель канцелярии», так к а к я в л я л с я непосредственным помощником президента, когда тот, после смерти П авл а I, обновил профессорский персонал А каде-

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

21

мии художеств и добился «дополнительных статей» к прежнему уставу. Согласно этим «статьям», штат Академии и курс научных предметов значи­ тельно расш ирялся. В эти годы А. Ф. Б естуж ев разрабаты вал такж е р а з ­ личные проекты; основа этих проектов — уверенность, что в некоторых отраслях промышленности можно избавиться от всего привозного и ч у ж е­ земного. Т ак, например, он писал «о необходимости делать белое о р у ж и е » России и не надеяться на иностранцев». Проект был одобрен, и Александр I поручил Б естуж еву «образовать фабрику д ля палаш ей кавалерии, чтоб она была рассадником будущих учреждений в том ж е роде»22. Самое дея­ тельное участие п рин ял Бестуж ев и в строительстве Казанского собора, вышедшего, по словам историка, «из рук российских художников без в ся­ кого содействия иностранцев, равно к а к и все материалы, на сооружение сего храма употребленные, заимствованы из недр нашего отечества»23. Д л я этого строительства, по инициативе Б естуж ева, в 1804 г. при А каде­ мии были организованы обширные мастерские, где отливались бронзовые статуи, а еще через год был построен «Литейный дом», в котором впослед­ ствии изготовлялись всевозможные монументальные укр аш ен и я для Петербурга, Москвы и других городов. А. Ф. Бестуж ев я в л я л с я не только инициатором этих начинаний, он руководил их осуществлением, а когда предприятия эти были построены, — у п р а в л я л ими. «Отец, — вспоминал М ихаил Б естуж ев , — вышедший за ранами в отставку еще в полной жизненной силе, был человек образованный, пре­ данный душою науке, просвещению и службе родине. Это нравственное направление невольно сблизило его с графом Строгановым, человеком тоже весьма просвещенным, душою добрым, старавш имся заслуж ить имя мецената покровительством и поощрением искусств, н ау к и художеств. Они взаимно у в аж а л и друг друга: граф просил отца принять под свое ве­ дение его канцелярию и доставил ему место главноуправляю щ его екате­ ринбургскою гранильною фабрикою < ...>. Отец поднял фабрику из ее ничтожества; с одной стороны, прекратив злоупотребления, с другой, введя строгую отчетность, он нашел средства представлять ко двору про­ изведения истинно изящные, носящие печать изобретательности и вкуса. Д л я подобных результатов он долж ен был войти в близкие сношения с лучшими профессорами Академии художеств, с известным литейщиком Екимовым, устроить на разумны х н ачалах бронзовую фабрику и о б разо­ вать мастеров-техников»24. Наиболее одаренных скульпторов — И. П. Мартоса, И. П. Прокофьева, Степана Пименова, В. И. Д емут-М алиновского, Ф. Ф. Щедрина — Бестуж ев привлек д ля исполнения эскизов к тем монументальным работам, которые отливались на «бронзовой фабрике» и в «Литейном доме». С выдающимися художниками и архитекторами того времени он соприкасался по службе в Академии художеств. Многие из них были вхож и к нему в дом, и этот дом вскоре сделался одним из очагов русской культуры . В частности, с Пниным до конца его дней А. Ф. Бестуж ев был в большой дружбе. Х ар актер но , что именно он после смерти П нина (в сентябре 1805 г.) стал опекуном его двухлетнего сына, которого позже, в 1809 г., и определил при содействии А. С. Строганова «на казенное содержание» в Академию х у д о ж ес т в 25. Н азы в ая к р у г знакомств отца «обширным и избранным», Н и к о л ай Бестужев сообщает любопытный факт, — оказывается, портрет его м а­ тери писал Б оровиковский. «Я помню ее, — пишет декабрист о м атери , — если не красавицей, то, по крайней мере, очень, очень приятной ж е н ­ щиной, что доказы вает и ее портрет, деланный тогда уже, к а к ей было за тридцать лет, Боровиковским. Я к а к теперь в и ж у старика-ж ивописца, пишущего левой рукою »26. Обнаружился и портрет самого А. Ф. Б ес т у ­ жева, исполненный Боровиковским: первоклассный по характеристике, портрет этот впервые знакомит с обликом А. Ф. Б естуж ева — ч ел о века

22

НИКОЛАЙ БЕСТУ Ж ЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

высокой духовной культуры , богатого и сложного интеллекта. С востор­ женным чувством вспоминал о др у зьях отца Александр Бестуж ев-М арлин ский: «Отец мой был редкой нравственности, доброты безграничной и веселого н рава. Все лучшие худож ники и сочинители тогдашнего времени были его приятелями: я ребенком с благоговением терся между ними»27. Прочитав в солдатских транш еях на К ав к азе повесть Полевого «Живо­ писец», М арлинский писал: «Тысячи образов возникаю т в душе моей, проснувшейся от животной ж изни. Д а, и я ж и л в мире пластической к р а ­ соты — я вырос с художниками»28. То же и в еще большей степени мог с к а ­ зать о себе первенец Б естуж евы х — Н иколай; он был старше Александра на шесть с половиной лет: когда отец их в 1810 г. умер, Николаю было девятнадцать, а А л ексан д ру двенадцать с небольшим. Д л я того чтобы ясно представить себе, в како й б лагоприятной обста­ новке с детства рос и разви вал ся Н иколай, следует привести еще несколько строк из воспоминаний М ихаила Бестуж ева. Р асс казы в ая о библиотеке отца, М ихаил Бестуж ев сообщает: «Отец наш, к а к человек весьма просве­ щенный по тогдашнему времени, собрал в ней все, что только появл ял о сь на русском язы ке примечательного; в другом отделении были книги на ино­ странных язы ках . Вход в кабинет нам не был возбранен, где на больших столах были разлож ены кипы бумаг, в ш кафах за стеклами и на высоких этаж ерках были расположены минералы, граненые камни, редкости из Геркуланум а и Помпеи, обделанные из редких камней вазы, чаши, к а н ­ делябры и проч.». По словам М ихаила Б естуж ева, отец их «занимался со­ бранием < ...> редкостей по всем частям искусств и художеств; приобретал картины наших столичных художников, эстампы граверов, модели пушек, крепостей и знаменитых архитектурны х зданий, и без преувеличения мож­ но было сказать, что дом наш был богатым музеем в миниатюре. Т ако ва была внеш н яя обстановка нашего детства. Б удучи вседневно окруж ены столь разнообразными предметами, вызывающими детское любопытство, п оль­ зуясь во всякое время беспрепятственным доступом к отцу, хотя постоянно занятому серьезными делами, н о не скучающему удовлетворять наше бес­ покойное любопытство; слуш ая его толки и рассуждения с учеными, а р ­ тистами или мастерами, мы невольно, бессознательно всасывали всеми порами нашего тела благотворные элементы окруж аю щ их нас стихий». Н иколай с детских дет проникся любовью к живописи, литературе и науке. Вскоре начало п р о явл яться его незаурядное художественное да­ рование. Развитию Н и к о л ая способствовало и то, что А. Ф. Бестужев по­ стоянно брал его с собою и в Академию, и на все фабрики, которые н а х о ­ дились под его руководством. Вспоминая о детских годах Н и ко л ая, Михаил Б естуж ев рассказывает: «Много имело влияние на его склонности и изящество вкуса частое посещение бронзовой и сабельной фабрик н а­ шего отца и Академии художеств. Там он с самых юных лет неприметно увлекался в тот мир, который так явственно отразился на всей его ж изни»29. Посещ ая эти фабрики, Н иколай с юных лет н аучился ценить труд про­ стых русских людей — великих «умельцев», которых А. Ф . Бестуж ев н а ­ стойчиво п р ивл екал к осуществлению разнообразных заданий. Он оказал значительную поддерж ку самому выдающемуся мастеру-литейщику того времени, Василию Петровичу Е ки м ову, о котором вспоминает Михаил Б естуж ев. В этом отношении А. Ф. Б естуж ев был верен себе, своему обык­ новению — выдвигать людей из народа. П ри А. С. Строганове, «который был директором Академии худож еств, — рассказывает один из мемуари­ стов, — находился статский советник Александр Федосеевич Бестужев, который был со мною весьма дружен, ж и л близко меня в академическом деревянном доме. Человек очень умный, ученый и добрый < ...> Он был при строении К азанской церкви и под его надзором выливались все бронзовые украш ения, каки е есть в той церкви. Он мне рассказывал, что когда надо

А КАД Е М И Я ХУДОЖ ЕСТВ А к в а р е л ь неизвестного х у д о ж н и к а , Ч астное собрание,

1780-е г г .

Москва

24

НИКОЛАЙ БЕСТУЖ ЕВ И

ЕГО

ЖИВОПИСНОЕ НАСЛЕДИЕ

было привезти и поднять на место внутри церкви гранитные колонны, то иностранцы просили 17 000 рублей, но российские крестьяне подняли посредством воротов за 1800 рублей, а чтобы колонны не разбились, они окр у ж и л и их, к а к пеленами, в толстые деревянные пластины. Вот к а к опыт научает самых простых людей!»30 Такое же любовное отношение к опыту «самых простых людей» сохранил на всю ж и зн ь и Н и колай , и в этом можно видеть не только умонастроение будущего декабриста, но и в л и я ­ ние его отца. Некоторые косвенные сведения давали основание предполагать, что Н и колай Бестуж ев в молодые годы учился в качестве «казеннокоштного» воспитанника в Академии художеств. Это тем более к а зал о сь логичным, что, как известно, в конце X V I I I века в петербургскую Академию в число вос­ питанников находившегося при ней училища принимали детей с шести­ летнего возраста. К такому предположению приводили, в частности, сле­ дующие строки воспоминаний М ихаила Бестуж ева о брате Александре: «Способность к рисованию первоначально он получил в Академии худо­ жеств, где лучшие профессоры живописи давали уроки ему и брату Н и к о лаю, который впоследствии был очень хорошим живописцем акварелью и масляными краскам и к а к портретист и пейзаж ист»31. Один из б л и зк и х друзей Н и к о л ая Б естуж ева, И. Д. Я ку ш к и н , говорит о нем в своих «Запис­ ках» к а к о живописце, в молодости учившемся в Академии ху д о ж ес тв 32. В таком ж е смысле высказывается и сам Н и колай Бестуж ев. В одном из си­ бирских писем 1838 г. к брату П авлу, он, к а сая сь своих тогдашних порт­ ретных работ, пишет: «Двенадцатилетнее упраж нение вместе с н а­ чалом, еще положенным в Академии, вероятно прибавили что-нибудь к прежнему». И далее: «Ты знаешь, у нас есть особенная п ривязан ность к Академии: тут мы росли, тут учились, тут ж и ли такое долгое время»33. И, однако, Н и колай Бестуж ев, к а к и брат его Александр, не был уче­ ником петербургской Академии художеств в точном смысле этого слова. Д ел а архива Академии, просмотренные с 1797 г ., п р и в ел и н а с к безусловному заключению, что официально Н и колай Бестуж ев воспитанником Академии не был. Можно даж е догадаться, по к ако й причине А. Ф. Бестуж ев, несмо­ тря на явное увлечение своего старшего сына живописью, так и не опреде­ лил его в Академию художеств. Причина эта, к а к можно думать, зак л ю ­ чалась в том, что в те годы, когда наступило время отдавать Н и к о л ая Б е ­ стужева в ш колу, в столичных дворянских к р у га х к Академии художеств, к а к к учебному заведению, еще относились с предубеждением. В этих к р у ­ гах на художников смотрели к а к на ремесленников, а на изобразительное искусство к а к на занятие «ремесленное», унизительное д ля «благородных»: тогдашнее дворянское общество относилось к худож никам почти так ж е , к а к к актерам. В X V I II веке и в первые годы X I X века в Академию х уд о­ жеств, кроме детей профессоров и преподавателей, поступали л и ш ь дети мещан, мелких чиновников, купцов, отставных солдат, крепостных. В тех ж е случаях, когда семьи состоятельных и родовитых дворян все ж е делали попытки дать своим детям образование в Академии, администра­ ция, сама разд ел яя предрассудки дворянской среды, требовала специаль­ ного «повеления» ц а р я д ля того, чтобы удовлетворить подобную прось­ бу. Т ак, в делах Академии художеств тех лет сохранился черновой отп уск отношения, посланного в ответ на просьбу определить «сына надворной со­ ветницы кн яги н и В олконской в которую-нибудь из Академий». Ответ, дати­ рованный 2 ию ля 1800 г., гласил: «Как Академия художеств не на таком основании учреждена, чтобы принимаемы были в оную дворяне, и потому лучшим полагаю определену быть в Академию н а у к и тем паче, что в положении, в каком он находится, более то соответственно, нежели в ся к о е другое место. Впрочем, если последует высочайш ая в о л я о принятии его во вверенную моему начальству, я буду ожидать на то повеления»34.

ВТОРАЯ А Н Т И Ч Н А Я

ГАЛЕРЕЯ А К А Д Е М И И

ХУДОЖЕСТВ

К а р т и н а маслом Г. К . Миха йло ва , 1836 г . М узей А кад ем ии ху д ожеств СССР, Лен ин град

26

НИКОЛАЙ

Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н ОЕ Н А С Л Е Д И Е

Л и ш ь в 1803 г. Ф. П. Толстой, решив, после окончания Морского кадетского корпуса, «посвятить себя художествам», пренебрег глубо­ ко укоренивш имися сословными предрассудками и сумел добиться «билета», дающего право посещать художественные академиче­ ские классы. О том, к а к реагировали на это родные, а такж е люди его к р у га , Толстой рассказал в своих воспоминаниях: «Родные, особенно люди зрелого возраста, были вооружены против меня за то, что избрал д ля моего служ ени я отечеству неблагородную дорогу худож ника, в чем меня вообще многие из лиц знатных фамилий обвиняли < ...> д аж е б òл ь ­ ш ая часть посторонних уп р екали меня за то, что я первый из дворян, имея самые короткие связи со многими вельможами, могущими мне доставить хорошую протекцию, наконец, нося титул графа, избрал путь худож ника, на котором необходимо самому достигать известности. Все говорили, будто бы я ун изи л себя до такой степени, что наношу бесчестие не только своей фамилии, но и всему дворянскому сословию». Х ар актер н о , что столь же неблагосклонно отнеслись к решению Толстого и преподаватели Академии. Вот что пишет он о «странном недоброжелательстве профессоров»: «На меня, первого из дворян, к тому ж е еще с титлом графа и в военном мун­ дире, начавшего серьезно учиться художеству и ходить в академические классы, они смотрели с каким-то негодованием, к а к н а лицо, оскорбляющее и униж аю щ ее их своею страстию к искусству»35. Со всем этим Толстому пришлось сто л кн у ться, несмотря на то, что он был всего лиш ь «вольнопри­ ходящим», посторонним учеником. И совершенно очевидно, что тогда, когда Толстой еще находился в ш кольном возрасте, не могло быть и речи о том, чтобы определить его в число «казенных» учеников Академии художеств. А. Ф. Бестуж еву, передовому человеку своего времени, было, р а з у ­ меется, под силу преодолеть такого рода предубеждения. Об этом сви­ детельствует его тр актат «О воспитании». Б олее того: второй сын А. Ф. Бестуж ева — Александр — прямо указывает: «Воспитание мое было очень поэтическое. Отец хотел сделать из меня худож ника и артиллериста. Я вырос между алебастровыми богами и героями»36. Но старшему сыну А. Ф. Бестуж ев ж елал , несомненно, дать широкое, к а к можно более осно­ вательное образование. М ежду тем преподавание предметов общеобразо­ вательных стояло в Академии художеств в конце X V I I I века на весьма низком уровне. Здесь будущим живописцам, скульпторам и архитекторам прививался узки й профессионализм — недаром Н и ко л ай Бестуж ев в позд­ нейшие годы у п р екал художников своего поколения в «невежестве», а Александр Бестуж ев-М арлинский назы вал и х «добрыми невеждами»37. К тому ж е в те времена старший сын в дворянской семье обычно следовал специальности отца. А так к а к А. Ф. Бестуж ев в молодые годы служ ил во флоте, то старшего сына своего он и определил в одно из лучш их учеб­ ных заведений столицы — в Морской кадетский корпус. Б е з всякого сомне­ ния, немалую роль в этом решении сыграло то «новое чувство», о котором Н и колай Бестужев упоминает в цитированных нами автобиографических строках повести «Русский в П ариж е 1814 года». Об этом «новом чувстве» брата Елена Александровна пишет следующее: «Будучи с отцом своим на корабле капи тан а Л у к и н а и пленившись корабельным устройством, у п р о ­ сил, чтобы его определили в морскую сл у ж б у » 38. Но и в годы пребывания в корпусе Н и колай Бестужев не п р екр ащ ал своих разнообразных занятий. Любимое искусство и н ауки попрежнему увлекали его. С детьми на дому неизменно занимались разные педагоги, препода­ в ая те предметы, которые в ш колах и кадетских корпусах не проходили совсем или проходили, по мнению А. Ф. Б естуж ева, в недостаточном объеме. Т ак, Д . Е. Василевскому, впоследствии доктору философии, преподавав­ шему в Академии художеств российскую литературу, мифологию, всеоб­ щую и российскую историю, уж е тогда, когда Н и колай Бестужев в 1809 г.

ВТОРАЯ А Н Т И Ч Н А Я

ГАЛЕРЕЯ А КАД Е М И И

ХУДОЖ ЕСТВ

К а р т и н а маслом Г . К . Михайлова, 1836 г . М уз е й А кадем ии худож еств СССР, Л енин град

28

НИКОЛАЙ БЕ СТУ Ж ЕВ

И

ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

окончил Морской кадетский корпус, отец поручил образование сына «в тех предметах, о которых в корпусе не было и помину, как-то: политической экономии, народного права, философии, психологии, логики и прочих»39. Совершенно несомненно, что в юные годы к Н иколаю приглаш али на дом и лучш их учителей рисования. Об одном из таких наставников обронил в своих воспоминаниях несколько слов М ихаил Бестуж ев: «В родитель­ ском доме я получил очень хорошие основные начала рисования у того ж е самого профессора живописи (Финеева), к а к и брат Н и ко л ай и сестры»40. Н и один из редакторов воспоминаний М ихаила Бестуж ева, печатая это сообщение, ни р азу не прокомментировал его. В лучшем случае отме­ чалось: «Финеев — художник». М ежду тем память изменила М ихаилу Б естуж еву (ведь воспоминания писались через 50 лет!) — и фамилию и зва­ ние преподавателя он назвал неточно. В действительности он имел в виду Н и ко л ая Никитича Ф оняева. Об этом первом наставнике Н и к о л ая Б есту ­ ж ева по части «наук изобразительных» сохранилось очень мало сведений. П яти с половиной лет, в 1764 г., «солдатский сын» Н и кол ай Ф оняев был «определен на воспитание в Академию худож еств»41. Л иш ь через четыр­ надцать лет — в 1778 г. — он удостоился серебряной медали, а в следую­ щем году получил аттестат второй степени по скульптуре и тогда ж е был назначен учителем рисования в академических к л а с с а х 42. Трудно было «солдатскому сыну», даж е при наличии дарования, сделаться в те годы самостоятельным художником. Т а к и провел Н и колай Ф оняев всю свою ж и зн ь в стенах Академии, где его, худож ника, заставляли преподавать не только рисование, но и «российское чтение», церковное пение, арифметику. В 1790 г. он даж е обучал воспитанников «театральным представлениям», а в дальнейшем «исправлял должность ко н сь ер ж а» 43. В архивны х де­ л а х сохранилось «покорное прошение» Н и к о л ая Фоняева, адресованное им в 1781 г. «в высокопочтенный совет императорской Академии художеств». «Покорнейше прошу, — писал Фоняев, — дабы соблаговолено было от обучения российского чтения уволить, а определить в рисовальные учи­ тели, что ж касается до моего искусства, в том могут одобрить экзамено­ вавшие меня господа члены — адъюнкт-ректор Гаврило Игнатьевич К о з­ лов и адъюнкт-профессор Федор Гордеевич Гордеев»44. И хотя эта просьба была удовлетворена, но через несколько лет с Фоняевым снова обошлись не к а к с художником: он был определен в помощь кон сьерж у в натурном и гипсовом классе «при стоянии у дверей конференц-залы во время публич­ ного собрания и наблюдения чистоты места д ля натуры»45. То ли потому, что Ф оняев был человеком очень робким, то ли потому, что, хороший педа­ гог, он был все ж е не очень одаренным художником, но и чинами и ж а л о в а ­ нием его неизменно обходили. У ж е после двадцатипятилетней службы Ф оняева в Академии президенту Академии А. С. Строганову пришлось в 1804 г. направить в Совет предложение, в котором, «уваж ая сделанную ре­ комендацию от господ профессоров о рисовальном учителе Фоняеве», он распорядился увеличить ему ж а л о в а н ь е 46. Очень может быть, что именно А. Ф. Бестуж ев и обратил внимание президента на тяж елое ма­ териальное положение худож ника, обремененного «немалым семейством». У нас нет подробных данных, позволяю щ их судить о Фоняеве, к а к о педагоге. Но уж е одно то, что, хорошо зн ая весь преподавательский пер­ сонал Академии, А. Ф. Б естуж ев выбрал именно его в качестве учителя своих детей, может, нам каж ется, служ ить свидетельством высоких к а ­ честв Ф оняева-педагога. Во всяком случае, М ихаил Б естуж ев у тв ер ж ­ дает, что и он, и брат его Н и колай получили у своего первого учителя «очень хорошие основные начала рисования». М ихаил Бестужев был моложе Н и к о л ая почти на десять лет, поэтому он не мог знать других педагогов, которые, весьма вероятно, наставляли старшего брата в изобразительном искусстве. А такие, повидимому, были,

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

29

т ак к а к у ж е в юные годы Н и колай п р о яв л ял незаурядны е способности к рисованию. Во всяком случае, кроме многократных посещений н ат у р ­ ного и гипсового классов, Н и колай Бестуж ев, несомненно, имел возмож­ ность, благодаря знакомствам и связям отца, бывать в академических мастерских, которыми в годы его молодости руководили известные мастера, заслуж ивш ие славу опытных педагогов, —Степан Щ укин, Григорий У грю мов, М ихаил К озловский. Об одном из тогдашних педагогов, И ване Аки­ мове, современники говорили, что в кар ти н ах его «и мизинец имеет душу»47. Вспоминая о брате Александре, Михаил Бестуж ев писал, что в Академии «лучшие профессоры живописи давали уроки ему и брату Николаю».

ЗД АН И Е КЛАССОВ Д Л И РИСОВАНИЯ ПРИ А К А Д Е М И И ХУД О Ж Е СТВ Акварель А . А . Михайлова, 1810-е гг. Исторический музей, Москва

Весьма возможно, наконец, что в числе этих «лучших профессоров», преподавателей Академии художеств, сыгравших роль в развитии худо­ жественных интересов и вкусов Н и к о л ая Б естуж ева, был и А . Н. Ворони­ хин. Освобожденный в 1786 г. А. С. Строгановым от крепостной зави­ симости, «живописец перспективы и миниатюры» В оронихин в 1794 г. Советом Академии художеств был «удостоен назначенным», а в 1797 г. ему было присуждено звание «академика перспективной и миниатюр­ ной живописи». С 1800 г., когда во главе Академии художеств был постав­ лен Строганов, Воронихин начал принимать самое активное участие в творческой ж и зн и обновленной Академии: с этого года он сделался адъюнктпрофессором архитектуры и членом Совета Академии. С первых дней своей деятельности в Академии В оронихин не мог не общаться с А. Ф. Б есту ­ жевым. 20 декабря 1801 г. Воронихин, автор проекта, был «определен а р ­ хитектором при строении церкви К азан ские богоматери»; в постройке собора, к а к у ж е было сказано, принимал участие и А. Ф. Бестужев. Наконец, Строганов поручал А. Ф. Б есту ж еву и А. Н. В оронихину испол­ нять совместные задания. Т ак, сохранился рапорт Б естуж ева от 19 июня

30

НИКОЛАЙ БЕСТУ Ж ЕВ

И

ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

1804 г., касаю щ ийся осмотра одной из петергофских построек, состоявшей в ведении Строганова. Осматривали постройку Бестуж ев и Воронихин вместе. Рап орт закан чи вался словами: «Г-н архитектор В оронихин находит отзыв сей столько достаточен, к а к бы и сам он делал оный». Н а документе две подписи: «Статский советник А лександр Бестуж ев, г. архитектор Воронихин»48. Следует отметить, что Воронихин в молодые годы учился писать ми­ ниатюрные п о р тр еты 49; по р азр яду живописи миниатюрной он получил и первые свои «звания» в Академии. В семье Строгановых, где В орони­ хин прож ил многие годы, он вы полнял обязанности худож ника. Т ак, сын Строганова, путешествуя с Воронихиным по Европе, назы вал его в своих письмах «наш живописец», а сопровождавший их француз Ж ильбер Ромм сообщал, что В оронихин «занимается живописью и составил а л ь ­ бом»50. Вот почему, если учесть, что Н и колай Бестуж ев в молодые годы, по свидетельству брата М ихаила, занимался «миниатюрною живописью», и что через отца он безусловно был хорошо знаком с Воронихиным, то у нас есть некоторое основание предположить, что В оронихин был среди тех «лучших профессоров» Академии, у которых молодой худож ник обу­ чался «миниатюрной живописи», и что, быть может, именно он и привил Николаю Б есту ж еву вкус к этому роду искусства. Но каку ю бы роль ни сыграл в ж и зн и Н и к о л ая Бестуж ева-ж ивописца тот или иной преподаватель или профессор Академии, решающее влияние на его зан яти я живописью имела прежде всего сама А кадемия художеств, та среда, в которой он вырос, ж и в я до смерти отца в доме, расположенном на территории Академии. Он не был казеннокоштным учеником, но именно Академии в первую очередь обязан тем, что обрел, по выражению М ихаила Б естуж ева, «охоту к живописи», стал художником, сделался п а­ триотом русского искусства. Недаром с такой теплотой говорил он о своей «особенной привязанности к Академии», поясн яя: «тут мы росли, тут учились, тут ж и л и такое долгое время». И до конца дней своих Н и колай Бестуж ев не переставал ценить Академию художеств, к а к рас­ садник художественной к у л ь ту р ы в родной стране. С охранился замеча­ тельный документ, свидетельствующий об этом, — письмо Н и к о л ая Б ес ту ­ ж ева к жене архитектора И. И. Свиязева, с которым он был друж ен в мо­ лодые годы. В начале 1837 г. А. С. Свиязева, зная, что Н и ко л ай Бестуж ев в юности был связан с Академией художеств, спросила у него в письме, целесообразно ли, по его мнению, определить туда ее сыновей. Вот что ответил ей Бестуж ев 28 мая 1837 г. из Петровской тюрьмы: «Прекрасная мысль Ваш а была отдать Петруш у и П авл а в Академию. Х удож н и к по моему есть человек, стоящий выше всех сословий. Он должен соединять в себе все степени, все условия образования, и счастливы будут дети Ваши, если к воспитанию художническому в нашей Академии, которое всегда славилось даж е в Европе, присоединится образование домашнее и Ив И в передаст им и свои познания, а более того, свою любовь к познаниям. Нас просвещает не столько учение, сколько внутренняя лю ­ бовь к наукам. Эту-то любовь и надобно вселять в юные сердца. Х удож н и к долж ен быть и историк, и поэт, и философ, и наблюдатель. И оно п одлин­ но так: все великие худож ники вместе были ученые люди. Конечно, новое поколение наш их художников не будет гордиться своим невежеством так, к ак мы видали это часто в наше врем я»51. Письмо это — единственный дошедший до наш их дней документ, в котором Н и колай Бестуж ев с такой четкостью и глубиной излагает свои воззрения на задачи художественного воспитания, на то, какими качества­ ми должен обладать живописец. Документ этот примечателен так ж е и тем, что характери зует отношение Н и к о л ая Бестуж ева к Академии к а к к очагу «воспитания художнического».

НИКОЛАЙ БЕ С Т У Ж Е В

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

31

ГЛАВА II С Т А Т ЬИ Н . и А . Б Е С Т УЖ Е В Ы Х ОБ И С К У С С Т В Е . — М Ы С Л И Н. Б Е С Т У Ж Е В А О Х У Д О Ж Н И ­ К А Х И О П РО И ЗВЕД ЕН И ЯХ ЖИВОПИСИ. — И Н ТЕРЕС Б Р А Т Ь Е В Б Е С Т У Ж Е В Ы Х К И З О БРА­ ЗИТЕЛЬНОМ У ИСКУССТВУ

18 декабря 1809 г. Н и кол ай Бестуж ев одним из лучш их закончил Морской кадетский корпус со званием мичмана. А через три м есяц а, — 20 марта 1810 г., — в самый р азга р своей многосторонней деятельности, скончался А лександр Федосеевич Бестужев; «рвение, с каки м он исполнял возложенные на него обязанности, — писал об отце М ихаил Б ес ту ж ев , — было причиною его смерти»52. Главою семьи (кроме матери, в семье были четыре малолетних брата и три сестры) стал Н иколай. «Ты зам енял мне отца, рано похищенного неумолимою смертию, — писал Петр Бестуж ев старшему брату, когда тот у ж е н аходился в Читинском остроге, — ты развил мои способности, образовал ум и вкус, был образцом на терновом пути правоты и добродетели < ...>; твое имя, твой образ, чистый и возвы ­ шенный, глубоко врезаны в сердце, безусловно тебе преданное»53. М лад­ шие братья всегда призн авали ту огромную роль, каку ю сы грал Н и колай в их идейном развитии, Недаром все они — кроме самого младшего, П авла — стали членами Северного общества и участниками восстания, — в день 14 декабря на Сенатской площади в р яд ах восставших были четыре брата Бестуж евы х. Немало сделал Н и ко л ай и д ля того, чтобы б ратья его выросли людьми образованными, — он сумел развить в них те замечатель­ ные качества, которые прививал им в детстве отец. Мать Б естуж евы х не получила никакого образования, — даж е свое имя и фамилию до конца ж и зн и она не умела написать правильно, — а когда умер отец, А лек­ сандру было 12, М ихаилу — 9, Петру — 7 лет, а П а в л у — всего 2 года. И если все знали толк в изобразительном искусстве, в этом тоже была заслуга Н и ко л ая: интерес к живописи Н и колай поддерж ивал и н аса ж ­ дал в семье, заменив братьям и сестрам отца. До сих пор обнаружены далеко не все статьи, — в том числе и статьи об и ску с ств е, — которы е были опубликованы братьями Б ес ту ­ жевыми в ж у р н а л а х и ал ь м ан ах ах двадцаты х годов; до сих пор не найдены многие их письма, написанные до 1825 г. и, несомненно, содержащие непосредственные отклики на события тогдашней худо­ жественной ж изни; разы сканы не все их воспоминания. Но даж е то, что к настоящему времени у ж е найдено и издано, дает некоторое представ­ ление об интересе братьев Б естуж евы х к изобразительному искусству. В этом отношении весьма интересна одна из о ктябрьских кн и ж ек «Сына отечества» за 1820 год. Этот еженедельный ж у р н ал , вы пускав­ шийся в те годы Гречем, был лучш им и наиболее влиятельны м из тогдаш­ них русских литературно-художественны х периодических изданий, одним из тех печатных органов, которые были широко использованы декаб­ ристами. Достаточно у казать , что здесь, кроме П уш кина и Грибоедова, пе­ чатались Рылеев, Кю хельбекер, Н икита М уравьев, А. И. Одоевский, Фе­ дор Г линка, П. А. М уханов, Н и ко л ай Тургенев, Н. И. К утузов, Батеньков, Петр Колошин, Ч и ж ов, К орнилович, Ш тейнгель, Н. С. Б обрищ ев-П уш кин, О рж ицкий, С ухоруков. Печатались здесь и братья Бестужевы: Н и колай и Александр. Д ве статьи их в разделе «Изящные искусства» по­ явились рядом, — одна вслед за другой, — в октябрьской кн и ж ке «Сына отечества» 1820 г. (№ 44). Встретились эти статьи здесь под одной обложкой случайно, авторы их находились в это время в разны х местностях, «в око­ вах службы царской»: под статьей А лександра помечено «Петергоф» — здесь в чине поручика Александр Б естуж ев сл у ж и л в лейб-гвардии д р агу н ­ ском п о л к у 54; под статьей Н и к о л ая помечено «Кронштадт» — здесь

32

Н И К О Л А Й БЕ С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

ее автор в чине флота лейтенанта занимал пост помощника директора бал­ тийских м а я к о в 55. Статья Александра Б естуж ева посвящена очередной выставке в петербургской Академии художеств; он полемизирует с некоторыми оценками Н. И. Гнедича, выступившего со статьей о той ж е выставке в сентябрьских номерах ж у р н а л а 56. «В этот раз ограничу себя только теми случаями, где я или не совсем, или совсем не согласен с решениями почтен­ ного наблюдателя», — пишет Бестужев. И хотя он действительно о гр а­ ничивает себя этими рамками, тем не менее в статье своей он касается к а р ­ динальных вопросов современной художественной ж изни. Он выступает в защ иту национально-самобытного искусства, одобрительно отзываясь о тех произведениях, чьи авторы не уклон яю тся от реалистических основ. Александр Бестуж ев утверждает: «Картины суть письмена природы; они должны быть понятны всякому», а виды Москвы Максима Воробьева он называет «живыми портретами с натуры». Б и ч у я «искусство, удаливш е­ еся от природы», Бестуж ев, вместе с тем, осуждает тех портретистов, в про­ изведениях которых «одно сходство заключает в себе весь итог их достоин­ ства», решительно утверж дая, что подобные портретные работы «никогда не будут картинами». Выделяет ж е он тех портретистов, которые умеют запе­ чатлеть «характеристическое разнообразие в лицах». Высокую оценку дает Бестуж ев известным творениям Федора Толстого, в которых увеко­ вечены героические подвиги русского народа в Отечественной войне 1812 года. Н азы вая произведения эти «славными д ля художества, др а­ гоценными для русского», Б естуж ев пишет: «Гений творит, вкус обра­ зует, — взгляните на медальерные работы графа Толстого, и вы уверитесь, до какой степени может возвыситься сей гений, предводимый тонким, обра­ зованным вкусом; уверитесь, что можно быть поэтом, не стихотворствуя»57. Р азб и р а я работы К а р л а Б рю ллова, в то время еще ученика Академии, Б естуж ев находит, что «талант и вкус молодого артиста заметны в каждой черте». Наконец, подробно рассматривает Бестуж ев и экспонировавшие­ ся на выставке произведения Гальберга, Сильвестра Щ едрина, Егорова, Алексеева, Шебуева, В арнека, Яковлева, Александра Б рю ллова, а такж е произведения иностранных мастеров, работавших в те годы в России. А лександр Б естужев обнаруживает в этой статье широкую эрудицию в истории искусства Европы; он приводит множество примеров из истории античного искусства, называет имена и произведения художников фла­ мандских, немецких, французских, английских. Следует отметить, что статья дает ценный материал д ля характеристики воззрений будущего де­ кабриста. Вот одно из показательны х мест. Сообщив, что Людовик X IV «велел вынести из своей картинной галереи все Теньеровы пейзажи, где представлены были сельские праздники», Б естуж ев восклицает: «Не верю величию души твоей, гордый Лю довик X IV , когда ты мог презирать полез­ нейший класс народа!». Статья эта стоит в ряд у самых прогрессивных ис­ кусствоведческих выступлений в русской печати преддекабристской поры. Вслед за этой статьей, буквально на следующей же странице, начи­ нается «Письмо к издателю», принадлежащ ее Н иколаю Бестуж еву. Весь пафос этого «письма» — в утверждении высокой природной одарен­ ности «наших простых людей», и в глубоком презрении к подобострастию перед всем иностранным, пустившему глубокие корни в п равящ и х к р у га х России. В печати не было сказано ни слова о том, к а к высекались «из цельного гранитного камня» колонны д ля Исаакиевского собора, каким образом удалось их перевезти и выгрузить, — этим молчанием и было вы­ звано негодующее письмо Н и к о л ая Б естуж ева. «Мы ищем удивительных вещей в чуж и х к р а я х , — пишет он, — с жадностию читаем древние ис­ тории, повествующие нам о исполинских подвигах тогдашней архитекту­ ры, за каж дой строчкой восклицаем: чудно! неимоверно!.. И проходим мимо

НИКОЛАЙ Б Е С Т У Ж Е В

И ЕГО

Ж ИВОПИСНОЕ НАСЛЕДИЕ

33

си х чудн ы х, неим оверны х колон н с самы м обы кновенны м лю бопы тством . О тчего?— О ттого ж е сам ого, о тч его д ’А лам бертова м ам ка свед ал а п осле всех о вел иком ум е своего п и том ц а*. П рочие европейцы так н е делаю т: они каж дое и зо б р етен и е, каж дую полезную н овость предаю т народном у све­ дению в га зе т а х , ж урн ал ах и особенны х соч и н ен и ях; и потом у н ар о д , зн ая свои си лы , свое б о гатство , свое и ск у сство , ч у вству ет собствен н ое достои н ­ ство ; а м ы , будучи б о гатее, си льн ее и во м ногом и скусн ее д р у ги х , но ни­ чего сам и о том н е в ед ая , п редаем ся ч уж естран ц ам , и з кои х м ногие оболь­ щ аю т гл аза м инутны м блеском »**. В м есто п реж н его сп особа «рвать кам ни п орохом »,— р ассказы вает Б есту ж ев ,— п ростой русски й ч ел о век «одним опы ­ том дош ел до то го , что м ож ет вы лом ать такой ку со к к ам н я, како й ем у у го д -

МОРСКОЙ КАДЕТСКИЙ КОРПУС В ПЕТЕРБУРГЕ Акварель И. В. Мошкова, 1799 г. Исторический музей, Москва

но», «вы дум ал способ р аскал ы вать кли н ьям и целы е горы , к ак будто дерево». Б естуж ев кр атк о п овествует об эти х р аб о тах , у к азы в ая , что каж д ая и з три дц ати ш ести и сп оли н ски х ко л о н н , п редн азн ачен н ы х д ля И сааки евского со б о р а, по вели чи н е почти р авн а п рославлен н ой «П ом пеевой колон н е». У далось н ай ти п ростой способ и д ля п ер ево зки ко л о н н , «с великою у сту п ­ кою п роти в н азн ачен н ы х ц ен , б ез всех утон чени й м ехан и ки , сл ед у я зд р а­ вом у см ы слу и верн ом у опы ту». М еж ду тем , п ервон ачальн о п ред п о л агал о сь асси гн о вать «знатную сум м у денег» — около 400 000 рублей н а п острой ­ к у сп ец и альн ы х судов и м аш ин д ля п о гр у зк и . Д альш е Б естуж ев сообщ ает: «К огда первы е колонны бы ли п ри везен ы , то встр ети л и сь о п ять новы е п р еп ятстви я и затр у д н ен и я о сп особах вы груж ать оны е». О днако п р еп ят­ стви я у д ал о сь о д о леть: «вы грузка бы ла п реп оручен а тем ж е м уж ичкам , которы е лом али и гр у зи л и колон н ы . О ни п ри ступ и ли к д елу с обы кновен ­ ною своею м еханикою : п р и вязал и п окреп че судно к б ер егу , подлож или * Известный анекдот о д’Аламберте, славном французском писателе и математи ке, прославившемся своими статьями в Энциклопедии.— П р и м е ч а н и е Н . Б е с т у ж е в а . * * В р у к о п и с и последняя ф раза з в у ч и т более р е з к о : а мы, будучи богатее, искус­ нее и сильнее других, но ничего сами о том не ведая, предаемся в руки иностранцев, которые нас обманывают и обирают, обольщая глаза минутным блеском.

3

Литературное наследство, т. 60, кн. 2

34

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

ваги, бревна, доски, завернули веревки — перекрестились — к р и кн у л и громкое у р а ! — и гордые колоссы послушно покатились с судна на берег и прокатись мимо Петра, который, казалось, благословлял сынов своих р у ­ кою, легли смиренно к подножию И саакиевской церкви». К этим строкам Бестуж ев сделал такое примечание: «По вы грузке колонн с судна на берег и доставке оных н а место исключительно употреблен был морской гвардей­ ский экипаж» (следует отметить, что 14 декабря именно этот гвардей­ ский экипаж и вывел Н и колай Бестуж ев на Сенатскую площадь). Колонны для Исаакиевского собора были высечены теми ж е людьми, что когда-то высекали колонны д ля К азанского собора. Б ы в а я на построй­ ке К азанского собора, Н и колай Бестужев еще мальчиком пленился п р и ­ родной сметливостью простых людей, — о них, об этих простых лю дях, он и решил р ассказать в печати, когда в Петербурге шла постройка другого подобного же монументального со о р уж ен и я. Кончается «Письмо к издателю» следующими строками: «Огромность колонн, простые способы, которые по секрету открыла сама природа н а ­ шим простым людям за то, что они не слишком от нее у д а л я ю т с я 58, — все оное, в этом и во многих других случаях, наполняет мою душ у каким-то приятным чувством, от которого мне каж ется, будто я, россиянин, вырос целым вершком выше иностранцев, так, что мне нет никакой надобности смотреть на них с подобострастием исподлобья». Статьи Александра и Н и к о л ая Б естуж евы х написаны на разные темы, однако между ними существует п р ям ая внутренн яя связь. Александр ратует за искусство национальное, самобытное, за отказ от подражательства заез­ жим иностранцам. Н и колай на примере постройки такого выдающегося творения русского зодчества и изобразительного искусства, к а к И с аа киевский собор, показывает, каки е огромные творческие силы скрыты в русском национальном характере. Д л я всех братьев Бестужевы х интерес к изобразительному искусству был глубоко органичен. Всего два письма М ихаила Б естуж ева додекабрь ской поры дошли до наш их дней, и в одном из них, в сентябре 1824 г., он, рассказы вая о петербургских новостях, сообщает родным в деревню об очередной художественной выставке в Академии художеств. «Касательно новостей ск аж у Вам об открытии А кадемии, — пишет М ихаил Б ес т у ж ев , — или, право, я не знаю, что сказать. Нынче примолк совершенно ж е л е з ­ ный век России. Д аж е я могу сказать: бывало прежде, при ежегодном от­ крытии Академии, право, любо посмотреть, сколько выставлялось п р ек р а с­ ных произведений талантов, а нонче, через три года, поверите? Е два две картины, стоящие внимания посетителей. Что делать? Терпение! Терпе­ ние!»59 В эти дни Александра Бестуж ева в Петербурге не было, но вскоре он п риехал туда и в первом ж е письме, отправленном родным, описал свое посещение той же выставки и сообщил свое мнение о ней: «Выставка а к а ­ демическая была незавидна, исклю чая работ Кипренского и Воробьева, особенно первого портрет Шереметьева, а второй — внутренность Е р у салимской церкви. Вся п ублика бранит очень Оленина за то, что пускать велел по билетам, а достать их почти нельзя. Ученические работы очень вздорны»60 Таким образом ясно, что еще с детских лет братья Бестужевы неизменно бывали завсегдатаями академических выставок и внимательно следили за успехами художников родной страны. Немало высказы ваний об искусстве разбросано в повестях, рассказах и критических статьях А лександра Б естуж ева, а такж е и в его п и с ьм ах 61. «Самое занимательное место земли по своим памятникам прошедшего есть к ар ти н н ая галерея», — пишет Александр Бестужев. У ж е одни эти слова в полной мере отраж аю т то значение, которое он придавал ж и в о п и си 62. Х арактерно, что, приехав в феврале 1823 г. в Москву, Александр Б е ­ стужев много времени уделил детальному знакомству с древней столицей и

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

35

ее достоп ри м ечательн остям и . Н а следую щ ий ж е ден ь по п ри езде он отм е тил у себя в д н евн и ке: «М онасты рь Д он ской . П р екр асн ая его ар х и тек ту р а» . И д ал ее: «В ид п рекрасн ы й К рем ля с К ам енного м оста». Н а четверты й д ен ь, побы вав «во всех соборах К рем ля», А лексан др Б естуж ев зап и сы вает:« Ч у д ес н ая и см елая ж и вопи сь в У спенском н а стен ах » . Затем он осм отрел П ет­ ровски й м он асты рь, О руж ейную п ал ату , С им онов м онасты рь, П атриарш ую р и зн и ц у, Н оводевичий м он асты рь, Т рои це-С ерги евскую л ав р у , дом б ояр Р ом ан овы х, Д ан илов м онасты рь — каж ды й р аз подробно оп и сы вая в д н ев­ н и ке то , ч тó сч и тал н аи более и нтересн ы м . Т ри страницы зан яты зам етк а­ ми о том , ч тó ещ е «долж но увидеть» в М оскве,— древнейш ие р у ко п и си , п ор­ треты , а такж е д руги е д остоп ри м ечательн ости . М ногое и з п оим ен ован ­ ного А лексан дру Б естуж еву осм отреть у д ал о сь, х о тя в М оскве он пробы л то гд а м еньш е тр ех н ед ел ь, бы вал н а засед ан и ях ли тературн ы х общ еств, п о­ сещ ал научны е д оклад ы , осм атри вал М осковский у н и верси тет и в к ач е­ стве р ед акто р а ал ьм ан ах а «П олярн ая зв езд а» , им евш его больш ой у сп ех , м н огократно встр еч ал ся с м осковским и л и тер ато р ам и 63. И до кон ц а свои х дней А лексан др Б естуж ев не у тр ати л и н тер еса к и с­ к у сств у , к п ам ятн и кам стари н ы . Т ак , п осле д есяти с лиш ним л ет тю рьм ы , ссы лки , ски тан и й и лиш ен ий , — п осле П етроп авловской кр еп о сти , п осле ф орта «С лава» в Ф и нлянди и, п осле ссы лки в д алеки й Я кутск и м ногих л ет солд атской лям ки н а К ав к азе ,— в ию не 1836 г . он п и сал и з К ерчи б р атьям Н иколаю и М ихаилу: «К ерчь, стар и н н ая П ан ти кап ея, и з п еп ла возн и каю ­ щ ий го род ок < ...> надо д и в и ться, к ак в так о е ко р о тко е врем я К ерчь так о тстр аи в ается. О круж ен а ку р ган ам и , богаты м и д ревн о стям и , отры ваю т м ного зо л о та. М узей ее стóи т вни м ани я и и зу ч ен и я; п очва ещ е б о л ее: вся почти состои т и з облом ков горш ков и стен »64. Г лубокий и н терес Н и колая Б естуж ева к и зо брази тельн ом у и ску сству п ревосходно х ар ак тер и зу ет одна д етал ь . В о врем я больш ого загр ан и ч н о го п о х о д а, которы й бы л им п роделан в 1824 г . н а ф регате «П роворны й», Н и колай Б естуж ев вел «ж урнал п л аван и я» . В этом «ж урн але», подроб­ но оп исы вая те го р о д а, в которы х о стан авл и вал ся ф р егат, он н еи зм ен но отм ечал и х достоп ри м ечательн ости . И ко гд а по прибы тии в К оп ен гаген Н и колай Б естуж ев у зн ал , что в город е есть А кадем ия худ о ж еств, он по­ сети л ее и зап и сал в «ж урн але п лаван и я» : «Здеш няя А кадем ия худож еств н езн ач и тел ьн а. О дни то л ьк о , х о тя и м аловаж ны е, учен и чески е труды сл ав ­ ного Т орвальдсен а заслуж и ваю т н екоторое вн и м ан и е. В н их видн а см е­ л о сть р езц а и р у к а отли чн ого худож н и ка»65. П робы ть в столи ц е Д ании — при этом впервы е — всего три д н я и сч есть нуж ны м п осети ть А кадем ию худ ож еств, д а ещ е внести свои вп ечатлен и я в «ж урнал п л аван и я» ,— сд ел ать это м ог то л ько ч ел о век , д л я которого среди и н теллектуальн ы х и н тересов и нтересы к и ску сству и зобрази тельн ом у стояли н а первом м есте. Н ам и звестн а всего лиш ь одн а рец ен зи я Н и колая Б есту ж ева, — это рец ен зи я н а выш едш ую в 1818 г . первую ч асть кн и ги В . Б . Б рон евского «Запи ски м орского оф ицера в продолж ении кам п ан и и н а С редизем ном м оре под н ачальством ви ц е-ад м и рала Д . Н . С ен яви н а, от 1805 по 1810 год». Д аж е в отзы ве о кн и ге м оряка рец ен зен т вы сказал суж дение ху д о ж н и кап роф есси он ала. У к азав , что «кн и га си я н ап еч атан а весьм а хорош о и исп р авн о . К ар та, виды и костю м ы вы грави рован ы чисто и со вкусом », Б естуж ев д ел ает к слову «виды» следую щ ее п рим ечани е: «К аж ется нам то л ьк о , что вид К рон борга н ари сован н е с н адлеж ащ его п ун кта»66. В п о вестях , р асск азах и п утевы х зап и ск ах Н и колая Б есту ж ева, а такж е в разрозн ен н ы х зам етк ах , сохран и вш и хся среди его б у м аг, н ередко встречаю тся им ена вы даю щ ихся м астеров и ску сства и даю тся оц ен ки худо­ ж ественны м п рои звед ен и ям . «В енера М едицейская есть соверш еннейш ий и деал кр асо ты , даж е не стол ько изящ ностию наруж ны х ф орм , ско лько вы ­ раж ением вы сокон равствен н ой и д еи . Х удож ник бы л ф илософ : он зн ал , что 3*

36

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

стыд есть главны й аттрибут красоты. Посмотрите!.. Она стыдится: он знал, что самая совершеннейшая красота не долж на вся отдаваться в зо ­ рам, но всегда оставлять место воображению, — посмотрите, она зак ры ­ вается», — такими словами Бестужев характери зует великое художествен­ ное творение эллинской с к у л ь п т у р ы 67. В другой заметке он говорит о «картине неподражаемого Тициана, коей время давало новый блеск ко л о ­ риту»68. В своих путевых записках Б естуж ев останавливается на прослав­ ленном произведении Рембрандта «Ночной дозор». Вот что пишет он об этой картине: «Тридцать шесть фигур во весь рост изображ аю т происшествие из революции и освещены двойным светом, луны и факелов. Эффект удивите­ лен; но Рембрандт не был историческим живописцем; он сделал только три­ дцать шесть верных портретов — а не ка р ти н у » 69. Ж е л а я объяснить, по­ чему ему не понравилась Г аага, Б естуж ев пишет: «Это эстамп с картины фламандской школы, вставленный в красивы е рамы. Он не имеет ни к р а ­ сок, ни живописи своего о р и ги н ал а» 70. Мимоходом упоминая о лю дях, «изображенных холодною кистию В ато»71, Бестуж ев одной этой фразой вы ражает свой взгляд на его живопись, — взгляд, характерны й д ля того времени. И не случайно совсем иначе относится он к другому французскому худож нику — Ж ан у-Б ати сту Изабе: устами Дюбуа, одного из персонажей повести «Русский в П ар и ж е 1814 года», Н и колай Бестуж ев вы сказал свои мысли об изобразительном искусстве и назвал Изабе, творчество которого было близко нашему худож нику, «славным живописцем миниатюрных п о р ­ третов»72. Многие страницы той ж е повести посвящены спорам героев о характере мастерства художников разны х эпох, пестрят указан и ям и на про­ изведения живописи, хранивш иеся в картинны х гал ер еях П ар и ж а. В по­ вести названы полотна Р аф аэл я, Тициана, Корреджо, Веронезе, К ар л о Д о л ь чи, Пуссена, Ванлоо, Л е Сюэра, С альватора Роза, П о л я Поттера, Менгса, К лода Верне, Ж е р а р а 73. П роизведения этих художников и особенности творческой индивидуальности замечательных мастеров живописи р азб и ­ раются в повести весьма углубленно. Перечень свидетельств пытливого интереса Н и к о л ая Б естуж ева к изобразительному искусству, почерпну­ тый из его печатных произведений и из рукописей, можно было бы продол­ жить, но даж е и то, что нами здесь приведено, указы вает, насколько разн о­ сторонними были его познания в этой области. С большим вниманием относился к изобразительному искусству и Ми­ хаил Б ес ту ж ев . Х арактерно, что, записы вая на каторге свои воспоминания о пережитом, он прибегает к п араллелям , заимствованным из произведе­ ний живописи. Т ак , рассказы вая о своих злоклю чениях после разгрома восстания, повествуя о том, к а к он, спасаясь, попал в дом своего друга, где встретил его мать и сестру, Михаил Бестужев пишет: «Если бы я в л а ­ дел < ...> кистью Б рю ллова < ...>, какую поразительно эффектную картин у написал бы я, и зо б р а ж ая наш у беседу при мерцающем свете нагорев­ шей свечи»74. Петр Бестуж ев (за участие в восстании декабристов он был осужден по X I р азр яду и разж ал о ван в рядовые) в «Памятных записках» прибегает к подобного ж е рода параллелям . Описывая бытовые кавк азск ие сцены, свидетелем которых он был в Самхетии, Петр Б естуж ев пишет: «Везде шум и деятельность одушевляют картину, достойную кисти Орловского». Р ассказы в ая о кровопролитных боях за овладение крепостью Ахалцых, которые заверш ились поджогом города, он заканчивает свой рассказ так: «Это была картина работы Ф ан-В ика или Вернета. Город пылал во ста местах, густой дым вился до неба, на котором через дым и пламя изредка выгляды вала луна; кровавое зарево освещало далеко окрестность»75. Таковы некоторые примеры, характеризую щ ие превосходную осведом­ ленность братьев Бестуж евы х в русском и западноевропейском искусстве, и х глубокий интерес к памятникам стар и н ы 76.

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

37

ГЛАВА III ЗНАКОМСТВО Н . БЕ СТУЖ Е ВА С ПРЕЗИДЕНТОМ А К А Д Е М И И ХУД О Ж Е СТВ А . С. СТРО ГА­ НОВЫМ. — К А Р Т И Н Н А Я Г А Л Е Р Е Я А. С. СТРОГАНОВА. — Н . Б Е С Т У Ж Е В у А . И. К О РСАК ОВА и А . Н. О Л Е Н И Н А . — Д Р У Ж Б А Н. Б Е С Т У Ж Е В А с Ф . П. ТО Л С Т Ы М И Д Р У Г И М И П Е Т Е Р ­ Б У Р ГС К И М И Х У Д О Ж Н И К А М И . — Д Е Я Т Е Л ЬН О С Т Ь ОБЩЕСТВА ПООЩ РЕНИЯ Х У Д О Ж Н И ­ КОВ. — И ЗБРАН И Е Н. Б Е С Т У Ж Е В А В Ч Л Е Н Ы ОБЩЕСТВА

Р азн о о бр азная одаренность Н и к о л ая Б естуж ева и широта интересов проявились еще в годы его пребывания в Морском кадетском корпусе. И отец не уставал удовлетворять эти интересы, знаком я сына с наиболее образованными из своих друзей и знакомых. Это имело большое значение д ля художественного развития будущего декабриста. Т ак, А. Ф. Бестуж ев ввел сына в дом президента Академии художеств А. С. Строганова. В письме, адресованном Н иколаю Бестужеву, когда тот находился у ж е на поселении в Сибири, Д. Е. Василевский писал: «Он познакомил меня с тобою пред глазам и Н и к о л ая Н иколаевича Новосильцова в доме Александра Сергеевича Строганова, когда я был еще студентом, а ты только что кончил курс н ау к в Морском ко р п у се» 77. Посещать дом Строганова было Н иколаю Б естуж еву и интересно и полезно. Строганов, один из наиболее образованных представителей рус­ ской аристократии того времени, оставил значительный след в истории русской культуры . С полным основанием П. А. Плетнев, д руг П уш кина, писал: «После имени И вана Ивановича Ш увалова ничье имя из частных лиц не произносится русскими литераторами и худож никами с такою лю бовию и благодарностию, к а к имя графа Александра Сергеевича Строгано­ ва < ...> И х благородная, п р екрасн ая деятельность устремлена была по преимуществу на распространение в отечестве изящ ной образованности и совершеннейшего вкуса». У к аза в на «неизменную любовь» Строганова «к участию в трудах талантов», Плетнев пишет: «Как президент Академии художеств, Строганов по справедливости долж ен быть н азван истинным образователем и вдохновителем тех знаменитых художников наших, к о ­ торые явились у нас во второй половине X V I I I и в начале X I X столетия. Доступный каж дому из них во всякое время, знаток их дела, участник и советник в их п редприятиях < ...>, помощник в нужде, кроткой и теплой души человек, он не только не отверг просьбы ни одного худож ника, но и не пренебрег ни одним случаем, чтобы найти, ободрить талант и и зъ яв и ть сочувствие к труду его»78. И з большого числа восторженных отзывов, подтверждающих эти слова Плетнева, приведем два. «Бывший великий бла­ годетель мой, всегда ж ивущ ий в моей памяти», — писал о Строганове Орест К ипренский через шесть лет после его см ер ти 79. «Этому почтенному люби­ телю и знатоку изящ ны х и скусств, — вспоминал Ф. П. Толстой, — я сде­ л ал ся известен по работам моим, представляемым на академические вы­ ставки, и был им любим»80. Б ы в а я в великолепном Строгановском дворце, построенном Растрелли в середине X V I I I века (на у гл у Невского и Мойки), Н и ко л ай Бестуж ев встречался здесь с людьми искусства. К тому ж е Строганов обладал одной и з наиболее богатых художественных коллекци й в России. Собирая с юношеских лет на протяж ении всей жизни произведения искусства и пре­ восходно р азб и р аясь в них, Строганов создал галерею первоклассных к а р ­ тин и скульптуры. Специальный корпус во дворе д ля этой галереи выстроил п отделал В оронихин в 1790-х годах. Д о наш их дней дошла акварель, на которой Воронихин изобразил часть строгановской картинной галереи. Акварель дает наглядное представление об этом замечательном музее; к тому ж е она воспроизводит некоторые из тех шедевров западноевропей­ ской живописи, которые тогда входили в состав строгановской галереи, а теперь явл яю тся украшением Государственного Э р м и та ж а81. Н у ж н о иметь

38

НИКОЛАЙ БЕ С Т У Ж Е В

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

в виду, что в Петербурге не было тогда ни одного художественного му­ зея общественного п ользования, что доступ в «императорский» Эрми­ т а ж был затруднен, а собрание кар ти н в Академии художеств имело, преимущественно, учебно-вспомогательный х арактер, приспособленный к практическим занятиям учеников. Л иш ь в 1824 г. В. И. Григорович, энергичны й деятель на поприще изобразительного искусства, рекомендо­ в а л основать в столице «Музей национальный». Остановившись на тех п ричинах, по которым в условиях тогдашней исторической действитель­ ности «художники становятся ремесленниками», у к а за в на «гибельное д л я талантов отечественных пристрастие к иностранцам», Григорович писал: «Слава России требует учреж дения Русского м узея или Галереи русской ш колы художеств и тот, кто не равнодуш ен к сей славе, долж ен делать, просить, требовать сего». За п и ск у эту удалось до­ вести до сведения А лександра I, но ни к каки м результатам она не приве­ л а 82. И Р усский музей был основан в столице только три четверти века спустя! Вот почему Н и колай Бестуж ев, ж и в я в Петербурге, имел возмож­ ность знакомиться с произведениями русских живописцев, главным обра­ зом, в мастерских худож ников и на очередных академических выставках, а с произведениями западноевропейских живописцев — в собраниях пе­ тербургских коллекционеров. Среди этих собраний строгановская к а р т и н ­ ная гал ер ея я в л я л а с ь одной из самых вы д аю щ и х ся83. К о л лекц и я эта да­ вала Н иколаю Б есту ж еву возможность по подлинникам и зучать ж ивопис­ ную манеру замечательных представителей западноевропейского изобра­ зительного искусства. П ревосходная картинная галерея, в состав которой входили и произве­ дения скульптуры , была и в другом доме — в доме А. И. К орсакова, куда Н и колай Б естуж ев был такж е введен отцом. П оп олняя первоклассными картинами свое собрание на протяж ении тридцати лет, К орсаков постепен­ но сделался истинным знатоком изящ ны х искусств. «Настоящий ти р ан » , — назы вал его А. П. Ермолов, ж е л а я этим сказать, что в художественном произведении ни один недостаток не мог у кры ться от опытного гл аза К о р ­ сакова. Ещ е в 1794 г. А кадемия художеств «общим согласием» и збрала его почетным членом «за знание, любовь и почтение к достохвальным художествам». В собрании К орсакова хранились произведения многих п ро­ славленны х мастеров западноевропейской и русской живописи. С. П. Ж и ­ харев, посетивший эту галерею в 1806 г., записал о ней в своем дневнике: «У А. И. К орсакова пробыл более часу, потому что он преблагосклонно позволил мне полюбоваться бесподобною своею галереею. К аки е сокрови­ ща! Он совершенный знаток в картинах». Тот факт, что после смерти К о р ­ сакова д ля Эрмитажа были приобретены многие полотна этого собрания — в том числе произведения В ан Д ейка, Пуссена, Доменикино — свиде­ тельствует о его ценности. К а к сообщает П . П. Свиньин, в коллекции находились картины Дюрера, Гольбейна, Рембрандта, Иорданса, Теньера, Рибейры, Мурильо, Т ициана, Рю исдаля, М ушерона, М иньяра, а так ж е произведения Боровиковского, В арнека, скульптора Козловского и много д р у г и х 84. Все это Н и колай Б естуж ев имел возможность не только видеть, но и внимательно изучать. Одним из ку л ьту р ны х центров П етербурга был дом, постоянным посе­ тителем которого в 1817— 1825 гг. я в л я л с я Н и ко л ай Бестуж ев. Это — дом А. Н. Оленина, крупного государственного деятеля, писателя, х у д о ж ­ ника и археолога, занявшего в 1817 г. пост президента Академии художеств. В отличие от Строганова, Оленин, руководя Академией, вел себя нередко к а к бездушный чиновник. Но высокое положение и близость к л итер а­ турно-художественным кр угам делали его салон одним из наиболее п р и тя­ гательных: здесь собирались самые интересные люди из писательского, художественного и артистического мира. Вспоминая о том, что у Оленина

К А Р Т И Н Н А Я Г А Л Е Р Е Я ВО Д В О Р Ц Е A . C . С Т Р О Г А Н О В А В П Е Т Е Р Б У Р Г Е А к в а р е л ь А . Н . В о р о н и х и н а , 1790-е г г . Эрм и таж , Л енин град

40

НИКОЛАЙ

БЕСТУЖЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

«почти ежедневно встречалось несколько литераторов и художников рус­ ских», мемуарист пишет: «Предметы литературы и искусств ож и вляли р а з ­ говор < . . . > Сюда обыкновенно привозились все литературны е новости: вновь п оявлявш иеся стихотворения, известия о театрах, о кн и гах, о к а р ­ тинах, — словом, все, чт ó могло питать любопытство людей, более или менее движимых любовью к просвещению»85. Именно здесь в конце 1817 или в начале 1818 г. и встретил впервые Н и к о л ая Б естуж ева Ф. П. Т о л ­ стой, известный рисовальщ ик и медальер, «чудотворную кисть» которого обессмертил в «Евгении Онегине» Пуш кин. Н азы в ая Оленина человеком «весьма образованным, чрезвычайно начитанным и большим любителем наук, художеств и искусств», Толстой в своих воспоминаниях пишет: «У него собиралось все, что было в Петербурге хорошо образованного, отличавшегося своими дарованиями, умом и познаниями У Оленина я познакомился и очень хорошо сошелся с Гнедичем, Крыловым, Ж у ­ ковским, Пушкиным и Плетневым , с отличавшимся тогда своими пове­ стями Александром Бестужевым, умным молодым офицером, и с братом его Н иколаем Бестужевым, тоже очень умным и образованным морским лейте­ нантом балтийского флота»86. Младший сын Оленина — Алексей — был а к ­ тивным членом Союза Б л аго д ен ст в и я, — вот почему бывали здесь и участ­ ники тайных обществ — Н. М. М уравьев, Ф. Н. Глинка, С. П. Трубецкой, С. И. М уравьев-Апостол, А. О. К орнилович. В доме Оленина частыми по­ сетителями были худож ники разны х поколений — В. Л. Боровиковский, А. Г. Венецианов, А. О. Орловский, А. Г. В арнек, С. И. Гальберг, О. А. К ипренский, К а р л Б рю ллов, Ф. И. Иордан. Т ак ж е к а к и с Ф. П. Т о л ­ стым, в салоне Оленина Н и колай Бестуж ев познакомился и с другими художниками. У самого Ф. П. Толстого, жившего в здании Академии художеств, раз в неделю собирались д р у зья и знакомые. Р асс каза в в своих «Записках» о событиях 14 декабря, очевидцем которых он был, и о допросе, которому он подвергся в Следственной комиссии, Толстой далее сообщает: «Я попреж нему продолж ал заниматься художествами по медальерной части, лепить из воску, глины и рисовать, посещать публичные лекции разных наук, литературные и ученые общества, в которы х был членом, а по воскресным вечерам приятно проводил время в к р у г у обычных посетителей наших вече­ ров, между которыми находились почти все наши молодые знаменитые, замечательные поэты и литераторы, к а к то: К рылов, П уш кин, Гнедич, Батю ш ков, Плетнев, Д ельвиг, Б араты н ский и другие молодые образован­ ные люди. Но не было у ж е ни Ф. Н. Глинки, н и М уравьева-Апо стола, ни к н я з я Трубецкого, ни обоих братьев Бестужевы х, ни братьев М уравьевы х и многих д р у ги х » 87. Это значит, что до 14 декабря перечислен­ ные декабристы часто бывали на воскресных вечерах у Толстого, бывал у него и Н и ко л ай Бестужев. Старшая дочь Ф. П. Толстого, М. Ф. К ам ен ­ ская, в своих воспоминаниях тоже указы вает, что в доме у них часто бы­ вали Бестуж ев и Рылеев. Знакомство Бестуж ева с Толстым, повидимо му, было близкое, дружеское. Толстые, по словам мемуаристки, «тем более уж асал и сь неизвестностью судьбы» Бестужева, что у него «была ста руш ка-мать и сестра, которы х все наши любили, к а к родных». Следова­ тельно, Толстой бывал у Бестужевы х и полюбил всю сем ью 88. Д р у ж ески е связи Н и к о л ая Бестуж ева с художниками Петербурга были весьма обширными. С юных лет общался он со многими воспитанниками Академии художеств. Не порывал он этих отношений и после смерти отца. В частности, он мог встречаться с худож никами у Д . Е . Василевского, который с 1809 по 1819 г. преподавал в Академии художеств и ж и л в зд а­ нии Академии. Б естуж ев часто посещал В асилевского и «очень любил» вести с ним «дружеские беседы», которые нередко доходили до «горячих споров». Повидимому, у Василевского, в годы учения в Академии, с Н и -

НИКОЛАЙ

БЕСТУЖ ЕВ

И

ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

41

колаем Бестужевым познакомился Ф. Г. Солнцев, в дальнейшем выдаю­ щийся рисовальщ ик-археолог. В своих воспоминаниях Солнцев сообщает: «Некоторые из декабристов, к а к Бестужевы, Рылеев, Сомов и другие, бывали иногда у пенсионеров в Академии худож еств»89. Солнцев поступил в Академию в 1815 г., а из числа тех, кто был принят одновременно с ним, наиболее близкие отношения Н и колай Бестуж ев поддерж ивал с юношей И. И. Свиязевым, крепостным, который был учеником Василевского90. Ч ерез два года, когда президентом Академии художеств был назначен Оленин, И. И. Свиязев сделался жертвой у к а з а А лександра I. У каз этот предписывал «никаким видом не принимать в число воспитанников ее крепостных людей, не имеющих от господ своих увольнений». И так как помещица, видимо, отказалась тогда дать Свиязеву «вечную отпускную», одаренный юноша, несмотря на серебряную медаль, был в декабре 1817 г. уволен из Академии вместе с другими крепостными пенсионерами. В сле­ дующем году Свиязеву был присужден аттестат первой степени на звание худож ника архитектуры, но получить его удалось лиш ь в 1821 г., после освобождения от крепостной зависимости91. В судьбе молодого худож ­ ника Н иколай Бестужев принимал, несомненно, деятельное участие: быть может именно он, хороший знакомый Греча, редактора «Сына оте­ чества», способствовал тому, что Свиязев получил возможность печататься в этом ж у р н а л е 92. Сотрудничеством в «Ж урнале изящ ны х искусств» Свия­ зев был, невидимому, тоже обязан Бестужеву: редактор издания, В. И. Гри­ горович, был другом Н и ко л ая Бестужева. В позднейшие годы Свиязев дослуж ился до звания профессора, преподавал в Академии художеств и в Горном институте, писал об архитектуре и был выбран академиком а р х и ­ тектуры. Эту д руж б у Н и колай Б естуж ев сохранил до кон ц а жизни: после того, к а к он был отправлен в Сибирь на каторгу, а затем на поселе­ ние, Свиязев вел с ним деятельную п е р еп и ск у 93. К сожалению, не сохрани­ лось документальных данных о св язя х Бестуж ева с другими учениками Академии художеств, но нет сомнений в том, что связи эти существовали. Н иколай Бестуж ев, безусловно, хорошо знал многих выдающихся рус­ ских художников того времени; но лиш ь некоторых из них мы имеем воз­ можность назвать, и то только потому, что имена их встречаются в его сибирских письмах. Это были, кроме Ф. П. Толстого, К . П. Б рю ллов, П. Ф. Соколов, литограф В. И. Погонкин. Однако в нашем распоряжении имеются некоторые документальные данные, позволяющие осветить тес­ ные связи Н и к о л ая Бестуж ева с людьми, составлявшими в первой поло­ вине двадцатых годов центр художественной жизни столицы, с людьми, деятельность которых была направлена на то, чтобы добиться расцвета художеств в России. В годы, предшествовавшие восстанию декабристов, Бестуж ев занимал к а к военный моряк значительные должности. Кроме того, он был занят наукой и литературой, а с 1824 г. принимал активное участие в жизни Северного общества. И в то ж е время он п роявил горячую заинтересован­ ность в развернувшейся борьбе за утверждение русского национального искусства и искал практических путей к тому, чтобы приблизить «знат­ нейшие художества» к широким слоям населения. С этой целью он стал д ея­ тельным членом возникшего в те годы в Петербурге Общества поощрения художников. «Всеми возможными средствами помогать художникам, оказавш им да­ рование и способность к распространению всех изящ ны х искусств, и р а з­ ными полезными и изящными изданиями стараться угож дать п у б л и к е» , — эти слова первого п араграф а устава Общества поощрения художников, принятого 30 н оября 1821 г., имели глубоко патриотический см ы с л 94. Т у т прежде всего ш ла речь о необходимости преодолеть слепое преклоне­ ние перед западным искусством, охватившее в предшествующие десятиле-

42

НИКОЛАЙ

Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО

ЖИВОПИСНОЕ НАСЛЕДИЕ

тия многие к р у ги русской интеллигенции. Приступив к своей деятельности в тяж елую д ля русского искусства пору, Общество поощрения художников выступило в защ иту искусства родной страны. Сетуя в статье «О состоянии художеств в России» на «слишком не ж ар ко е внимание публики к п р екр ас­ ным произведениям художественным и худож никам нашим потому толь­ ко, что они русские», Григорович, которому прин адлеж ала мысль об учре­ ждении Общества, писал: «Откровенная светскость не скры вала, что п р ият­ ным было д ля нее то лишь, что из-за моря < ...> П ублика и высшая и сред­ н я я < ...> при всех успехах художеств < ...> не имела по пристрастию к ино­ странцам ни полного доверия, ни даж е соразмерного достоинствам у в а ж е ­ н ия к худож никам отечественным. От сего устаивали только дарования великие и собственною силою своею созревшие; но едва развивш иеся или развивающиеся сохли, к а к цветы, перенесенные под чужое небо и брошен­ ные без призора. Говоря подобием: несколько капель воды во-время могли бы оживить их, но не было р у к заботливых». И далее: «С 1812 года война за отечество подействовала на умы. Русское, отечественное получило цену в гл а за х даж е любителей иноземного, и п ублика (конечно, не вся) ж а л е л а иногда у ж е о том, что молодые художники, не имея занятий достойных, у клон яли сь на другие пути, далекие от первого назначения своего, и л и ­ шали, может быть, отечество людей, которые, при благоприятствую щих им обстоятельствах, соделали бы честь ему. Но она ж алел а иногда, а х у д о ж ­ ники все оставались без пособия и внимания». Все это и привело к тому, что в 1820 г. несколько человек, «убежден­ ные в истине, что частные люди, соединясь в Общество» д л я поддерж ания деятелей отечественного изобразительного искусства, могут «сделать много доброго, решились составить Общество поощрения художников». К онча­ лась статья Григоровича так: «Мы дож или у ж е до того счастливого време­ ни, когда можем без стыда и говорить по-русски, и думать по-русски, и любить тех немногих русских, которые к р а сят и славят н аш у великую и прекрасную Россию; следовательно, художества быстро пойдут вперед, и сим много будут обязаны Обществу»95. В своем предвидении Григорович о к а­ зался прав: деятельность Общества была плодотворной на всех последую­ щих этапах существования русского изобразительного искусства, вплоть до 1917 г. Одним из основателей и душой нового Общества в первые годы его су­ ществования был П. А. К икин. Питомец Московского университетского пансиона, бригадный командир, во время Отечественной войны принимав­ ший участие в ср аж ен и ях под Смоленском, Красным и в походе 1814 г., К икин п роявил себя в дальнейшем к а к гуманный и неподкупный го су д ар ­ ственный деятель на посту статс-секретаря по приему п р о ш ен и й 96. Он был ближайш им другом А. П. Ермолова, который назы вал его в письмах «благороднейшее существо», «редкий брат», «существо чудесное», «покрови­ тель артистов и со вниманием вникающий в таланты их». Ермолов высоко ценил деятельность К икин а на поприще изобразительного искусства и ч а ­ сто спраш ивал у него, какого он мнения о том или другом х у д о ж н и к е 97. Вплоть до 1826 г. К икин был фактическим руководителем Общества по­ ощрения художников, и именно его инициативе оно обязано своими наибо­ лее значительными предприятиями. Он сыграл большую роль в судьбе многих художников той эпохи, в том числе таких, к а к А. Г. Венецианов, К ар л и Александр Брю лловы , Григорий и Н и канор Чернецовы. К икин ценил талант Венецианова и на протяж ении н ескольких лет деятельно помогал худож нику. О том, насколько дорож ил Венецианов этой дружбой, свидетельствуют строки одного из его писем: «Чистейшая, беспристраст­ ная душа П етра Андреевича К ик ин а на шесть месяцев для К ав к аза нас оставляет. Следовательно, все для меня должно, непременно долж но, за­ снуть»98. Д ругой худож ник в те же годы писал: «П. А. К икин а нет, и некому

А В Т О Г Р А Ф П И С Ь М А Н И К О Л А Я Б Е С Т У Ж Е В А ОТ 17 Н О Я Б Р Я 1825 г. К С Е К Р Е Т А Р Ю О Б Щ Е С ТВ А П О О Щ Р Е Н И Я Х У Д О Ж Н И К О В В. И . Г Р И Г О Р О В И Ч У Написано в связи с избранием Бестужева членом Общества Областной исторический архив, Ленинград

44

НИКОЛАЙ БЕ С Т У Ж Е В

И

ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

заступиться»99. Особенно много сделал К икин д ля братьев Брю лловы х, в творческом становлении которы х он принимал горячее участие. По пред­ ложению К икин а братья Брю лловы в 1822 г. стали пенсионерами Обще­ ства и были посланы в Италию для знакомства с произведениями классиков искусства. Достаточно прочесть дошедшие до наш их дней письма К икин а, адресованные Брю лловым, чтобы убедиться в житейской мудрости, разн о ­ сторонних п ознани ях и глубоком патриотизме этого выдающегося чело­ века. Получив от К а р л а Б р ю ллова письмо с «дерзким приговором» знаме­ нитому и тальянскому худож н ику К орреджо, К икин 10 марта 1823 г. писал: «Надеянность на себя во всякие лета, не токмо в ваши, всегда ги­ бельна для людей всякого состояния, худож никам же беспрестанно сл у ж и ­ ла препоною к достижению цели их. Вы готовитесь еще начинать учение, а на изучение, известно, что целой жизни нашей недостаточно, то не сле­ дует ли из сего неопровергаемая аксиома, что недоверчивость к себе есть первое основание человека, желающего идти с пользою к истине; она спасает нас от гибельных заблуждений». В другом письме, адресован­ ном братьям Брю лловым, 8 мая того же года К икин писал: «Вам, каж ется, предназначено сделать эпоху по художествам на севере, но, бога ради, не обнадеживайтесь слишком и, не тер яя времени, запасайтесь капиталом познаний, который есть вернейший в жизни». Предостерегая Александра Б р ю ллова от излишнего увлечения всем иноземным, К икин находит за ­ мечательные слова д ля того, чтобы наставить его на путь служ ени я родине (письмо от 30 сентября 1826 г.): «Да сохранит тебя бог от космополитства! < ...> В озвратись к нам с факелом просвещения в художествах, но и с п л а­ менем любви в сердце к отечеству и соотечественникам; тогда в старости моей буду благословлять тот день, в который у зн ал вас»100. Т аким был человек, который 22 октябр я 1825 г. на собрании Комите­ та Общества поощрения художников «предложил к принятию в члены Общества капитан-лейтенанта Н и к о л ая Александровича Бестужева». Протокол собрания сохранил имена членов Комитета, подписавш ихся под этим предложением; подписи их под протоколом следуют в таком порядке: граф Ф. Толстой, Ф. Л абенский, граф П. Кутайсов, П. К икин, А. С апож ­ ников, В. Григорович. Ч ерез две недели — 8 н о ября — состоялось общее собрание Общества поощрения художников, на котором Н и колай Б есту ­ жев, по предложению П. А. К икина, был баллотирован и принят в члены О бщ ества101. Ещ е через несколько дней секретарь Общества, В. И. Г риго­ рович, известил Б естуж ева об избрании, а 17 н о яб р я 1825 г. Бестуж ев написал ему письмо с выражением благодарности. Вот текст этого — впер­ вые публикуемого — документа102: Милостивый государь, Василий Иванович! Почтеннейшее письмо Ваше, в котором извещаете о избрании меня в члены Общества поощрения художников, я имел честь получить, и в ответ на изъявленное Вами ж елание Общества, чтоб я трудами своими содей­ ствовал полезным занятиям оного, прошу Вас, милостивый государь, довесть до сведения гг. членов, что я, вменяя себе в величайшую честь внимание людей просвещенных и образованных, и, вместе с тем, ревнуя пламенным сердцем к успехам отечества нашего, всеми силами своими постараюсь оправдать это внимание и выполнить долг, к которому обязы ­ вают меня условия Общества, любовь к родине и собственная добрая воля. С чувствованиями истинного почтения и совершенной преданности имею честь быть милостивого государя покорнейший слуга Н ж ев.Б сту

НИКОЛАЙ

БЕСТУЖ ЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

45

Ч ерез два дня — 19 н о яб р я — состоялось собрание Комитета Общест­ ва. После того к а к было оглашено письмо, члены Комитета прин яли реше­ ние возлож ить на Н и к о л ая Бестуж ева серьезную обязанность: «На основа­ нии 22 § устава Общества, Комитет возлож ил на г. члена Б есту ж ева заве­ дование тою частию издания знаменитых происшествий, ко торая состоять долж на из морских сражений», — гласит запись в протоколе собрания К о ­ митета от 19 н о я б р я 103. Издание, о котором здесь идет речь, обсуждалось на собраниях Комитета еще 24 и 31 марта 1825 г.: оно было предпринято Обществом с целью «посредством грави ровани я на меди, литограф ирова­ н ия и металлографирования распространять в публике < ...> художествен­ ные произведения, изображаю щ ие знаменитые происшествия и деяния, упрочиваю щие военную, граж данскую и народную славу России»104. И л и ш ь через семь с половиной месяцев после того, к а к это решение было принято, руководители Общества обрели в лице Н и к о л ая Бестуж ева человека, которому можно было доверить «заведование» одной из «частей» предполагавшегося монументального издания. Бестуж ев, вероятно, не ограничил бы свою деятельность в Обществе выполнением одного лиш ь этого поручения, если бы не был вскоре ар е­ стован за участие в декабрьском восстании 1825 г. Со свойственной ему энергией, он, несомненно, стал бы активнейшим членом Общества. Н ачи­ нан ия Общества были многообразны: тут и непосредственное содей­ ствие тому, чтобы крепостные худож ники стали свободными людьми, и систематические, нередко весьма значительные, материальные пособия молодым живописцам, и «распространение художеств в народе»: Общество устраивало выставки, выпускало не только репродукции с картин, но и книги по вопросам искусства. Особенно близка была Б есту ж еву основная задача Общества — борьба за утверждение, развитие и расцвет русского национального искусства. Вот почему слова Н и к о л ая Бестуж ева в приве­ денном только что письме его: «ревнуя пламенным сердцем к успехам отечества нашего» — наполнены глубоким содержанием. У ж е в 1820 г., когда участником Тайного общества Н и колай Бестуж ев еще не был, он вы сказал в печати — в «Письме к издателю» ж у р н а л а «Сын отечества» — программную установку Союза Благоденствия, который предписывал своим членам «показывать всю нелепую приверженность к чужеземному»105. Против этой «нелепой приверженности» декабристы выступали единым фронтом. «Недовольные собою, мы всегда готовы п рельщ аться другим и странами; ибо там, где нет страсти к своему — там скоро явится пристрастие к чужому. У низительное предпочтение иноземцев, к несча стию, слишком это доказывает», — писал в одной из тогдашних своих ста­ тей А лександр Бестуж ев, который в этих вопросах, — к а к и во многих дру­ г и х , — п ридерж ивался, несомненно, мнений старшего б р а т а 106. Такого рода взгляды приводили деятелей тайных декабристских организаций к участию в легальн ы х формах борьбы с иностранным засилием в кул ьту р е России. Именно эти взгляды и привели Н и к о л а я Бестуж ева к участию в Обществе поощрения художников. Н есколько слов следует сказать о тех членах Комитета, которые под­ д ер ж али предложение П. А. К ик ин а принять Н и к о л ая Б естуж ева в члены Общества. Это были люди весьма примечательные. Все они к тому времени знали Н и к о л ая Бестуж ева лично и высоко ценили его. Среди них прежде всего следует н азвать Ф. П. Толстого. К а к мы увидим ниже, Толстой и грал руководящую роль в некоторых вольных обществах, фактически я в л я в ш и х ­ ся филиалами Союза Благоденствия; по его, видимо, рекомендации Н и ко л ай Бестуж ев и вошел в состав этих вольны х обществ. Д о конца дней своих Толстой относился с уважением к участникам разгромленны х тай ­ ных обществ и считал их «способными, деятельными и честными г р а ж д а ­ нами». К а к сообщает в своих воспоминаниях Е . Ф. Юнге, младш ая дочь

46

НИКОЛАЙ БЕ С Т У Ж Е В

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

Толстого, «в тоне, каки м он рассказы вал об особенностях хар актер а, об уме, знании и талантах всех этих молодых людей, сквозила г о р яч ая д р у ж ­ ба и гл у бо к ая печаль»107. Среди «молодых людей» поколения декабристов Ф. П. Толстой особо выделял Н и к о л ая Бестуж ева — недаром из большого числа знакомых деятелей декабристского движ ения только его и А лександ­ ра Бестуж ева он дважды упомянул в своих воспоминаниях, д авая им к тому ж е самую восторженную характеристику. Д р у ж ески е отношения связы вали Н и к о л ая Б естуж ева с В. И. Г р и ­ горовичем. П ознакомился он с Григоровичем тогда же, когда и с другом его Ф. П. Т о л сты м — около 1817 г ., — и все трое были деятельными участ­ никами одних и тех ж е вольных обществ. Всю свою сознательную ж и зн ь В. И. Григорович отдал искусству родной страны — и к а к автор много­ численных статей по вопросам живописи, и к а к лектор Академии, и к а к редактор «Ж урнала и зящ ны х искусств»108, и, наконец, к а к конференц­ секретарь Академии художеств, пробыв на этом посту тридцать лет. Многие худож ники находили у Григоровича поддерж ку. Т ак, например, он принимал горячее участие в освобождении из крепостной неволи Т а ­ раса Шевченко. Великий украинский поэт н азы вал Григоровича « i розумнi ш и й i добрiший», «батьку мiй р iдний» и посвятил ему поэму «Гайдамаки» «на пам’ять 22 а п р iл я 1838 р.», то есть у к а з а л в посвящении ту знамена­ тельную дату, когда он сделался вольным. «Всегда сердечное участие» Григорович принимал и в трагической судьбе П. А. Ф ед о то ва109. П остоян­ ную готовность Григоровича прийти на помощь молодым худож никам особенно ценил Н иколай Бестуж ев. Сестре Елене он писал 16 мая 1842 г. из Сибири: «Как я рад, что Григорович оздоровел; это полезный человек для русских художников, он тёпел сердцем и неутомим в трудах на пользу искусства»110. С П. И. Кутайсовым, Ф. И. Лабенским и А. П. Сапожниковым Н и ко л ай Б естуж ев тоже встречался еще до того, к а к сделался членом Общества. Кутайсов был п опулярен среди художников: он собирал картины русских мастеров, а когда К икин в 1826 г. уш ел в отставку и поселился в деревне, стал председателем О бщ ества111. Л абенский, один из наиболее культурны х людей своего времени, на протяжении пятидесяти лет заведовал к а р т и н ­ ной галереей Эрмитажа и много сделал д ля ее расширения и сохранения; он был такж е автором первого описания галереи, изданного в 1805— 1809 г г . 112 Сапожников — живописец-любитель, заслуживш ий в позднейшие годы известность иллю страциями к басням К ры лова, составитель книги «На­ чальный курс рисования»; он стал казначеем Общества, к а к только оно было основано, и старш ая дочь Ф. П. Толстого называет его другом о тц а113. Сам Н и колай Б естуж ев в своих — остающихся до сих пор неиздан­ ными — письмах из Сибири, неоднократно вспоминает Ф. П. Толстого, В. И. Григоровича, П. И. К утайсова. «Не видаешь ли ты когда-нибудь графа Ф. П. Толстого, Вас. Ив. Григоровича — каково-то они поживают? Я знаю, что первый овдовел, и о втором писали кое-что сестры, но мне хо­ телось бы знать их художническую жизнь», — писал Бестуж ев брату П а в ­ лу 9 ию ля 1837 г. из Петровской тю р ьм ы 114. В другом письме к тому ж е адресату — 25 ап р ел я 1838 г. — он просил: «Если ты знаком с Григоро­ вичем и г. Толстым, то поклонись им обоим от нас и скаж и, что радуем­ ся от души их назначению на места, которые они занимают, и действиям нынешней Академии художеств. Кроме того, что приятно каж дому рус­ скому видеть успехи в своем отечестве, — ты знаешь, у нас есть особенная привязанность к Академии: тут мы росли, тут учились, тут ж и ли такое долгое время» 115 (с 1828 г. Ф. Н. Толстой стал вице-президентом, а с 1829 г. В. И. Григорович — конференц-секретарем Академии художеств; эти назначения и имеет в виду Н и колай Бестужев).

А В Т О Г Р А Ф П И С Ь М А Н И К О Л А Я Б Е С Т У Ж Е В А К Б Р А Т У П А В Л У ОТ 2 Ф Е В Р А Л Я 1839 г. С УПОМИНАНИЯМИ О К А Р Л Е БРЮ ЛЛОВЕ Лист 1 Публичная библиотека им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, Ленинград

АВТОГРАФ ПИСЬМА НИКОЛАЯ БЕСТУЖЕВА К БРАТУ ПАВЛУ ОТ 2 ФЕВРАЛЯ 1839 г. Лист 2

Публичная библиотека им. М. Е . Салтыкова-Щедрина, Ленинград

НИКОЛАЙ Б Е СТ У Ж ЕВ И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А СЛ Е Д И Е

49

С ущ ествует ещ е одно письм о к б рату П авлу — от 2 ф евраля 1839 г .,— в котором Н и колай Б естуж ев вн овь всп ом и нает свои х знаком ы х и з худо­ ж ествен н ого м ира П етер б у р га, в том чи сле н екоторы х и з тех , кто р е­ ком ен довал его в 1825 г . в члены О бщ ества поощ рения худож н и ков: «К стати о Б рю ллове: у н ас есть его „П олден ь” — ли тограф и я П огон ки н а; ж ал ь, что н ет его „У тра” , эту кар ти н у я ви дел в 25 го д у , будучи членом О бщ ества поощ рения х у д ож н и ков,— у гр аф а К у тай со ва. Н ел ьзя ли д о стать этой литограф и и у кого-н и б удь и з знаком ы х худ ож н и ков, у В . И . Г ри горови ча, у сам ого Б рю ллова? Я бы за это сам д остави л что-н и ­ будь к и тай ск о го , б ур ятско го и ли все равн о чего-н и б уд ь св о его , н ап ри ­ м ер, какой -н и б у д ь вид си би рской н атуры »116. Н и колай Б естуж ев н ап и сал это письм о сп у стя тр и н адц ать л ет п осле своего и зб ран и я в О бщ ество поощ рения худ ож н и ков. Н а свободе он бы л всего лиш ь п ять н ед ель с того д н я , к ак его и зб р ал и : и звестн о , ч то , сп у стя д ва д н я п осле в о сстан и я, Н и колай Б естуж ев бы л ар есто в ан , зато ч ен в П етропавловскую к р еп о сть, а затем п ри говорен «к ссы лке в каторж н ую р а­ б оту вечн о». В от почем у он не м ог усп еть сд ел ать м н огого в О бщ естве по­ ощ рения худож н иков (х о тя , повидим ом у, ем у у д ал о сь п ри ступ и ть к осу­ щ ествлению того зад ан и я, ко то р о е бы ло п оручено ем у К ом итетом О бщ е­ ств а)117. Н о тот ф ак т,что Н и колай Б естуж ев реш ил п р и н ять у ч асти е в раб оте О бщ ества, что в члены О бщ ества он бы л реком ен дован видны м и п р ед стави ­ телям и худож ественн ой общ ественности Р о сси и , что К ом итет О бщ ества ср азу п оручи л ем у больш ую раб оту — им еет н ем аловаж н ое зн ачен и е д ля х ар актер и сти ки Н и колая Б естуж ева в п етерб ур гски й п ери од его ж и зн и и , н ако н ец , д л я оп ределен и я той р о л и , которую он м ог бы сы гр ать — при д ру ги х о б сто ятел ьствах — в грядущ ем подъем е р у сского и зо б р ази тел ь­ н ого и ск у сств а. ГЛАВА IV РАБОТЫ H. БЕСТУЖ ЕВА-ХУДОЖНИКА ДО ВОССТАНИЯ 14 ДЕКАБРЯ. — ПОРТРЕТ А. БЕСТУЖ ЕВА 1824 г. — АВТОПОРТРЕТЫ Н . БЕСТУЖ ЕВА. — Ж У РН А Л ПЛАВАНИЯ ФРЕГАТА «ПРОВОРНЫЙ» С РИСУНКАМИ Н. БЕСТУЖЕВА (ПЛАВАНИЕ ВО Ф РА Н Ц И Ю И ГИБРАЛТАР). — ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ H. БЕСТУЖ ЕВА КАК ТЕАТРАЛЬНОГО ХУДОЖНИКА В КРОНШТАДТСКОМ ОФИЦЕРСКОМ ТЕАТРЕ

Н ад чем ж е раб о тал сам Н и колай Б естуж ев к ак худож н ик в те годы , которы е п редш ествовали восстанию д екабри стов? В те годы о н , в осн овн ом , и сп олн ял м иниатю рны е п ортреты . Об этом сви д етел ьству ет в свои х восп о­ м и н ан иях М ихаил Б есту ж ев: «С сам ого вы п уска и з ко р п у са он не о ставл ял по врем енам зан и м аться м иниатю рною ж ивописью < ...> Он м ного ри совал п ортретов и сам обделы вал их в изящ ны е рам ки»118. С охран и ли сь ли до наш их дней каки е-л и б о и з тогдаш н и х п рои зведен и й Н и колая Б естуж ева? Н а тако й воп рос в л и тер ату р е есть лиш ь один един­ ственны й о твет: «До н ас не дош ли работы Н . А . Б есту ж ева п етер б у р гско ­ го п ери ода»119. И ни об одном и з п рои зведен и й той поры , им и сп олн ен н ы х, в л и тер ату р е не только н и каки х кон кретн ы х данны х н и когда не п ри во­ д и л о сь, но даж е и п редполож и тельн о н е стави л ся воп рос о возм ож ной при­ н адлеж н ости ки сти Н и колая Б естуж ева каки х -л и б о ны не сущ ествую щ их п ортретн ы х раб от того врем ен и . М еж ду тем в д ей стви тельн ости сущ ествует п о р тр ет, которы й , б езу сл о в­ н о , бы л и сп олнен Н иколаем Б естуж евы м им енно в п етер б у р гски й п ериод его ж и зн и . К ром е то го , с больш ой долей вероятн ости его ки сти м огут бы ть приписаны д ва д руги х п о р тр ета, исполненны х то гд а ж е. Н есм отря н а то , что и з у казан н ы х тр ех п ортретов в н аучном обиходе д ва ф игурирую т уж е д ав н о , они н и когда н е п ри п и сы вали сь Н иколаю Б есту ж еву . П остараем ся д о к азать, что им енно он — авто р всех тр ех п о р тр ето в. 4

Литературное наследство, т. 60, кн. 2

50

НИКОЛАЙ

БЕСТУЖ ЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

Первый портрет изображает А лександра Б естуж ева в адъютантской фор­ ме (хотя Бестужев и числился по лейб-гвардии драгунскому полку, но состоял там сверх комплекта; с июня же 1823 г. он был адъютантом главно­ управляю щ его путями сообщения, генерала от кавалер и и герцога Виртем бергского, — вот почему каждодневным мундиром Б естуж ева был мундир адъютантский). Опубликован был портрет впервые в 1885 г. со следующей подписью: «А. А. Бестужев. С акварельного п ортрета, сделанного в 1824 г. и принадлежащего его сестрам»120. Вслед за тем портрет неоднократно воспро­ изводился в книгах Бестужева-М арлинского и в исследованиях, ему посвя­ щенных. И вплоть до наших дней он неизменно печатался к а к портрет работы «неизвестного х у д ож н ика»121. М ежду тем у сестер А лександра Б е ­ стужева был, повидимому, лиш ь один его портрет, исполненный до декаб­ ря 1825 г., и написан был этот портрет Н иколаем А лександровичем, — об этом свидетельствуют прямые документальные данные. Б олее того: томясь в остроге Петровского завода, Н и ко л ай Бестуж ев интересовался этим портретом и неоднократно спраш ивал о его судьбе. П ервое упоминание о портрете в дошедших до нас письмах Н. и М. Бестуж евы х из Петровской тюрьмы мы обнаруж или в письме от 25 октябр я 1835 г., адресованном брату Александру (он н аходился тогда в К а в к а з ­ ском корпусе). Обещая послать ему собственный портрет и портрет брата Н и колая, М ихаил Бестуж ев пишет: «Жаль, что твои лики не похожи, мы бы попросили одного. Н е хотим отнимать у сестер того портрета (полагая, впрочем, что он у них), который делан был за год или два Н иколаем »122. В письме явно идет речь о портрете, исполненном Н иколаем Бестужевым за один-два года до восстания; неж елание ж е отнимать у сестер эту релик­ вию можно объяснить тем, что то был единственный, находивш ийся у них портрет, на котором облик Александра Александровича был запечатлен в петербургские годы ж и з н и 123. В дальнейшем о портрете упоминается в письмах Н и к о л ая Б естуж ева уж е после гибели А лександра. В одном из не дошедших до нас писем того времени к брату П авл у Н и ко л ай А лександ­ рович просил переслать ему в Петровскую тюрьму портрет Александра. 9 н о ября 1838 г. П авел отвечал: «По приезде сестер я вышлю вам их порт­ реты и портрет брата Александра, а д ля тени прилож у в копии и свою харю »124. Получив это письмо, Н иколай Бестуж ев писал П авл у 9 ян в ар я 1839 г . : «Больше всего обрадовало нас то, что ты хочешь прислать нам семей­ ные портреты. Присылай, н о не забудь упомянуть, чьей они работы. Лю бо­ пытно видеть портрет А лександра, потому что мы не знаем откуда он взялся. Он прислал [собственно] им самим сделанный, писала сестра, похож ли он? и к а к сделан? и где ж е тот, который я делал в 23-м году, оставшийся в моих бумагах?»125 А за месяц до отправки этого письм а, — 9 декабря 1838 г . , — Н и колай Бестуж ев писал сестре Елене по тому же пово­ ду: «Любопытно бы было нам знать, куда девался тот портрет, который писан был в 24 году мною и не окончен — он остался ка ж етс я в моих бумагах»126. Ответа на этот вопрос не последовало, и в одном из следу­ ющих писем, 11 ию ня 1839 г., Н и колай Бестуж ев снова спрашивает сестру о портрете Александра: «Где тот портрет, мною деланный и оставленный в моих бумагах? Мы несколько раз делаем оба эти вопросы. И до сих пор не имеем на них ответа»127. Нет н ик аки х сомнений, что речь идет здесь о том самом портрете, к о ­ торый спустя почти полвека п оявился в печати с указан ием «принадлежит сестрам» Александра Б естуж ева. Елена Александровна, издательница сочинений М арлинского, очень д орож ила этим портретом, — видимо, потому, что у нее не было другого, на котором брат был бы запечатлен в додекабрьский период жизни; портрет х ран и лся у нее вплоть до ее смерти (она умерла в 1874 г.). Затем портрет перешел к младшим сестрам — Марии и Ольге (умершим в 1889 г.), у которых и был приобретен известным

А . А. Б Е С Т У Ж Е В Гуашь Николая Бестужева. Петербург, 1823 или 1824 г. Всесоюзный музей А . С. Пушкина, Ленинград

52

НИКОЛАЙ БЕ СТУ Ж ЕВ

И

ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

собирателем П. Я . Д а ш к о в ы м 128. В позднейшие годы портрет поступил в П уш кинский дом Академии н ау к СССР, а ныне экспонируется во Всесоюз­ ном музее А. С. П уш кина в Ленинграде. Портрет А лександра Бестуж ева исполнен гуаш ью (акварельными к р а с кам и , растертыми с белилами и потому непрозрачными), — в петербург­ ский период чистой акварелью Н иколай Бестуж ев работать еще не умел; эту технику он постиг позже, в годы пребывания в Сибири. По своему р а з ­ м еру — 1 4 × 12 см — портрет А лександра Бестуж ева может быть причис­ л ен к произведениям «миниатюрной живописи», которой Н и ко л ай Б ес т у ­ ж ев преимущественно и занимался в молодые годы. А лександр Б естуж ев изображ ен в военном мундире, поверх которого наброшена шинель с бобровым воротником; полы шинели он придерж ивает правой рукой в белой перчатке. Все атрибуты адъютантской формы выпи­ саны тщательно, детально проработано лицо. Портрет не отличается мас­ терством выполнения, например, нарушены пропорции, колорит жесткий, невыразительный: темнокоричневый фон портрета, темносиний мундир и си н яя шинель образуют глухую гамму, и лиш ь красны е полоски на вы­ соком воротнике и на обшлаге, да серебристого отлива эполет несколько н а­ рушают общую монотонность колорита. Но сходства худож нику, повиди мому, добиться удалось. Говоря о внешнем облике А лександра Б естуж ева, близкий д руг его, архитектор И. И. Свиязев, писал: «Он сам назы вал нос свой башмаком»129. Именно эта черта внешности А лександра Б естуж е­ ва и бросается в гл аза, когда рассматриваешь портрет работы Н и к о л ая Бесту ж ева. Однако передать характер, придать лицу жизненное выражение худож ник не сумел. Бы ть может, тому отчасти виной незавершенность портрета, о которой он писал сестре; при внимательном рассмотрении портрета эта незавершенность вполне ощущается. Д ва др у гих портрета тех ж е лет, автором которых, к а к мы предпола­ гаем, был тоже Н и ко л ай Бестуж ев, изображ аю т его самого. Н а одном порт­ рете он в мундире лейтенанта 19-го флотского экипаж а, на другом — в мундире капитан-лейтенанта 8-го флотского экипажа. Н а то, что это и зображ ен и я Н и ко л ая Б естуж ева, указы ваю т не только старинные н ад ­ писи на оборотной стороне; это подтверждается такж е их сходством с позд­ нейшими портретами Н и к о л ая Б естуж ева (характерна и т а к а я деталь, ка к бакенбарды, которые он действительно носил в ту пору и сбрил только после разгрома восстания, пытаясь беж ать130). В своем предположении, что перед нами два его ав топ ортрета, мы исходим из следующих косвенных дан­ ных. По свидетельству М ихаила Б естуж ева, брат его в тот период «много рисовал портретов». Трудно представить себе портретиста, который, ри­ с у я других, не пытался бы нарисовать и самого себя. Д а и совсем не в х а ­ рактере Н и к о л ая Бестуж ева было заказы вать свои изображ ения х у д о ж ­ никам. К тому ж е автопортреты он писал нередко и позже, в «казематскую эпоху». Отсутствие документальных данных не позволяет вы сказать наше предположение более категорически, но весьма вероятно, что это именно так. Д ат а создания первого из этих двух портретов может быть установлена довольно точно. В лейтенанты Н и колай Бестуж ев был произведен в июле 1814 г., вскоре он был назначен в 19-й флотский эки паж и служ и л там до конца 1815 г. Человеком сильной воли, ярко выраженной целеустрем­ ленности запечатлен на этом портрете двадцатипятилетний Бестуж ев. Именно таким у ж е в молодые годы и рисуют его современники в своих вос­ поминаниях. Но художественные, живописные качества портрета неве­ лики. И зображ ение Н и к о л ая Бестуж ева написано в обычном размере ми­ ниатю р — 8 × 7,2 см — в той же гуаш ной технике и почти в той ж е манере, в какой исполнен портрет А лександра Бестуж ева.

НИКОЛАЙ Б Е С Т У Ж Е В

И ЕГО

ЖИВОПИСНОЕ НАСЛЕДИЕ

53

Портрет Н и к о л ая Б естуж ева находится ныне в экспозиции Всесоюз­ ного музея А. С. П уш кина. Он поступил в П уш кинский дом пятьдесят лет назад, но в инвентарных кн и гах не указан о откуда. Весьма возможно, что портрет принадлеж ал Е. А. Бестуж евой и что именно о нем вспоминала она, когда, беседуя с редактором «Русской старины» М. И. Семевским о брате Н иколае, сказала: «Я любила глядеть на его портрет молодым»131. «Бестужев Н и колай произведен в следующий чин и уж е щ еголяет в больших еполетах», — писал из Петербурга Рылеев жене в конце я н в а ­ ря 1825 г . 132 За месяц до этого — в декабре 1824 г. — Б естуж ев был про­ изведен в капитан-лейтенанты, а 27 я н в а р я 1825 г. он, к а к гласит п ослуж ­ ной список в его следственном деле, «поступил по росписанию из 11-го

НИКОЛАЙ

БЕСТУЖ ЕВ

Автопортрет. Гуашь. Кронштадт, 1814 или 1815 г . Всесоюзный музей А . С. Пушкина, Ленинград

флотского в 8-й экипаж и находится в С .-Петербурге при береге»133. Второй портрет Н и к о л ая Бестуж ева относится к этому времени: декабрист изображ ен в морском парадном мундире, «в больших еполетах» капитанлейтенанта 8-го флотского экипаж а, на груди у него орден Владимира 4-й степени и бронзовая медаль на владимирской ленте за Отечествен­ ную войну 1812 г. (орденом он был н аграж ден в феврале 1823 г. за орга­ низацию литографии при Адмиралтейском департам енте134; медаль в память 1812 г. на владимирской ленте выдавалась лицам граж данского состоя­ н ия, и Н и колай Бестуж ев носил ее, очевидно, в качестве старшего в роде, к а к наследственную, полученную от какого-то родственника). В отличие от ранее рассмотренных портретов А лександра и Н и ко л ая Б естуж евы х, неоднократно и здававш ихся (правда, в качестве работ неиз­ вестных художников), портрет Н и ко л ая Б естуж ева в мундире капитанлейтенанта вводится в научный оборот впервые. Он не только не был опубликован, но и н ик аки х сведений о нем в печати никогда не п оявлялось. Случилось это потому, что на протяж ении того тридцатилетия, когда

54

НИКОЛАЙ

БЕСТУЖЕВ

И ЕГО

ЖИВОПИСНОЕ НАСЛЕДИЕ

портрет находился в ленинградском Музее революции, он ни разу не экспонировался, оставаясь в фондах запаса, доступ к которым был весьма затруднен. И лиш ь в 1954 г., когда в составе декабристской части фондов Музея портрет был передан в Отдел истории русской ку л ьту ры Эрмитажа, мы получили возможность изучить его и обнародовать. Этот портрет Н и к о л ая Бестуж ева явл яется произведением во многих отношениях примечательным: интересен он не только тем, что изображ ает декабриста в те месяцы, которые непосредственно предшествовали вос­ станию, но и тем, что перед нами, повидимому, одна из лучш их портрет­ ных работ, созданных им в петербургский период. Лицо Бестуж ева привле­ кает живым выражением. Скупыми средствами худож н ику удалось до­ стигнуть убедительной автохарактеристики: внимательно вглядываясь в это лицо, начинаешь в известной степени ощущ ать те качества, которые были присущи Бестуж еву, — человеку незаурядных творческих дарований и высоких моральных свойств. Не сразу далась портретисту эта удача: когда рассматриваешь оригинал, убеждаеш ься, к а к много труда п ри ­ шлось затратить худож н ику на выполнение всех деталей. Т ак, немало потрудился Бестуж ев, чтобы хорошо написать вьющиеся волосы, — и удалось это ему лиш ь после многочисленных переделок. По оригиналу портрета видно такж е, к а к много раз переделывал он ухо, — но полного успеха так и не достиг. В целом же вещь эта — произве­ дение высокохудожественное. Однотонное воспроизведение портрета, — к ак это всегда бывает при одноцветном репродуцировании многокрасоч­ ного оригинала, — и в отдаленной степени не передает колористического своеобразия подлинника. Х уд ож н и к добился гармонического созвучия желтоватого фона с золотыми эполетами и золотым шитьем воротника м ун ­ дира; это созвучие, вместе с удачно найденным цветом кож и, и придает теплую тональность колориту портрета. Портрет доказывает, что к мо­ менту восстания Б естуж ев был портретистом, уж е вполне сложившимся. Т ак же, к а к и два ранее описанных портрета, портрет Н и к о л ая Б есту ж е­ ва в мундире капитан-лейтенанта исполнен гуашью. Р азмер его почти пол­ ностью совпадает с размером портрета А лександра Б е с т у ж е в а — 1 5 × 12 см. Таковы те три портрета, которые мы относим к додекабрьскому ж и в о ­ писному наследию Н и к о л ая Бестуж ева: по отношению к одному из них можно утверж дать категорически, что Бестуж ев я в л я е т с я его автором; два других мы приписываем его кисти пока — из-за отсутствия прямых документальных данных, на основании косвенных соображений, — лиш ь предположительно. Этим, к сожалению, и исчерпываются известные нам портретные работы, исполненные Бестужевы м в петербургский период. М ихаил Бестужев вспоминает, что брат его до восстания «рисовал порт­ реты в миниатюре на кости, придерж иваясь тщательной отделки Изабе (точками)»135. Из числа подобного рода работ в настоящее время не известна ни одна. Зато полное представление о том, какими были эти работы, мы можем получить благодаря дошедшей до нас миниатюре, писанной им в той же технике и в той ж е манере в первые недели пребывания в Ч ити н ­ ском остроге, в ян варе 1828 г. Мы имеем в виду портрет близкой ему женщ ины — Л . И. Степовой. Это была первая работа, исполненная Бестужевым в Сибири. Он написал портрет по памяти к а к только получил возможность вновь, после двухлетнего пребывания в тюремном заклю че­ нии, взяться за кисть и кр аски (о портрете Л . И. Степовой мы говорим ниже). Есть основания утверж дать, что в Петербурге Н и колай Бестужев пробовал свои силы — и не без успеха — в других отраслях изобразитель­ ного искусства. Р ассказы в ая о той приязни, к а к а я возникла между Н иколаем Б есту ж е­ в ы м , когда он окончил Морской кадетский корпус, и Д. Е. Василевским,

Н И К О Л А Й БЕСТУЖ ЕВ Автопортрет. Гуашь. Петербург, 1825 г. Отдел истории русской культуры Эрмитажа, Ленинград

56

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л ЕД И Е

преподававшим ему гуманитарные и общественные науки, М ихаил Б ес ту ­ жев писал: «Василевский, к а к истый бурш, был постоянно весел, ш утил и едко острил; брат назы вал его сатиром, и, точно, в самой его наружности было так много сходства с этим лесным полубогом, что, когда брат одним почерком каран даш а или мелом на стене рисовал его сатиром, все тотчас у зн авал и Василевского»136. Строки эти заключают в себе ценное свидетель­ ство: оказывается, Н и колай Б естуж ев уж е в молодые годы легко у л ав л и в ал сходство и несколькими штрихами воплощ ал в к а р и к ат у р е черты лица с такой меткостью, что все у зн ав ал и изображенного. О том, с к ако й легкостью он рисовал, «карикатурил», рассказывает и сам худож ник. П овествуя об одном эпизоде, случившемся с ним в 1823 г. на Ш лиссельбургской почтовой станции, Б естужев вспоминает: «Я сел снова к столу, в зял лист бумаги, чертил на нем разные фигуры, к а р и к а ­ турил знакомые лица, читал опять Стерна, писал на него сентенции, свои мысли; рисовал у зн и к а в темнице, чертящего на палочке зам етку...»137 В 1824 г., во время большого заграничного п лаван ия из Кронш тадта во Францию , Гибралтар и обратно, Н и колай Бестуж ев выполнил серию видовых рисунков. Отдать визит Ф ранции — в ответ на посещение К р о н ­ штадта французской эскадрой — был отправлен сорокачетырехпушечный фрегат «Проворный». Бестуж ев получил специальное поручение — на фрегат он был назначен «в качестве историографа»138. В те годы в большие морские экспедиции и п лаван ия часто н азначались и художники; так, на бриге «Рюрик», совершившем путешествие в округ света, находился ж и в о ­ писец Л . А. Хорис, на шлюп «Камчатка», отправленный к берегам Аме­ рики, был определен живописец М ихаил Т ихонов139. П лавание «Провор­ ного» не имело того значения, како е имели эти две экспедиции, и поэтому специального худож ника здесь не было. Но обязанность эту в з я л на себя Б естуж ев. И когда, по возвращении, ему пришлось составить д ля н ач ал ь ­ ства подробный отчет, он снабдил его не только картами, но и видовыми рисунками. П лавание продолжалось с 15 июня по 22 сентября, а 29 сен ­ т яб р я он писал матери и сестрам: «Я предоставил Молл еру ж у р н ал моего плаван ия и ж д у его мнения, чтобы представить его государю, к а к и дол­ жно оное сделать» (речь идет о Ф. В. Моллере, н ачальнике Кронш тадтского порта, родном брате морского министра)140. А в позднейшем письме к своему другу, лейтенанту норвежского флота Эриксену, Бестуж ев сообщал, что «журнал плавания», представленный Александру I, «был у краш ен к а р ­ тами, видами и таблицами, заметками и замечаниями, сделанными по по­ воду различны х предметов, касаю щ ихся мореплавания»141. Т а к к а к р у ко ­ пись готовилась д ля представления царю, нет основания предполагать, что она была иллю стрирована литографиями или гравю рами; вот почему мы считаем, что под словом «виды» подразумевались рисунки или а к в а р е­ ли и выполнены они были, несомненно, самим «историографом» похода. Может быть, именно успех этого, по всем данным мастерски выполненного, отчета и вы звал вскоре (через два с половиной месяца) производство Бесту­ ж ева в чин капитан-лейтенанта (капитана фрегата). Ж у р н а л плаван ия во Ф ранцию и Гибралтар — ж у р н ал , который вел Н и колай Бестуж ев и который был в р у ках у А лександра I, пока остается не разысканным. Если рукопись эта будет обнаружена, мы получим воз­ можность ознакомиться с исполненными им в те годы пейзаж ами и видами. Н и каки х других сведений о подобного рода работах Бестуж ева, относящ их­ ся к ранней поре его жизни, обнаруж ить не удалось. Но, судя по косвен­ ным данным, о которых мы говорим ниже, можно предположить, что у ж е в те годы он вполне владел искусством писать пейзаж и и виды. Н аконец, можно у к а зат ь еще на одну сторону тогдашней деятельности Б естуж ева-худож ника: существуют сведения, что в годы пребывания в Кронш тадте, где он п рож и л — с большими перерывами — около девяти

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

57

лет (с 1813 по 1822 г.), Н и колай Б естуж ев писал эскизы декораций и костю­ мов д ля театра. В недавно обнаруженной нами рукописи к р атки х заметок М ихаила Бестуж ева о брате Н и кол ае рассказано, в частности, следующее: «Во время бытности своей в Кронштадте в пользу бедных устроил благород­ ный офицерский театр, в котором кроме писания декораций вы полнял с большим успехом главные роли»142. В своих мемуарах М ихаил Бестужев, вспоминает «брата Н и ко л ая, устроившего во время его кронштадтской службы прекрасный театр, где он был и директор, и костюмист, и режиссер, и главный актер»143. О том ж е рассказывает и Е. А. Бестуж ева: «Он н еск о ль­ ко лет оставался в Кронштадте, где в свободное время от службы завел в по льзу бедных благородный офицерский театр, был из числа первых актеров, потом был дирижер, декоратор, суфлер и пр.»144 К а к ни кр а т к и эти све­ дения о деятельности Н и ко л ая Бестуж ева на поприще «декоратора» и «костюмиста», тем не менее они характеризую т его интерес и к этому ж а н р у изобразительного искусства145. И зу ч ая неизданные письма Н и к о л ая Б естуж ева времени его пребывания в острогах Читы и Петровского, мы натолкнулись на одну любопытную деталь: к а к записной худож ник, он называет магазины, в которы х в быт­ ность его в Петербурге продавались краски. Т ак, в письме, посланном из Петровской тюрьмы брату П авл у , Бестуж ев пишет: «Прошу тебя, если ты еще в Петербурге, сходи к красочному фабриканту Фрезе и возьми у него каталог вещам, в его магазине продающимся; он ж ивет в Б ольш ой Морской на у гл у Гороховой улицы, над магазином большой деревянный орел»146. Сохранилось и другое письмо Б естуж ева, посланное им сестре у ж е и з Селенгинска. «Когда будешь в Питере, — пишет Бестуж ев, — то сделай одолжение на мой счет, купи в Английском магазине кр а со к водяных. Я щ ик долж ен состоять из 12 красок; белил вовсе не надо, но зато приба­ вить к этому количеству кр асо к 1 кусок bleu de prusse, 1 кусок L a k e , 1 кусок гумми гутту, так, чтобы этих красок было по две. К аж ды й кусок красок стоит рубль в магазине, и потому я советую тебе выбрать самой. Это гораздо дешевле, неж ели покупать ящ ик, а впрочем, я не думаю, чтоб все это было дороже 20 р. и с ящ иком и с полдюжиной кистей больших и средних»147. Если через мн ого лет после ареста Бестуж ев хорошо помнил ма­ газины, где продавались краски , превосходно знал, какое количество к р а со к входит в ящ ик и к а к и х они цветов — значит, в петербургский период своей жизни он был частым посетителем этих м а га зи н о в 148. ГЛАВА V Н. БЕСТУЖ Е В — В О С П И Т А Т Е Л Ь И П Р Е П О Д А В А Т Е Л Ь В МОРСКОМ КАД Е ТСК О М К О РП У С Е . — У Ч А С Т И Е Н. Б Е С Т У Ж Е В А В МОРСКОМ ПОХОДЕ В Г О Л Л А Н Д И Ю И РОЛЬ ЭТОГО П О ХО Д А В РАЗ ВИ ТИ И ЕГО ОБЩ ЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО САМОСОЗНАНИЯ. — Н. Б Е С Т У Ж Е В — П Е Р Е В О Д Ч И К . — Н. Б Е С Т У Ж Е В — У Ч А С Т Н И К МОРСКОГО П ОХО Д А ВО Ф Р А Н Ц И Ю . — В С Т У П ­ Л Е Н И Е Н . Б Е С Т У Ж Е В А В «МИХАЙЛОВСКОЕ ОБЩЕСТВО» И В «ВО ЛЬН О Е ОБЩЕСТВО У Ч Р Е Ж Д Е Н И Я У Ч И Л И Щ ПО М ЕТОДЕ ВЗАИМНОГО О Б У Ч Е Н И Я ». — У Ч А С Т И Е Н . Б Е С Т У ­ Ж Е ВА В «ВОЛЬНОМ ОБЩЕСТВЕ Л Ю Б И Т Е Л Е Й РОССИЙСКОЙ СЛОВЕСНОСТИ». — ЗН АКО М ­ СТВО с К . Ф. Р Ы ЛЕ Е В Ы М . — О Р Г А Н И З А Ц И Я ЛИ Т О ГР АФ С К О Й МАСТЕРСКОЙ П РИ МОРСКОМ ВЕДОМСТВЕ. — Р АБ О Т А Н. Б Е С Т У Ж Е В А Н А Д ИСТОРИЕЙ РУССКОГО Ф Л О Т А . — ИЗБРАН ИЕ В П О Ч Е Т Н Ы Е Ч Л Е Н Ы АД М И РА ЛТЕ Й С КО ГО Д Е П А Р Т А М Е Н Т А . — Н А З Н А Ч Е Н И Е Н. Б Е С Т У ­ Ж Е ВА ДИРЕКТОРОМ АД М И РАЛТЕ ЙС КО ГО М УЗЕЯ. — Л И Т Е Р А Т У Р Н А Я ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Н . БЕ С Т УЖ Е В А. — Н . Б Е С Т У Ж Е В — Ч Л Е Н СЕВЕРНОГО ОБЩЕСТВА. — ЕГО Р О ЛЬ В ПОДГО­ ТОВКЕ ГО СУДАРСТВЕН НО ГО ПЕРЕВОРОТА И У Ч А С Т И Е В ВОССТАНИИ 14 Д Е К А Б Р Я . — А Р Е С Т Н. Б Е С Т У Ж Е В А . — СЛЕД СТВИ Е И ПРИГОВОР

В последние десятилетия сделано немало д ля изучения ж и зн и и трудов Н и к о л ая Бестуж ева. Однако и сейчас еще не освещены в полной мере все стороны его многогранной деятельности в те годы, которые предшество­ вали декабрьскому восстанию, хотя к а ж д ая , безусловно, могла бы слу­ ж ить темой специального исследования. В будущем монографическом

58

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

труде, посвященном Бестуж еву, большое место займут его литературн ая деятельность, его общественно-политические взгляды, его роль в Север­ ном обществе и в организации восстания. Тема нашего исследования ограничена. Мы исследуем интересы Н и ­ к о л ая Бестуж ева лиш ь в области изобразительного искусства и, в ос­ новном, его работу худож ника, широко развернувш ую ся в острогах Читы и Петровского. Поэтому мы лиш ь в самых кр а тк и х словах охар актер и ­ зуем его деятельность на разны х других поприщах в петербургский период жизни и его участие в восстании 14 декабр я 1825 г. П режде всего, нел ьзя не отметить одной особенности, одного основ­ ного качества Н и к о л ая Бестуж ева, которое прошло через всю его созна­ тельную ж изнь: неустанную ж а ж д у деятельности, которая всегда я в л я ­ лась подлинным служением обществу, прогрессу. Г орячая защита ин­ тересов народа, стремление отдать себя строительству национальной культуры — характерн ей ш ая черта жизненного подвига Н и к о л ая Бес­ тужева. Н е л ь зя не отметить и следующей его черты: всё, за что он ни брался, он неизменно делал с увлечением, с душою. В своих воспоминаниях Ми­ хаил Бестужев пишет о брате: «Он ничего не мог делать хладнокровно», и отмечает далее его «пылкость и подвижную деятельность»149. Д а ж е по тем скудным, случайным и разрозненным сведениям, которые имеются в печати, можно судить о том, насколько высоко расценивали современ­ ники уж е в петербургский период трудолюбие и творческое отношение Н и ко л ая Бестуж ева ко всякому выполнявшемуся им делу. Вот два при­ мера. 10 марта 1822 г. на заседании Адмиралтейского департамента и зве­ стный ученый и мореплаватель вице-адмирал Г. А. Сарычев предлож ил поручить «лейтенанту Бестуж еву, известному к а к по отличной и ревно­ стной службе, так и по у праж нениям его в литературе» написать историю русского ф л о т а150. А в следующем году секретарь Вольного общества любителей российской словесности А. А. Н икитин, особо отмечая в годо­ вом отчете тех немногих членов, которые своей энергией спасли Общество от развала и о казали деятельную помощь в выпуске ж у р н а л а Общества «Соревнователь просвещения», перечислив имена Ф. Н. Глинки, Н. И. К у ­ тузова, К. Ф. Рылеева, О. М. Сомова, И. К. Аничкова и А. О. К о р ни л о вича, н а з в а л и Н и ко л ая Бестуж ева, прибавив, что он «примерным усердием д о казал постоянную любовь свою к Обществу»151. Б естуж ев всегда п ро яв­ л я л себя именно т а к , — человеком творческой инициативы, вся ж изнь которого состояла в труде и все помыслы которого во время следствен­ ного процесса выразились в одной лаконичной фразе: «Желал горячо добра своему отечеству»152. Ещ е в стенах Морского кадетского корпуса Н и колай Б естуж ев своими способностями ярко вы делялся среди товарищей. Морской министр де Траверсе, присутствовавший на выпускных экзаменах, был так доволен ответами Бестуж ева «на все высшие вопросы», что назначил его «для от­ правления в П ариж , в Политехническую школу» (речь идет о снискавшей себе в те годы мировую славу «Ecole P o ly te c h n iq u e » — высшем учебном заведении, созданном д ля подготовки военных, морских и граж данских инженеров, гидрографов и т. д.). К а к сообщает Н и колай Бестуж ев, «от­ правление не состоялось» только потому, что начало 1810 г . «открыло загадываемые впредь намерения Наполеона»153. 29 декабря 1809 г. Н иколаю Бестуж еву, окончившему Морской кадет­ ский корпус, был присвоен чин мичмана, а через десять дней, — 7 ян в ар я следующего го д а, — когда ему еще не исполнилось и девятнадцати лет, он был оставлен при корпусе в качестве воспитателя и преподавателя. Н асколько необычным было подобное назначение, можно заключить из следующих строк той части трактата А. Ф. Б естуж ева, ко то р ая озаглав-

НИКОЛАЙ

Б Е С Т У Ж Е В И Е ГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

59

К Н И Г А H . А . Б Е С Т У Ж Е В А «ЗАПИС­ К И О Г О Л Л А Н Д И И 1815 Г О Д А » . Э К ­ ЗЕМ ПЛЯР С ДАРСТВЕННОЙ Н А Д ­ ПИСЬЮ НЕИЗВЕСТНОМУ Л И Ц У , 1821 г. Имя этого лица бы ло, очевидно, после д е к а б р ь с к и х собы тий тщ атель но зачеркнуто им самим и прочтению не поддается И нститут

русской ли тературы СССР, Л енин град

АН

л ен а «О восп итани и военном отн оси тельн о б лагородн ого ю нош ества»: «В военном училищ е число н аставн и ков больш ею частию составляю т оф и­ церы ; сл ед о вател ьн о , долж но бы ть и збран и е их сам ое строж ай ш ее. Н а­ добно стар аться о п ред ел ять так и х , кои бы все то закл ю ч ал и , что со став­ л яет честн ого и б лагородн ого оф и ц ера, чтоб служ ба их бы ла озн ам ен о­ ван а опы там и н ескольки х кам п ан и й , п оведени е и х соверш енно и звед ан о . О ф ицеры ж е, тол ько что вы ш едш ие и з училищ а и в то ж е врем я оп реде­ лен н ы е к восп итани ю , есть зл о ощ ути тельн ое и вред ю нош еству нем алы й н ан осящ ее»154. Ещ е с б óльш им и требован и ям и подходили то гд а к отбору н аставн и ков д ля еди н ствен н ого сущ ествовавш его в стр ан е учебн ого зав е­ д ен и я, готовивш его оф ицеров ф лота. В от почем у тот ф ак т, что ед ва сош ед­ ш ий со ш кольной скам ьи Н и колай Б естуж ев бы л о ставл ен в ко р п у се д ля п р еп о д аван и я, сви д етел ьствует не только о том , что он н ах о д и л ся н а л у ч ­ ш ем сч ету у корп усн ого н ач ал ьств а, но и о том , что в вы сш их м орских к р у га х , ведавш их этим п риви леги рованн ы м учебны м завед ен и ем , его тож е ц ен и ли . Т ри с половиной год а п ровел Н и колай Б естуж ев в долж ности восп и ­ т ате л я . С лучилось т а к , что с 1812 г . учеником Н и колая стал б рат М ихаил. С траницы позднейш их воспом инаний М ихаила Б естуж ева рисую т нам об­ ли к Н и колая — корп усн ого во сп и тател я и п р еп о д авател я. П реп одавал он в первы х тр ех к л ассах вы сш ую теорию воен н о-м орского и ску сства и м ор­ скую эволю цию , а такж е руководи л мо реходн ой п р акти ко й . М альчики лю били его . О н всяч ески заб о ти л ся о том , чтобы кадеты п олучи ли р азн о ­ сторон н ее о б р азо ван и е. В ч астн о сти , он п редлож ил ввести в п рограм м у ко р п у са п реп одаван и е ф и зи ки , а ко гд а д и ректор о тк азал ся это сд ел ать, стал п реп од авать ф и зи ку даром и сам в зя л ся за устрой ство электри ческой маш ины и д руги х ап п ар ато в.

60

НИКОЛАЙ Б Е С Т У Ж Е В

И ЕГО Ж И ВОПИСНОЕ Н А С Л Е Д И Е

М ного эн ерги и затр ати л Н и колай Б естуж ев в 1812 г ., чтобы п олуч и ть разреш ен и е начальства на п еревод в действую щ ую арм ию . «В оодуш евле­ н и е н ародн ое в Р осси и бы ло вел и ко , потом у что это бы ла войн а н арод ­ н а я » ,— таким и словам и Б естуж ев х ар ак тер и зу ет те грозн ы е годы 155. О сущ ествить свое страстн ое ж елан и е ем у н е у д ал о сь. Л етом 1813 г . он п ри н ял п редлож ен ие кап и тан -л ей тен ан та Д . В . М акарова о тп р ави ться с ним н а ко р аб л е «С уворов» в русски е влад ен и я в А м ерике, но путеш ествие не со сто ял о сь. О днако Б естуж ев остави л корп усн ую служ бу и п ереш ел во ф лот. О том , к ак он р в ал ся тогд а к н овой р аб о те, к ак ж аж дал ее и н а каком он бы л п рекрасн ом сч ету , сви д етел ьству ет дош едш ее до н ас письм о Б есту ж ева к и звестн ом у м ореплавателю О . Е . К оц ебу, готовивш ем уся в 1814 г . соверш ить н а ко р аб л е «Рю рик» кругосветн ую эксп еди ци ю . «П о лу ч а письм о В аш е, спеш у охотно п одтверди ть дан н ое мною слово служ и ть с В ам и н а б ри ге „Р у р и к е” и , вр у ч ая В ам судьбу м ою , п озд р ави ть к ак В ас, так и себ я , со счастливы м н ачалом п ред н ам ереваем ого»,— пиш ет Б есту ­ ж ев. И д ал ее: «Т еперь соверш енно начинаю п р ед аваться м оей р ад о сти , что буду в состоян и и вы р ваться и з сего б езд ей стви я, м еня удручаю щ его < ...> О дно ж елан и е о стается у м еня то , чтобы о п р авд ать хорош ее м нение м оих н ач ал ьн и ков и служ бою своею зап л ати ть за вы бор и з среды м ногих м оих товарищ ей» (п и сьм о от 16 ию ня 1814 г .)156. П о н еизвестны м п ричи­ нам в это п лаван и е он н ап равл ен н е бы л, тем н е м енее в ию ле того ж е года его п рои звели в лей тен ан ты . В первы е в загран и чн ом м орском п оходе он у ч аство вал в со ставе эксп е­ диции р усского ф лота, сн аряж ен н ой в м ае 1815 г. И н а этот р аз Б естуж еву не у д ал ось у ч аство вать в военны х д ей стви ях : ко гд а ко р аб л и приш ли в К о п ен гаген , стало и звестн о , что Н аполеон разб и т при В атер л о о . И в сетаки это п утеш ествие сы грало больш ую роль в ж изни Б есту ж ева, п реж де всего в разви ти и его общ ествен н о-п оли ти ческого сам о со зн ан и я. Р у сск ая д ей стви тельн ость не р аз застав л ял а м олодого ф лотского оф ицера зад у ­ м ы ваться н ад креп остн и ческой си стем ой , закаб ал явш ей народны е м ассы и глуш ивш ей народную и н и ц и ати ву: недаром Б естуж ев в позднейш ие годы у твер ж д ал , что «предан будучи душ евно своем у о теч еству , ж елая ви деть его цветущ им , не м ог не соб ол езн овать на все н еу стр о й ства, сущ е­ ствую щ ие во всех ч астях » . П оход в Г олландию у су гу б и л о тр и ц ательн ое отнош ение Б естуж ева к десп оти ческом у реж им у, царивш ем у н а род и н е. Н а воп рос С ледственной ком исси и: «с которого врем ени и о ткуд а заи м ство­ вали вы свободны й о б р аз м ы слей ?»,он о твети л : «Б ы тность м оя в Г олланди и 1815 го д а, в п родолж ение п яти м есяц ев, ко гд а там у стан авл и вал о сь ко н ­ сти туц и он н ое п р авл ен и е, дало м не п ервое п он яти е о п о л ьзе зако н о в и п рав граж дан ски х»157. С вои вп ечатлен и я от п охода Б естуж ев и злож и л в «Зап и сках о Г ол­ лан ди и 1815 го д а» . И з эти х «Записок» ясн о , что п о езд ка в Г олландию им ела д ля н его револю ционизирую щ ее зн ач ен и е. Защ и тни ков р есп уб ли кан ского стр о я он и м енует «ж арчайш им и п атри отам и », а сло ва «свободная респ уб­ л и к а» , «гордая респ убли ка» п рои зн оси т в «Запи сках» с глубоки м сочув стви ем , у твер ж д ая, что голлан дц ы «п оказали св ету , к чем у способно че­ л о веч ество , и до како й степ ен и м ож ет возн ести сь дух лю дей свободны х»158. Н аходясь в п л аван и и , Н и колай Б естуж ев п одруж и лся с кап и тан ом 2 -го р ан га Ф . Я . Т и зен гау зен о м , видны м военны м теорети ком , которы й ком ан довал эксп ед и ц и ей . П од влияни ем Т и зен гау зен а Б естуж ев гл у б о ко заи н тер есо вал ся военны м и н аукам и . В ернувш ись на род и н у, он п р и н ял ся, по совету Т и зен гау зен а, за п еревод кн и ги и звестн о го воен н ого п и сател я; Ж озеф а Р о н ья «C onsidérations su r l ’a rt de la guerre»*, вы ш едш ей в П ари ж е в 1816 г . «Б рат п еревел почти всю к н и гу , но почем у-то он а не бы ла н ап е* «Рассуждения о военном искусстве» (франц.).

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е

НАСЛЕДИЕ

61

чатана», — сообщает М ихаил Б естуж ев159. Перевод книги Р о н ь я полож ил н ачало целой серии переводов, исполненных Н иколаем Бестужевы м в по­ следующие годы и напечатанных в периодических и зданиях; он перево­ д и л Томаса М ура, Б ай рон а, В альтера Скотта, И рвинга, Тегнера, а из н а ­ учных работ им переведена статья «О нынешней истории и нынешнем со­ стоянии Ю жной Америки». Летом 1817 г. Н и колай Б естуж ев проделал второй морской поход, — на этот раз во Ф ран ц ию , — который д ли лся три с лишним месяца. «Он и м ел , — рассказывает М ихаил Бестуж ев об этом походе, — осязательное влияние к а к на последующую литературную деятельность не только брата Н и ко л ая, но даж е Александра, равно к а к и на рост тех семян либ ер ал из­ ма, которые таились в душе нашей»160. Дело в том, что на корабле Н иколай Бестуж ев познакомился с Н. И. Гречем, который н ап р ав л я л ся во Ф р ан ­ цию, и это знакомство сыграло большую роль в биографии братьев Б есту ­ ж евых; оно ввело их в самую гущ у литературной ж и зн и П етербурга. В те годы Греч, «отъявленный либерал», был редактором «Сына отечества», самого значительного литературного ж у р н ал а, в котором сотрудничали многие из будущ их декабристов. Крупнейш ие деятели литературы , н ауки и искусства были постоянными посетителями «четвергов» Греча. Суще­ ствуют свидетельства самих декабристов об их литературны х и личных св я з я х с Гречем. По словам декабриста Е. П. Оболенского, «у Н. И. Греча собиралась в то время раз в неделю вся литер ату р н ая семья. Рылеев был одним из постоянных его собеседников»161. Д екабрист А. Е . Р озен позна­ ком ился с Гречем в 1820 г. и, бывая у него в доме, встречал «много литера­ торов, разнородных и разностепенных Беседа за столом и после стола была веселая, непринужденная; всех более острил хозяин, от него не отставали Бестужевы , Рылеев, Б у л гар и н , Д ельви г и другие»162. В о звр а­ тивш ись в 1821 г. в Петербург после пятилетнего пребывания в провинции и ж е л а я «познакомиться с учеными и литераторами», декабрист Г. С. Б а теньков, по его словам, «всех у зн ал у Греча». «У сего последнего, — пишет Б ат е н ь к о в , — были приятные вечера, исполненные ума, остроты и откро­ венности. Здесь у зн ал я Бестужевы х и Р ы леева»163. Н и колай и Александр Бестуж евы начали бывать у Греча с конца 1817 г., а в 1818 г. на страницах «Сына отечества» впервые появились их п р о и звед ен и я164. Александр Бестуж ев писал о Грече: «В его доме р азви лся мой ум от столкновения с другими. Греч первый оценил меня и дал ход»165. А Н и колай Бестуж ев, у ж е в позднейшие годы, находясь в Сибири, писал брату П авлу: «Ты рас­ сказы ваеш ь, что бываешь по четвергам у Г р еч а, — это, видно, по-старин­ ному: собрание литераторов старых и вербунка новых. Это мы знаем»166. В начале 1818 г. Греч, с молодых лет часто бывавший у Оленина, ввел в этот дом Н и к о л ая Б естуж ева. Здесь Бестуж ев, к а к у ж е указы валось, встретился с Ф. П. Толстым. Знакомство это, вскоре перешедшее в д р у ж е­ скую близость, сыграло, несомненно, немалую роль в ж и зн и Бестуж ева, так к а к Ф. П. Толстой занимал в те годы видное место в общественной ж и зн и столицы. Он был не только одним из организаторов Союза Б л а г о ­ денствия, а впоследствии председателем ее К оренной думы, но и орган и за­ тором некоторых филиалов Союза. С. П. Трубецкой, один из активнейших участников Союза Благоденствия, на вопрос Следственной комиссии, каки е вольные общества «заведывались» управами Союза, отвечал, имея в виду вольные общества, возникш ие во второй половине 1810-х годов в Петербурге: «Они долж ны были быть приготовительными, и чрез них полагалось искать членов д ля Союза». Кроме того, свидетельствует он, «положено было, чтоб члены входили в существую­ щие известные общества; так вошли члены многие в составленное обще­ ство д ля заведения училищ взаимного обучения»167. Такого рода вольных обществ (через них осущ ествлялись легальные мероприятия Союза

62

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

Б лагоден стви я и тем самым они по существу превращ ались в филиалы Союза) было несколько, и в трех из них участвовал Н и ко л ай Бестуж ев. Причем в два вольных общества, которыми руководил Ф. П. Толстой, Бестуж ев был, повидимому, введен по рекомендации Толстого. Ранее всего — в середине 1818 г . — Н и ко л ай Бестуж ев вступил в м а­ сонскую л о ж у «Избранного Михаила», которую один из основателей Союза Б лагоденствия и руководящ ий член этой лож и, Федор Г лин ка, н азы вал «Михайловским обществом», а советские исследователи с полным основанием рассматривают в качестве своеобразного вольного общест­ ва168. Л о ж а эта не только резко отличалась от обычных масонских л о ж тем, что членам ее не был присущ свойственный масонам мистицизм, но и организационно она была теснейшим образом связана с Союзом Б л а г о ­ д е н с т в и я 169. Заседан и я и протоколы велись на русском языке; н азв ан а л о ж а была по имени ц ар я М ихаила Федоровича, избрание которого на царство декабристы идеализировали, ошибочно считая это актом народ­ ного волеизъявления. Во главе лож и — в звании управляю щ его мастера — стоял Ф. П. Толстой; в ее состав входили будущие декабристы — Ф едор Г линка, братья Кю хельбекеры, Б атеньков. Летом 1818 г. членом лож и стал Н и ко л ай Б естуж ев, о чем свидетельствует обнаруженный нами ди­ плом, подписанный Ф. П. Толстым, Ф. Н . Глинкой, Н. И. Гречем, Р. М. Зотовым, Ф. Ф. Ш убертом170. В лож е представлен был и мир х у д о ж ­ нический — В. И. Григорович, действительный член Академии художеств П. Е . Доброхотов, наиболее выдающийся русский резчик на цветных кам н ях. «Она отличалась так ж е и действиями своими в пользу ближ них < .> Л о ж а наш а, — пишет в своих воспоминаниях Ф. П. Толстой, — с малыми своими финансовыми средствами, устроила из своих членов комитет, обязанность которого состояла в том, чтобы помогать нуж даю ­ щимся, которые по своему положению не могут протягивать руки за милостынею, а терпят крайнюю нуж ду. Ч лены обязаны были отыскивать таковы х и, осведомясь подробно о их нравственности, положении и н уж дах, представлять об них ложе, ко то р ая, под председательством мастера, р асп о р яж ал ась кому какое делать пособие: кто получал квар­ тиру, кто небольшое месячное содержание, кто единовременное пособие дровами, съестными припасами и т . п .» 171 Основной задачей лож и была д еятельн ая пропаганда человеколюбия, то есть именно то, что вменялось и обязанность членам Союза Благоденствия: один из существенных разде­ лов «Законоположения» Союза, озаглавленный «Распределение занятий», в своей первой части ( «отрасль первая») трактовал вопросы, объединен­ ные одним словом — «Человеколюбие»172. В те же годы Бестуж ев вошел в «Вольное общество учреж дения учи­ лищ по методе взаимного обучения», о котором упоминает С. П. Трубецкой в цитированном выше показании. Устройство ш кол для народа входило в задачи Союза Благоденствия; «Вольное общество учреж дения училищ», судя по его деятельности и составу, было своего рода педагогическим фи­ лиалом Союза. Сообщая в своих воспоминаниях об организации первых ш кол взаимного обучения, Ф. П. Толстой пишет: «Федор Николаевич Глинка, я и Греч вознамерились составить общество распространения ланкастерских ш кол в России; многие из братий нашей л о ж и и зъяви ли ж елание вступить в этот союз < ...> гл авнейш ая цель состояла в том, чтобы стараться о быстрейшем распространении грамотности в простом народе»173. М. И. М уравьев-Апостол, один из основателей Союза Б лагоденствия, прямо у казы в ал на следствии, что «Федор Г линка вступил в петербург­ скую ланкастерскую ш колу с тем, чтобы Союз имел бы влияние на оную »174. В состав руководящего комитета этого Вольного общества, основанного летом 1818 г., входили: председатель — Ф. П. Толстой, помощники пред­ седателя — Ф. Н. Г линка и Н. И. Греч, секретари — В. И. Григорович

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

63

и В . К . К ю хельб екер, а в чи сле член ов О бщ ества, которы е и зъ яви л и ж елан и е сод ей ствовать трудам ко м и тета, бы ли И . Г . Б у р ц о в, С . П . Т ру­ б ец ко й , Н и ки та М уравьев, Н . И . Г н едич. П очетны м членом О бщ ества бы л вы бран М . Ф . О рлов, действительны м и членам и — виднейш ие д еятел и ран н и х д екаб ри стски х общ еств: М . Н . Н ови ков, Н . И . К у ту зо в , А лексан др М уравьев, А . В . С ем енов, П авел К олош ин. С ледует отм ети ть, что дей стви ­ тельны м членом О бщ ества состоял такж е А . Г . В ен ец и ан ов175. Т аким бы л

Д И П Л О М М АСОНСКОЙ Л О Ж И «ИЗБРАННОГО М И Х А И Л А », В Ы Д А Н Н Ы Й Н И К О Л А Ю Б Е С Т У Ж Е В У 11 А В Г У С Т А 1 8 1 8 г. С креплен п о д пи с ям и

Ф . П . Т о л с то го ,

Ф . H . Г л и н к и , Н . И . Греча,

Р . М. З отова, Ф . Ф . Ш уберта

Слева автограф Н . А . Б е ст у ж е в а Отдел исто ри и р у с с к о й к у л ь т у р ы Эрм итаж а, Л енинград

тот к р у г л и ц , в которы й п оп ал Б есту ж ев, вступ и в в это В ольное общ ество. А в ж изни О бщ ества он у ч аство вал весьм а д еятел ьн о ,— это м ож но заклю ­ чи ть уж е по одном у том у, что 1 ию ня 1822 г . на годичном собран и и Н ико­ л ай Б есту ж ев, н ар яд у с Ф . П . Т олсты м , С . П . Т рубец ки м , Ф . Н . Г ли н кой , Н . И . К утузовы м , В . И . Г ри горови чем , бы л и збран в состав руководящ его ко м и тета176. Н о н аи более активную д еятел ьн о сть Н и колай Б естуж ев р азви вал в другом ф и лиале С ою за Б л аго д ен стви я, в В ольном общ естве лю бителей россий ской сл о весн о сти , ку д а он бы л вы бран 28 м арта 1821 г . членом сотрудн и ком , а 31 м ая того ж е год а — действительны м член ом . В озникш ее в 1816 г ., а в 1818 г . п ровозглаш ен н ое «ученой респ уб ли кой », О бщ ество

64

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

это, к а к установлено в результате детального исследования, «являлось литературны м плацдармом декабристов, сыграв выдающуюся роль в под­ готовке декабристских кадров». В состав «ученой республики» входили многие будущие члены тайных обществ, в том числе и Рылеев. Н иколай Бестуж ев зан ял здесь очень быстро руководящее место. У ж е в 1822 г. он был введен в редакционную коллегию Общества, выпускавшего ж у р н а л «Соревнователь просвещения», и я в л я л с я , повидимому, одним из основ­ ных участников заседаний, так к а к в течение этого года присутствовал на них тринадцать раз, выступая подчас с чтением своих работ. Н а п ротя­ ж ении следующих лет он был избран главным редактором прозаических произведений и кандидатом в помощники президента О бщ ества177. У частвуя в работе «Михайловского общества» и двух вольных обществ, Н и колай Бестужев пытался утолить свою ж а ж д у общественной деятель­ ности на пользу отечества. Разумеется, в тогдашних исторических у сло­ виях ж аж д а эта оставалась неутоленной. Но зато участие в работе обществ, особенно в работе «ученой республики», сыграло решающую роль в фор­ мировании политических взглядов Б естуж ева. Немалое значение д ля его идейного развития имела такж е друж ба с Рылеевым. Вступив в Вольное общество любителей российской словесности, Н и ­ к о л ай Бестужев познакомился и подруж ился со многими литераторами; б ли ж е, чем с другим и, — с Рылеевым. Летом 1824 г. в письме к брату А лександру, посланном из дальнего заграничного плаван ия, Н и кол ай Б естуж ев просил передать приветы друзьям, и прежде всего «поклониться Рылеусу и всем товарищам нашим по Обществу»178. Рылеев, участвуя в р а ­ боте «ученой республики», горячо проповедовал свои революционные взгляды. А лександр Бестужев рассказывает, что в 1822 г. он «свел знаком ­ ство с г. Рылеевым», и далее сообщает: «И к а к мы иногда возвращ ались вместе из Общества соревнователей просвещения и благотворения, то и мечтали вместе, и он пылким своим воображением у в л ек ал меня еще более. Т а к грезы эти оставались грезами до 1824 года, в который он ск азал мне, что есть тайное общество, в которое он уж е принят и принимает м еня»179. Подобного ж е рода беседы привели в Северное общество и Н и к о л ая Б есту ­ ж ева, ку д а он был прин ят Рылеевым одновременно с братом А ле­ ксандром. В те ж е годы успешно разви валась служ ебн ая к а р ьер а Н и к о л ая Б е ­ стуж ева и его многогранная л и тературн ая деятельность. Н ачальн ики не­ изменно аттестовали его наилучшим образом: он резко вы делялся среди д ругих своими выдающимися способностями. Летом 1820 г., к а к сообщает М ихаил Б естуж ев, «генерал Л . В. Спафарьев предлож ил брату принять долж ность помощника его, к а к директора всех м аяков в Финском заливе». Но и здесь Н и колай Б естуж ев не ограничился исполнением всего лиш ь своих прямы х обязанностей. Он решил изучить и описать все острова Ф и н ­ ского залива. «Некоторые я знаю и люблю», — вспоминал он о них через тридцать л ет , — «Вообще эти острова terra in co g n ita* д ля всех, даж е для моряков. И я, если б не служ и л помощником директора маяков, то не ви­ д а л бы ни одного. Спафарьев обещал беспрестанно, но н и к ак не мог сдер­ ж ать своего слова, дать мне время и способ объехать и описать порядоч­ ным образом м аяки наши и острова»180. Н аходясь на этой ж е должности, Б естуж ев в зял на себя большой труд, который вовсе не входил в его обя­ занности: устроить литографскую мастерскую при морском ведомстве. «Не более трех лет тому, к а к у нас в России заведена литография или к а м нетиснение — и у ж е ее произведения не только могут р авн яться с л у ч ­ шими иностранными, но д аж е превосходят оные», — писал в ян варе 1820 г. ж у р н а л «Сын отечества»181. Бестуж ев был, конечно, в курсе этого * неизвестная земля (лат.).

НИКОЛАЙ БЕСТУЖ ЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е

НАСЛЕДИЕ

65

зам еч ательн ого и зо б р етен и я: его н ач али п ри м ен ять не то л ько в н отоп еча­ тан и и и в кар то гр аф и и , но и в и зобрази тельн ом и ск у сств е. Б естуж ев зн ал о тех зн ачи тельн ы х у сп ех ах , которы е ли тограф и я сд ел ал а уж е в первы е годы своего сущ ествован и я в Р о сси и , и реш ил п остави ть ее н а служ бу м орском у д ел у . П о и н и ц и ати ве Б есту ж ева, ген ер ал С паф арьев в ию ле 1821 г . о б р ати л ся в Г осударственн ы й адм и ралтей ски й деп артам ен т с предлож ением о р ган и ­ зо вать «литограф и ческое завед ен и е». Это бы ло п ри зн ан о «полезны м », и в н ояб ре С паф арьев н ап рави л туд а ж е новы й р ап о р т, в котором и зл агал п лан у строй ства м астерской и у к азы в ал : «Е ж ели от Д еп артам ен та д а­ д у тся сто л яр ы , сл есар я и д ер ево , то завед ен и е ли тограф и и м ож ет бы ть в скором врем ени устроен о пом ощ ником моим лей тен ан том Б естуж евы м . П ечатн и ки ж е м огут о б р азо ваться в п родолж ение сего врем ени в ли то­ граф и ческом завед ен и и И н остранной ко л л еги и » 182. О том , какую эн ерги ч ­ ную д еятел ьн о сть р азви л то гд а Б есту ж ев, чтобы о р ган и зо вать л и то гр а­ фию , сви д етел ьству ет д есято к его собствен н оручн ы х р ап о р то в, сохр ан и в­ ш ихся в ар х и ве А дм и ралтей ского д еп ар там ен та183. В ч астн о сти , к осущ е­ ствлению своего зам ы сла Б естуж ев п ри влек П . Ф . Г ел ьм ер сен а, вл ад ел ьц а и звестн ой ли тограф и и (там п еч атал и сь м ногие ли тограф ски е эстам п ы , вы ­ п ускавш и еся О бщ еством поощ рения худ ож н и ков), а такж е П . Л . Ш ил­ л и н га, по и н и ц и ати ве которого при М инистерстве и ностран ны х дел бы ла осн ован а ли тограф и я — одна и з первы х в Р о сси и . В раб оте по о р ган и за­ ции «ли тограф и ческого завед ен и я» п р о яви л ась не то л ько обы чная для Б есту ж ева ц елеустрем лен н ость; сы грал больш ую роль и его постоянны й и н терес к и зобрази тельн ом у и ск у сств у 184. В есной 1822 г . С паф арьев н ап р ави л в А дм иралтейский деп артам ен т рап орт о д еятел ьн о сти м орской л и тограф и и , п рилож и в образц ы и зготовлен н ы х там р аб о т. В том ж е р а­ п о р те, отм ечая роль Б естуж ева в о рган и зац и и ли тограф и и , С паф арьев х о д атай ство вал о его н аграж ден и и : «Д олгом почитаю п р ед стави ть оном у Д еп артам ен ту н а ви д , что при сем заведен и и у ч аство вал лей тен ан т Б есту ­ ж ев, которы й по старан ию своем у и отличны м сп особн остям д овел ли то­ граф ию до того п олож ен и я, к ак и в прочи х м естах , почем у засл у ж и вает бы ть представлен н ы м вы сш ем у н ач ал ьству н а уваж ен и е». А дм иралтейский деп артам ен т п оддерж ал это ход атай ство п еред н ачальн и ком м орского ш таб а, у к а за в , что «усердию и отличны м способностям » л ей тен ан та Б е­ стуж ева «п рип и сать долж но доведени е ли тограф и и деп артам ен тской до возм ож ного соверш ен ства». И 7 ф евраля 1823 г . «за учреж ден и е ли тограф и и при А дм иралтейском деп артам ен те» Б есту ж ев, к ак у казы вал о сь, бы л н аграж ден орденом В ладим ира 4-й степ ен и 185. К том у врем ен и , ко гд а орден бы л вручен , Б есту ж ев, по и н и ц и ати ве ви ц е-ад м и рала Г . А . С ары чева, руковод и теля А дм и ралтей ского д еп ар та­ м ен та, бы л уж е п ереведен в д еп артам ен т и п ри ступ и л к работе н ад и сто­ рией русского ф лота. П редлож ение С ары чева, д ати рован н ое 10 м арта 1822 г ., гл аси л о : «п риком ан дировать в Д еп артам ен т (б ез вы клю чки и з ф лота) лей тен ан та Б есту ж ева, и звестн ого нам по отличной и ревн остн ой сл у ж б е, так и по уп раж н ен и ям его в л и тер ату р е, с тем , чтобы он п редо­ ставл ял в Д еп артам ен т каж дую тр еть то , что им будет сд ел ан о , д л я р ас­ см отрен и я. А к ак все сие треб ует оп ы тн ости , долговрем енны х трудов и соображ ен и й , то , по м оем у м нению , м ож но оп редели ть г . Б естуж еву и з сум м Д еп артам ен та еж егодное ж алован и е 1000 р. свер х п олучаем ого им по н астоящ ей долж ности его от ф лота д овольстви я»186. С больш им у вл е­ чением п р и н ял ся Б естуж ев за порученную ем у р аб о ту . И нтереснейш ие страницы воспом инаний М ихаила Б естуж ева п овествую т о том , како й больш ой труд приш лось затр ати ть Н иколаю , чтобы р азо б р аться в ар х и в­ ной ц ел и н е, впервы е п одн ятой им . «Я бы л сви детелем его м оральн ой пы т­ к и ,— пиш ет М ихаил Б есту ж ев ,— ко гд а он н еско лько р а з, и сп и сав м ного 5

Л итературное наследство, т. 60, к н . 2

66

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

листов, с досадой р вал их или по недостатку потерянных фактов, или по­ сле находки новых, изменявш их сущность написанного им»187. Тем не менее уж е через четыре месяца после начала работы, 22 ию ля 1822 г., Н иколай Бестуж ев «в ученом собрании государственного Адмиралтей­ ского департамента» выступил с чтением введения к истории русского флота и ее первой главы. Труд, в котором п роявились огромные познания автора, был весьма одобрен. 9 о ктя бр я того ж е года Бестуж ев прочел н а­ чало своей работы на заседании Вольного общества любителей россий­ ской словесности, собравшемся под председательством Ф. Н. Глинки. На заседании присутствовали Рылеев, К орнилович, Сомов, Плетнев и другие члены «ученой республики». Прочитанное Бестужевы м было единогласно решено напечатать в ж у р н ал е Общества — «Соревнователь просвещения», где начало «Истории русского флота» и появилось в двух последних к н и ж к а х того ж е 1822 г. Работу Бестуж ев не п р екращ ал вплоть до конца 1825 г . — он продолж ал разы скивать новые архивные материалы, полностью закончил многие главы истории. После декабрьского восстания р у ко ­ пись Б естуж ева, бóл ьш ая часть которой осталась неизданной, оказал ась в коллекции манускриптов морского историка А. В. Висковатова. Впо­ следствии эта к о л л ек ц и я поступила в Государственный архив. Имени ав ­ тора на рукописи не сохранилось. И лиш ь через 125 лет после того, к а к Бестужев был арестован, рукопись была обнаружена, имя автора уста­ новлено, и она стала достоянием н ауки . Изучив рукопись и впервые сооб­ щив в печати о той высокой ценности, которую она представляет и в н а­ стоящее время, исследователь называет Бестуж ева «первым историком русского флота»: «Он стремился не только установить точность истори­ ческих фактов и дать последовательное описание событий морской исто­ рии, но и дал развернутую картин у развития флота в тесной связи с эконо­ мической и политической ж изнью страны < ...> Труд Н. А. Б естуж ева внес в русскую историческую н ау к у новую концепцию развития русского го­ сударства, концепцию, продолжавш ую взгляды на историю Р уси А. Н. Р а ­ дищева и смыкавшуюся с историческими воззрениями других декаб­ ристов»188. Летом 1824 г. Н и колай Бестуж ев, о чем у ж е сообщалось, был назначен историографом на фрегат «Проворный», нап р авл явш и йся в трехмесячное плавание во Францию и Гибралтар. Но, к а к всегда, Бестуж ев не ограни­ чился исполнением возложенных на него обязанностей. «У меня т р и д о л ж ­ ности: на фрегате, по части историографической и по части дипломатиче­ ской», — сообщал он брату Александру 24 ию ля из Бреста. П ер вая «долж­ ность» Н и к о л ая Б естуж ева, к а к указы вает декабрист А. П. Б ел я ев , проделавший тот ж е поход, состояла в командовании третьей в а х т о й 189. После того к а к Бестуж ев представил начальству «журнал плавания» фрегата «Проворный», он 12 декабря 1824 г. был произведен в капитанлейтенанты. Ч ерез полтора месяца — 30 я н в ар я 1825 г . — на заседании Государ­ ственного адмиралтейского департамента поставлено было на голосование предложение начальн и ка морского штаба. О результатах голосования официальная выписка, сохранивш аяся в архиве Бестуж евы х, гласит: «Капитан-лейтенант Бестуж ев баллотирован и избран единогласно в по­ четные члены Департамента». В выписке указан о , кто принимал участие в этом голосовании: Гаврила Сарычев, И ван К рузенш терн, Фаддей Б е л ­ линсгаузен, Василий Головнин, Матвей Логинов, К ондрат К удрявцев, Александр Н икольский, Я ков Зах ар ов, Петр Рикорд, А лександр Глотов, Марко Горковенко, Василий Б у х 190. Это имена прославленны х рус­ ских мореплавателей, имена наиболее замечательных исследователей и ученых, имена выдающихся преподавателей Морского корпуса. В Обще­ ство поощрения художников Н иколай Бестуж ев был введен видными

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

67

деятелями иску сства, — в почетные члены Адмиралтейского департамента он был избран лучшими людьми русского морского флота и морской н ау ч ­ ной мысли. В июле 1825 г. Бестуж ев был назначен директором Адмиралтейского музея с сохранением службы во ф лоте191. «Н иколая ж е можете поздравить начальником М узея. Места лучш е этого по н р ав у брата и выдумать нельзя бы было», — писал матери Александр Б е с т у ж е в 192. З а короткий срок Н и­ ко л ай Бестуж ев проделал огромную работу: ему приш лось приводить в систему экспонаты музея, находившиеся в сильнейшем беспорядке; по словам М ихаила Б естуж ева, все было «составлено, свалено, скомкано без всякого то л ку »193. Немалое место в разносторонней деятельности Н и к о л ая Бестуж ева в петербургский период его ж и зн и занимала литература. С того времени, когда в 1818 г. появилось первое его печатное произведение, не проходило и полугода, чтобы не увидали света новые его литературные работы. Он писал очерки, басни, стихотворения, рассказы, повести, переводил, тр у ­ дился над статьями и рецензиями, посвященными научным вопросам, вел путевые записки. Многие его рукописи после разгрома восстания были сожжены, но и напечатанного довольно, чтобы судить об интенсивности его литературного творчества. Первое произведение Н и к о л ая Б естуж ева, напечатанное в «Сыне оте­ чества», — очерк, посвященный крушению военного брига «Фальк», по­ гибшего 20 о ктя бр я 1818 г. у Толбухина м а яка близ К р о н ш тад та194. Очерк написан мастерски, с огромной впечатляющей силой (поэтому он и был немедленно переведен На многие язы ки и напечатан в иностранных

К Н И ГА Н. А . БЕСТУЖ ЕВА «ПЛАВАНИЕ Ф РЕ ГАТА „ПРО В О Р Н О Г О “ В 1824 Г О Д У » . ЭКЗЕМП Л Я Р С ДАРСТВЕННОЙ Н А Д П ИСЬЮ П Л А Ц -М А Й О Р У ПЕТ­ РОВСКОЙ Т Ю Р ЬМ Ы Я . Д . К А З И МИРСКОМУ, 1830-е гг. «Милостивому государю Якову Дмитриевичу Казимирскому в знак уважения. Н . Бестужев» Публичная библиотека им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, Ленинград

5*

68

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

ж урн ал ах ). Создан он был очень быстро: спасать экипаж брига Бестуж ев с несколькими матросами был послан 22 октября, а очерк о круш ении н а­ печатан 2 н о я б р я 195. В следующем номере, выступая со статьей об атмо­ сферном электричестве, Б естуж ев указы вал: «Будучи < . . . > охотником до физики, строил я сам электрическую машину». И в той ж е статье автор назы вал себя «любителем художеств»196. Прошло всего два месяца со дня появления статьи об электричестве, и на страницах «Сына отечества» по­ яви л ась пространная рецензия Бестуж ева на кн и гу капитан-лейтенанта В. Б . Броневского, проделавшего в 1805— 1810 гг. знаменитую кампанию вице-адмирала Д. Н. Сенявина. К ам п ан и я эта, по словам рецензента, «составляет один из блистательнейших периодов в летописях российского ф лота»197. А еще через два месяца в том же ж у р н ал е была напечатана басня Н и к о л ая Б естуж ева, бичующая зазнайство н е у ч е й ...198 Мы не будем пе­ речислять и подвергать разбору все те произведения, — а их было свыше двадцати п яти , — которые Б естуж ев успел напечатать до своего ареста. Отметим лишь, что все они характеризую т и любовь его к искусству, и влечение к литературному творчеству, и внимание к достижениям н ау ки в разных областях, и интерес к истории родной страны и стран зарубеж ны х, к памятникам мировой литературы. Многие из этих выступлений в печати — в том числе и некоторые из наиболее р ан ­ них — носят явственные следы передовых общественных воззрений бу­ дущего декабриста. Мы не касаемся многих других сторон кипучей деятельности Н и ко л ая Бестуж ева. Это увело бы нас в сторону от основной темы исследования. Но нельзя не сказать: хотя служебные занятия, в том числе и работа над историей русского флота, с 1822 г. отнимали у Бестуж ева все больше и больше времени, — он попрежнему стремился к деятельности обществен­ ной. Т ак , он вступил в Вольное экономическое общество, ставившее своей целью распространять среди народа полезные для сельского хозяйства зн ан ия и способствовать подъему экономического благосостояния страны. 12 сентября 1825 г. на общем собрании, которое состоялось под председа­ тельством президента адмирала Н. С. Мордвинова, Бестужев был избран в члены Общества; 3 о ктя бр я участвовал в общем собрании, посвященном разным деловым вопросам; 31 октябр я присутствовал на торжественном годовом собрании Вольного экономического общ ества199. Тогда ж е Бесту ­ ж ев вошел в состав Общества поощрения художников. И вместе с тем с начала 1824 г. он был у ж е энергичным и деятельным членом Тайного общества. «Все действия жизни Рылеева ознаменованы были печатью любви к оте­ честву, — пишет Н иколай Бестужев в своих воспоминаниях, — она п ояв­ л я л а с ь в разных видах: сперва сыновнею привязанностью к родине, потом негодованием к злоупотреблениям и, наконец, развернулась совершенно в ж елании ему свободы»200. То же можно сказать и о самом Бестужеве. Именно таким был путь, который привел его в революционную орган и за­ цию. В Тайном обществе он видел ясную цель всех своих помыслов о сча­ стье народа, о его освобождении от рабства и насилия. Бестужев не скрыл этого даже от Следственной комиссии. «Присоединение же мое к Обществу только направило к цели мои понятия и ж елани я», — заяви л он в своих по казани ях. А сколько убежденности в правоте своих действий звучит в его ответе на вопрос Следственной комиссии, «на чем основана была надежда Общества в успехе»: «Надежда на успех основана была на всеоб­ щем неудовольствии против существующего у п равлен ия и всеобщем ж е л а ­ нии какой-либо утешительной перемены к облегчению тягости всех сосло­ вий»201. Бестуж ев, первый флотский офицер, вступивший в Северное общество, о ка зал ся одним из декабристов наиболее революционно настроенных,

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

69

одним из сторонников республики. Он прим кнул к небольшому числу тех, кто стоял за немедленное освобождение крестьян с землею. «Как после­ довательный демократ-республиканец, — указы вает исследователь, — Н. Бестуж ев я в л я л с я неизменно и сторонником наиболее реш ительных действий Общества и во все время пребывания в нем проводил четкую ре­ волюционную линию»202. Бестуж ев стал наиболее энергичным пропо­ ведником политических воззрений Рылеева и виднейшим участником рылеевской группы, которая п редставляла республиканское течение в Северном обществе. Выдающуюся роль сыграл Н и ко л ай Б естуж ев в р а з р а ­ ботке плана государственного переворота, задуманного декабристами. Он был одним из наиболее деятельных, наиболее активных организаторов пер­ вого русского революционного восстания, одним из фактических его вдохновителей. Человеком исключительной решительности и отваги п о казал себя Б естуж ев у ж е за два дня до восстания, когда в р у ки Рылеева попало «чер­ новое изложение» письма-доноса Ростовцева. Н а вопрос Рылеева: «Что же, ты полагаеш ь, нужно делать?» — Бестуж ев ответил: «Не показы вать этого письма никому и действовать. Л учш е быть взятыми на площади, не­ жели на постели»203. И с неутомимой энергией он п р ин ял участие в непо­ средственной подготовке революционного выступления. В эти два дня Бестуж ев действовал так решительно, к а к мало кто из руководящ их дека­ бристских деятелей. Он зан ял с я тщательной проверкой всех звеньев н а­ значенного на 14 декабря восстания: «чтобы приготовить дух войск», р аз­ вил агитацию среди кар ау л ьн ы х и часовых, р азъ езж а я по ночам вместе с Рылеевым и братом Александром по городу; он — участник всех совеща­ ний на квартире у Рылеева, у Б у л ато в а, у Арбузова, где обсуждались подробности военного выступления и уточнялись планы действий отдель­ ных соединений; он посылает членов Общества в полки д ля проверки го­ товности войск; он через лейтенанта А рбузова, принятого им в Тайное об­ щество, а такж е самолично следит за подготовкой к выступлению Гвардей­ ского флотского экипажа; он набрасывает проект манифеста... В день же восстания, после того к а к Я кубович отказал ся вести моряков-гвардейцев на Зимний дворец для захвата царской резиденции и ареста царской фа­ милии, Н и колай Бестуж ев в з я л на себя одну из самых ответственных задач: привести на Сенатскую площадь Гвардейский морской экипаж, к к о ­ торому не имел прямого отношения — на службе там он не состоял. «Са­ мая си ту ац и я, — пишет исследователь, — делала теперь его главны м дей­ ствующим лицом, на которое революционный штаб в озлагал все надежды в важнейшем вопросе — примкнет или не примкнет к восстанию Гвардей­ ский морской экипаж »204. Несмотря на противодействие бригадного коман­ дира Шипова, под начальством которого находился экипаж, Николаю Бестуж еву удалось выполнить это важнейшее задание: он вывел на Сенат­ скую площадь Гвардейский морской экипаж почти в полном составе, — свыше 1100 человек. «Когда я приш ел на площ адь с гвардейским экипаж ем , — рассказы ­ вает Н и колай Б есту ж ев , — Рылеев приветствовал меня первым целова­ нием свободы и после некоторых объяснений отвел меня в сторону и ска­ зал: „П редсказание наше сбывается, последние минуты наши близки, но это минуты нашей свободы: мы дышали ею, и я охотно отдаю за них ж и зн ь свою“ . Это были последние слова Рылеева, которые мне были сказаны . О стальная р а зв я з к а нашей политической драмы всем известна»205. Сохранилось немало мемуарных свидетельств о том, с каки м бесстра­ шием действовали в р яд ах восставших четверо братьев Бестуж евы х — Н иколай, Александр, Михаил и Петр. В частности, интересна запись пен­ сионера Академии художеств Ф. Г. Солнцева, который был хорошо знаком с Бестужевым: «Я ночевал у отца. П оутру приш ел ко мне сторож с п ри-

70

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

глашением немедленно явиться в Академию. Когда мы проходили по Си­ нему мосту, то встретили Н и к о л ая Александровича Бестуж ева; он был в расстегнутом сюртуке, с одним эполетом, сабля наголо; при нем н ах о ­ д ился взвод экипаж а гвардии, человек в 20; они куда-то бежали. Это меня очень удивило»206. Знаменательно, что именно Н и к о л а я Б естуж ева р у к о ­ водители восстания решили поставить во главе войск, когда Трубецкой, назначенный на этот пост накануне, на Сенатскую площ адь не яви лся. Но, к а к сообщает Оболенский, «Бестужев представил нам, что на море он мог бы принять начальство; но здесь, на сухом пути, он в ком андова­ нии войсками совершенно не имеет понятия»207. К огда ж е начался разгром восстания и декабристами были сделаны лиш ь две попытки остановить бе­ гущ ие войска, то инициаторами этих попыток явились М ихаил и Н иколай Бестуж евы . Первое соединение восставших войск, пришедшее на Сенат­ скую площ адь — лейб-гвардии Московский п о л к , — вывел из казар м Ми­ хаил Бестуж ев. И он ж е сумел остановить бегущих солдат своего полка, когда начался обстрел восставших картечью. Е му приш ла в голову б ле­ стящ ая мысль; он п рин ялся строить на льду колонну московцев, чтобы идти по Неве до Петропавловской крепости и занять ее. «Если бы это удалось, мы бы имели Прекрасный po in t d ’ a p p u i*, куда бы могли собраться все наши и откуда мы бы могли с Николаем начать переговоры, при пуш ках, обращенных на дворец», — пишет М ихаил Бестуж ев. Но когда несколько взводов было у ж е построено, лед, во многих местах расколотый орудий­ ными залпами, не выдерж ал и солдаты начали тонуть. Тогда у М ихаила возник новый план. «Солдаты бросились к берегу, — рассказывает о н , — и вышли к самой Академии худож еств. — „Куда же мы теп ер ь? “ — спро­ сил меня знаменосец. Я взгл ян у л в отворенные ворота Академии и увидел круглы й двор, столь для меня памятный. Вспомнил залы античных статуй, живописи и проч., окруж аю щ ие двор, и — мгновенная мысль, что, заняв их, мы можем долго защ ищ аться, — вскричал: „Сюда, ребята!“ Передо­ в а я ку ч к а солдат пробеж ала в ворота мимо оторопевшего швейцара, к о ­ торый, впрочем, оправившись от страха, спустил гири ворот, и они з а ­ хлопнулись перед нашим носом». С охранился другой вариант того ж е рас­ ск аза М ихаила Б естуж ева: «Больш ая часть бросилась за мною в А к а­ демию художеств, и у меня тотчас блеснула мысль защ ищ аться внутри здания. Я очень хорошо был знаком с расположением, мне знаком был круглы й двор его, и там-то, заняв коридоры, я хотел найти спасительную гавань. „Сюда, ребята! “ — зак р ич ал я солдатам, пропуская передних в ворота. Но ворота, к а к бы волшебством, с шумом захлопнулись»208. М ихаил был моложе Н и к о л ая почти на десять лет, но расположение зал внутри он знал отлично. И для него Академия художеств была зданием родным. Когда попытка Н и к о л ая и М ихаила Б естуж евы х вернуть боеспособ­ ность восставших войск провалилась, Н и ко л ай решил не сдаваться, а уйти за границу, в Ш вецию 209. Весьма возможно, что им руководила уверенность в том, что в России скоро начнется новый этап борьбы с деспотизмом и он вновь займет свое место в этой борьбе. Поздно вечером 14 декабря Н и колай Бестуж ев заш ел ненадолго домой, чтобы проститься с родными. Младшие сестры и мать, очевидно, у ж е спали, и его встретила сестра Елена. В рукописных воспоминаниях, озаглавлен ­ ных: «Некоторые подробности, служ ащ ие к биографии Н. А. Бестужева» и написанных в третьем лице, Елен а Александровна сообщает одну заме­ чательную подробность, связанную с этим прощальным посещением. О к а­ зывается, после того к а к брат рассказал ей о своем участии в восстании, он «спросил у нее свои кр аски и просил подать чаю, и когда она вышла за * точку опоры (франц.).

НИКОЛАЙ БЕСТУЖ ЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е ' Н А С Л Е Д И Е

71

э тим, то, вероятно, во избежание грустного прощ ания, неизвестно ей куда у д ал и л ся» 210. То, что брат попросил краски, настолько отчетливо в р еза­ ло сь в память Елены Александровны, что об этом факте она сообщила и М. И. Семевскому, записывавшему ее устные рассказы о важ нейш их со­ бы ти ях в ж и зн и братьев. Семевский с ее слов так записал слова Н и ко л ая Александровича: «Дай кр асок ящ ик. Д а вели принести мне чаю». К этому Елен а А лександровна добавила: «Я пошла распорядиться, он исчез»211. И так — единственное, что решил взять с собой Бестуж ев, уходя из дома навсегда, был ящ ик с краскам и. У ж е один этот факт в достаточной мере раскры вает душу Бестужева-живописца. Только два дня Н и ко л ай Б естуж ев пробыл на свободе. В ночь на 15 де­ к а б р я по льду морем он отправился в Кронш тадт и на рассвете пришел туда. Случайно избегнув здесь ареста, Бестуж ев, переодевшись в матрос­ ское платье, отправился на К ронш тадтскую косу, собираясь далее перейти н а Толбухинский м аяк. Но 16 декабря он был арестован в селении Косном, в восьми верстах от К ронш тадта, в доме фейерверкера Б елорусова, а в 10 часов вечера того же дня доставлен в П етропавловскую крепость, з а ­ кован в «ручные железа» и посажен в Алексеевский равелин, в камеру № 1 5 212. П отянули сь долгие месяцы следствия, допросов, очных ставок. 10 ию ля 1826 г. Н и колай I утвердил приговор по делу декабристов: за исключением пятерых, обреченных по первоначальному приговору к казни «колесованием», все подсудимые были разделены на одиннадцать разрядов. По «Росписи государственным преступникам, приговором В ер­ ховного уголовного суда осужденным к разным казням и наказаниям», Н иколай Б естуж ев, так же к а к и его брат М ихаил, был отнесен к катего­ рии «государственных преступников второго р азряда, осуждаемых к по­ литической смерти, по силе у к а з а 1753-го года ап р ел я 29-го числа, т. е. полож ить голову на п лаху, а потом сослать вечно в каторж ную работу»213. Н а следующий день по «высочайшему повелению» приговор был «смягчен»; теперь «второразрядники» ссылались в каторж ную работу на двадцать лет, и лиш ь в отношении Н. и М. Бестуж евы х Николай I оставил приговор Верховного суда без изменения, то есть «сослать вечно в каторж ную работу». Тем самым они были, по существу, причислены к тем наиболее жестоко наказанны м декабристам-перворазрядникам, д ля которы х выс­ шей мерой н ак а зан и я после «смягчения» приговора была ссылка в веч­ ную каторж ную работу. 13 ию ля 1826 г. все осужденные моряки -дека­ бристы были доставлены в Кронш тадт на флагманский корабль «Князь Владимир», где они подверглись унизительной экзекуции: на корабле был поднят черный флаг, осужденным прочтен приговор, над каж ды м была переломлена сабля, с каж дого снят мундир и потоплен в м о р е 214. 7 августа Н. и М. Бестуж евы с фельдъегерем и тремя жандарм ами были доставлены из П етропавловской крепости в Ш лиссельбургскую к р е п о с т ь 215. Здесь он и просидели в одиночном заключении больше года. 29 сентября 1827 г. деж урн ы й генерал Главного штаба доносил Бенкендорфу: «Имею честь известить Ваше превосходительство, что по высочайшему повелению 28-го сего месяца отправлены с фельдъегерем следующие в каторж ную работу содерж ащ иеся в Ш лиссельбургской крепости государственные преступ­ ники: Б ар я ти н с ки й , Н и колай Бестуж ев, М ихайло Бестуж ев и Горбачев­ ский»216. Закованны ми в ножные ж елеза они были отправлены в далекую Сибирь. Д ва с половиной месяца продолж алось это путешествие, во время которого не раз декабристы оказы вались на волосок от смерти: фельдъ егери гнали ямщиков, повозки переворачивались, лошади волочили аре­ стованных по снегу с цепями на н огах. Израненными и окровавленными их неоднократно вы таскивали из-под копыт лошадей. 13 декабр я 1827 г . — накануне второй годовщины восстания — Н и колай и М ихаил Бестужевы были доставлены в Ч итинский острог.

72

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В II ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

ГЛАВА VI Н.

Б Е СТУЖ Е В В Ч И ТИ Н СК О М ОСТРОГЕ. — « К А Т О РЖ Н А Я А К А Д Е М И Я » . — ЗАМ Ы С Е Л СОЗДАНИЯ ПОРТРЕТНОЙ Г А Л Е Р Е И ДЕКАБРИСТОВ

«Я сделал все, чтобы меня расстреляли, я не рассчитывал на выигрыш ж и зн и — и не знаю, что с ним делать. Если ж ить, то действовать»217, — эти слова Н и к о л ая Бестуж ева рисуют те чувства, с которыми он, после двухлетнего пребывания в одиночных кам ерах П етропавловской и Ш лис сельбургской крепостей, переступил порог Читинского острога. «Государственных преступников», осужденных на каторж ную р а­ боту, надлеж ало отправить на заводы и рудники. «Если бы мы были р а ­ зосланы по заводам, к а к гласил з ак о н , — пишет М ихаил Бестужев в своих воспоминаниях, — то не прошло бы и десяти лет, к а к мы бы все, наверное, погибли, к а к Сухинов, или пали бы морально под гнетом нуж д < ...> , или, наконец, сошли с ума от скуки и мучений». Но правительство боялось «общего бунта всей Восточной Сибири». Поэтому декабристов, пригово­ ренных к каторж ным работам, Н и колай I решил содержать в одном месте, построив в Сибири специальную тюрьму, а до того, к а к она будет построе­ на, собрать их в казем атах Читинского острога. Эта мера, продиктован­ н ая страхом, о казалась спасительной д ля осужденных. «Каземат нас со­ единил вместе, дал нам опору друг в друге и, наконец, через наш их ан ге лов-спасителей, дам, соединил нас с тем миром, от которого навсегда мы были оторваны политической смертью, соединил нас с родными, дал нам охоту жить, чтобы не убивать лю бящ их нас и любимых нами, наконец, дал нам материальные средства к существованию и доставил моральную пищу д ля духовной нашей ж и зн и»218. К о времени прибытия Бестуж евы х в Читинский острог число декабри­ стов, там находившихся, дошло до 82 человек. Кроме того, в Чите, рядом с острогом, поселились жены декабристов. Они вели переписку с родствен­ никами осужденных к а к бы от своего имени, на самом ж е деле письма были копиями писем узников. Вот что означают слова М ихаила Бестужева о том, что дамы соединили их с миром. А главное, после продолжительного одиночного заключения, Бестужевы попали в высокоинтеллектуальный друж еский кр у г. С первых ж е дней они с головой окунулись в те р азн о ­ сторонние интересы, которыми ж и ли их товарищи, обретавшиеся в Ч и т и н ­ ском остроге у ж е несколько месяцев. Следствие по делу декабристов еще продолжалось, когда адмирал Н. С. Мордвинов, один из крупнейш их государственных деятелей той поры, председатель департамента экономии Государственного совета, об­ ратился к Н иколаю I с чрезвычайно интересным предложением. У к аза в в своей записке, что все декабристы, за исключением очень малого числа, получили «просвещенное образование», Мордвинов писал: «Они обладают всеми необходимыми данными для того, чтобы опять стать людьми, полез­ ными д ля государства, а знания, которыми они обладают, помогут им овла­ деть другими, еще более полезными». Мордвинов приходил к такому вы­ воду: «Большинство из них занималось поэзией, отвлеченными полити­ ческими теориями, метафизическими науками, которые развиваю т одно воображение, вводят в обман разум и зачастую развращ аю т его. Сибирь не нуж дается в этих н ау ках . Зато механика, физика, химия, минералогия, металлургия, геология и агр о к у льту р а — положительные науки, могут способствовать процветанию Сибири, страны, которую природа щедро н аградила своими дарами. Те же преступники могут стать преподавате­ лями этих н ау к и возродиться д ля общественной пользы». Считая, что «цель эта велика и обширна», Мордвинов п редлагал следующее: «Можно было бы образовать из них Академию, при условии, чтобы члены ее зани­ мались лиш ь вышеназванными н ауками и чтобы в библиотеке Академии

НИКОЛАЙ БЕСТУЖ ЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

73

находились только книги, посвященные положительным знаниям»219. Но это предложение, конечно, не могло прийтись по вку су «самодержцу всерос­ сийскому». Глубоко прав был Н иколай Бестуж ев, когда в своей записной кн и ж ке писал: «Главнейшая опора народного правления должно быть про­ свещение, самодержавию — невежество. К аж ды й ш аг просвещения в м онар­ хии есть шаг к свободе»220. Проект Мордвинова был отвергнут, а через два месяца Н и колай I утвердил жестокий приговор Верховного суда. Между тем, в ряд ах декабристов находились люди, не только получив­ шие «просвещенное образование», — тут были и выдающиеся деятели тогдашней русской культуры . В. Ф. Одоевский, со многими из них близко знакомый, писал, что в восстании «участвовали представители всего тал ант­ ливого, образованного, знатного, благородного, блестящего в России»221. Один и з современников, назвав Н и ко л ая I «разъяренным безумцем», утвер­ ж дал, имея в виду декабристов, что царь «истребил в верхних слоях все мыслящее, все просвещенное, все одушевленное желанием добра и энерги­ ческое»222. «Цвет всего, что было образованного, истинно благородного в России, — писал А. И. Герцен, — отправились закованные на каторгу в почти необитаемый угол Сибири»223. Но случилось так, что именно в далекой, находившейся на расстоянии шести тысяч верст от Петер­ бурга глухой сибирской деревуш ке и зародилась, хотя и без разреш ения ц ар я, «каторжная академия», к а к ее назы вали сами декабристы. Причем «члены» этой академии усердно занимались не только «положительными науками», к а к предлагал Мордвинов, но и теми, которые, по его словам, «развивали воображение». Вот что рассказывает Н. И. Л орер, доставлен­ ный в Читинский острог за несколько месяцев до Бестужевых: «Между нами устроилась академия, и условием ее было: все, написанное нашими, читать в собрании д ля обсуждения. Т ак, при открытии нашей каторж ной академии, Н и ко л ай Бестуж ев, брат М арлинского, прочитал нам историю русского флота, брат его, М ихаил, прочел две повести, Торсон — п л а в а­ ние свое в окру г света и систему наш их финансов, опровергая запрети­ тельную систему К ан кр и н а и д оказы вая ее гибельное влияние на Россию. Розен, в одно из заседаний, прочел нам перевод S tu n d e n d e r A n d a c h t (часы молитвы)*, Александр Одоевский, главны й наш поэт, прочел стихи, посвященные Н иките М уравьеву к а к президенту Северного общества < ...> Корнилович прочел нам разы скание о русской старине, Бобрищ евП уш кин тешил нас своими прекрасными баснями»224. О зан яти я х в «ка­ торжной академии» А. Ф. Фролов, привезенный туда почти одновременно с Л орером, пишет: «В среде наш их товарищей были люди высокообразо­ ванные, действительно ученые, а не ж елавш ие н азы ваться только такими, и им-то мы были обязаны, что время заточения обратилось в лучшее, сча­ стливейшее время всей ж изни. Некоторые, обладая обширными специаль­ ными знаниями, охотно делились ими с желаю щими < ...> Не могу отка­ зать себе в удовольствии н азвать тех дорогих соузников, которые, делясь своими знаниями, своим искусством, не только учили, доставляли удо­ вольствие, но и были спасителями от всех пороков, свойственных тюрьме. Н икита Мих. М уравьев, обладавший огромной коллекцией прекрасно исполненных планов и карт, читал по ним лекции военной истории и стра­ тегии. П. С. Бобрищ ев-П уш кин — высшую и прикладную математику. А. И. О д о евск и й — историю русской литературы. Ф. Б . Вольф — физику, химию и анатомию. Спиридов — свои записки (истории средних веков) и многие другие — к а к свои собственные, так и переводные статьи. П . А. М уханов читал русскую историю»225. Оба мемуариста — и Л орер, и Ф ролов — вспомнили далеко не все лекции и доклады, которые были прослуш аны декабристами в читинской * Правильнее: часы благоговения (нем.).

74

НИКОЛАЙ

Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

«академии». Достаточно прочитать мемуары А. П. Б ел я ев а и Д. И. З а в а лиш ина, именующие эти «публичные чтения из разны х отраслей знания» и «правильные собрания» тем же словом, что и Л о р ер — «академией», мемуары А. Е. Розена и П. Н. Свистунова, чтобы убедиться в том, какой содержательной и разнообразной была ду х о вн ая ж и зн ь декабристов в к а ­ зематах Читинского острога. К этому надо прибавить, что многие из них с увлечением и зучали иностранные язы ки. И самое большое место в тог­ даш ней ж и зн и декабристов занимали литературные труды, в том числе и переводы: дело дошло до того, что к лету 1829 г. узн ики подготовили к печати альм ан ах «Зарница», составленный из собственных поэтических и прозаических произведений, и даж е делали попытки альм анах этот вы­ пустить в свет226. Любопытно, что, побывав в 1834 г. в Петровском заводе и познакомившись там со многими декабристами, С. И. Черепанов писал: «Могу сказать, что Петровский завод составлял д ля меня нечто похожее на академию или университет с 120 академиками или профессорами»227. А о том, какую роль в ж изни самих декабристов сыграло их совместное пребывание в Читинском и Петровском острогах, отчетливо вы разил Оболенский (мысль его повторил в адресованном ему письме А. П. Беляев). «Ты справедливо с к а з а л , — пишет Б ел я ев , — что Ч и та и Петровский были поистине чудной школой нашей и основою нашего умственного и д у ­ ховного воспитания. К ак и е вопросы там ни обсуждались, каки е идеи ни разрабатывались тогда еще без малейшей надежды на их осуществление»228. Всего несколько дней прошло с того часа, когда Н и колай Бестужев был доставлен в Читинский острог, а он уж е сделался д ля своих товари­ щей незаменимым. «Мы — народ мастеровой», — говорил о брате и о себе М ихаил Бестужев. И нет буквально ни одного из декабристов, оставив­ ших воспоминания о пребывании в Чите и Петровском, кто бы не упомянул о многочисленных талантах Н и к о л ая Б естуж ева, о его «золотых руках». Так, Н. И. Л орер пишет в своих «Записках»: «Николай Бестуж ев был ге­ ниальным человеком, и, боже мой, чего он не знал, к чему не был спосо­ бен!» Его разносторонняя одаренность сразу ж е преобразила весь к а т о р ж ­ ный быт. «Между нами появились мастеровые всякого рода: слесаря, столяры, башмачники, которы х изделия по правде соперничали с петербург­ скими», — продолжает Л орер. «Главою и двигателем всего этого был, бес­ спорно, Н и колай Б ес т у ж ев , — пишет он далее. — У него были золотые руки, и все, к чему он их ни п риклады вал, ему удавалось». Н. В. Б а с а р ­ гин указывает, что «по способностям своим, по своей деятельности» Н и ­ колай Бестуж ев «был весьма замечательною личностью < ...> У него были золотые руки. Все, что он делал, исполнялось с большою отчетливостью и знанием дела». А. Е. Розен, после того, к а к был уж е обращен на посе­ ление, писал в 1833 г. из К у р ган а самому Н иколаю Бестужеву: «Как бы изобрести средства, чтобы капиталы невещественные переходили из рук в руки, к ак вещественные капиталы , по п раву наследства или по завещанию; если это удастся, то прошу Вас, когда Вы переселитесь в л уч­ ший мир, передать В аш у голову и золотые Ваши руки одному из моих трех сыновей, — но с уговором: живите еще долго и счастливо». В том же письме Розен обращается к другу со следующими словами: «Ваш ж е род ж изни, милый Н и колай Александрович, мне совершенно знаком: Вы непрестанно заняты для себя и д ля других». В воспоминаниях своих, написанных сорок лет спустя, Розен снова повторяет: «У Бестуж ева были руки золотые». Не было такого дела, за которое в зя л с я бы Н и колай Бестуж ев и в котором не п роявлялись бы его «необыкновенные гениальные способности»229. Но из всего того, над чем трудился в Сибири Н и ко л ай Б ес ту ж ев , — а трудился он без всякой у ст а л и , — особое значение он придавал одному своему замыслу. К ак только Н и колай Б естуж ев очутился в стенах Ч и ти н ­ ского острога, к а к только он оку н у л ся в ту атмосферу «духовной жизни»,

НИКОЛАЙ БЕСТУЖ ЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

75

к о т о р а я ц ари ла там, к а к только он о к а зал ся среди тех, кто с оружием в р у к а х вышел 14 декабря на Сенатскую площ адь, и тех, кто принимал участие в выступлении Черниговского полка, словом, в первые ж е дни пребывания на каторге Бестуж ев п рин ял решение — сохранить д ля по­ томства черты участников первого в России революционного восстания. В этом замысле прежде всего сказы валось то высокое значение, какое Бестуж ев придавал восстанию декабристов. Он считал н у ж ным создать портретную галерею первых русских революционеров «для истории». И если кипучая и разносторонняя деятельность Б естуж ева в петербургский период, особенно в годы, непосредственно предшествовавшие восстанию, почти не оставляла, повидимому, времени для систематических зан яти й ж и в о ­ писью, если в те годы рисование было д ля него лиш ь отдыхом после н а­ п ряж енной работы (да к тому ж е тогда и не могло быть у него в этой обла­ сти замысла столь широкого охвата), то теперь все изменилось: в каземате и время д ля такой работы он всегда мог выкроить, а, главное, он не сомне­ в ал ся , что совершает труд общественно-исторического значения. В своих воспоминаниях М ихаил Бестуж ев сообщает: «У нас с ним было намере­ ние составить по возможности полные биографии всех наш их товарищей, и брат имел намерение прилож ить их к коллекции портретов, н арисован­ ной им акварелью с изумительным сходством»230. Б ы л а еще одна причина, ко то р ая побуждала Н и к о л ая Б естуж ева пи­ сать портреты декабристов и их жен: ж елание доставить радость людям, разлученным со своими близкими. Еще находясь в заключении в Петро­ павловской крепости, а затем в Читинском остроге, декабристы ж аж д ал и получить портреты родных; а родные мечтали получить портреты сослан­ н ы х в Сибирь сыновей, мужей, братьев. Вот некоторые факты, относя­ щиеся к дочитинскому периоду. Н икита М уравьев был заключен в каземат Петропавловской крепости 26 декабря 1825 г., а 5 я н в ар я 1826 г. комендант крепости получил от гл ав ­ ноначальствующего над почтовым департаментом д ля передачи «с высо­ чайшего соизволения» Н иките М уравьеву от жены — Александры Г р и ­ горьевны — ее п о р тр ет231. Ч ерез шесть дней — 11 я н в ар я — в письме из тюрьмы Н икита М уравьев писал жене: «Я целый день занят, а время от времени даю себе отдых, ц ел у я твой портрет». В следующем письме, — от 16 я н в а р я , — он снова вспоминал о портрете: «В минуты наибольшей по­ давленности мне достаточно в зглян уть на твой портрет и это меня поддер­ живает». Ещ е в большей степени х ар актери зует ту радость, которую при­ нес ему этот портрет, письмо Никиты М уравьева к ж ене от 26 ян варя: «Время от времени я беру твой портрет и беседую с ним. Я очень благода­ рен тебе за то, что ты мне его прислала; он доставляет мне за день не одну приятную минуту и переносит меня в ту пору, когда я не знал горя. Вот к а к все меняется, дружок»232. Портрет этот Н икита М уравьев увез в Си­ бирь и до конца дней своих не расставался с ним. 10 ап р ел я 1826 г. генераладъютант В. В. Леваш ев, один из тех, кому Н и колай I поручил следствие по делу декабристов, отправил коменданту П етропавловской крепости д л я передачи М. А. Ф онвизину письмо его жены с ее портретом233. Именно этот портрет и имеет в виду Розен, рассказы вая в своих воспоминаниях о Н. Д. Фонвизиной, последовавшей за мужем в Сибирь: «Муж ожидал ее приезда с величайшим нетерпением, беспрестанно лю бовался ее порт­ ретом». И сам Розен, еще находясь в П етропавловской крепости, сумел получить «большой медальон с портретом жены», который был привезен им с собой в Читинский остр ог234. 24 ию ля 1826 г. петербургский военный генерал-губернатор П. В. К утузов нап равил коменданту Петропавловской крепости д ля передачи члену Союза Благоденствия И. Н. Горсткину два письма и портреты детей, присланные ж е н о й 235. У С. Г. Волконского в П етропавловской крепости имелся портрет жены. Он был п р и с л а н е го

76

НИКОЛАЙ БЕСТУЖ ЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

матерью — А. Н. В олконской, так к а к жены в эти дни не было в П етер­ бурге. Вот что мать писала С. Г. Волконскому 5 февраля 1826 г. в ответ на его просьбу: «Касательно твоей бесценной и милой жены, если п о ­ зволят, то я портрет ее к тебе пришлю»236. После объявления приговора, при последнем свидании с сестрой Софьей Григорьевной перед отправкой в июле 1826 г. в Б лагодатский рудник, В олконский передал ей этот пор­ трет, сделав на паспарту надпись карандаш ом: «Поручаю заботам моей доброй сестры Софьи ту, ко то р ая составила мое счастье, разбитое мною»237. Д р уго й портрет жены Волконский получил у ж е находясь в Сибири. Это явствует из его письма к сестре, в котором он писал 5 октябр я 1826 г. из Николаевска: «Ввиду того, что ее портрет прибыл в И ркутск, я надеюсь получить его, и если удостоюсь этого счастья, то я с ним не расстанусь». Н а другой день после отправления этого письма иркутский губернатор И . Б . Цейдлер извещал сестру В о лкон ского — Софью Григорьевну: «Портрет М. Н. будет отправлен к нему»238. В уцелевших делах архива Нерчинского горного п равления «О госу­ дарственных преступниках, сосланных по делу 14 декабря 1825 г.», со­ хранился документ, составленный 25 о ктября 1826 г . , — в день, когда в Б лагодатский рудник были доставлены первые восемь декабристов, осуж ­ денные на каторгу: Трубецкой, Волконский, Артамон М уравьев, Д ав ы ­ дов, Якубович, Оболенский и братья Борисовы. Документ озаглавлен: «Какие имеются у них и собственно им принадлеж ат одеждные и прочие вещи прилагается при сем особая выписка». И далее среди «прочих ве­ щей» указаны : у Волконского — «бумажник сафьяной с портретом жены его»; у Трубецкого — «портрет жены его, писанный на бумаге, за стеклом, и оклеенный бумагою же»; у Артамона М уравьева — «портрет жены его, писанный на бумаге, за стеклом, оклеенный медью»239. Отнюдь не меньший интерес п р о яв л ял и декабристы и в читинские годы к портретам родных и близких. В архиве Волконских сохранился «жур­ нал», ку д а М ария Н иколаевна вписывала кратко е содержание тех писем, которые она писала на протяж ении 1829 г. по просьбе заключенных и отпра­ в л ял а в Россию. Достаточно просмотреть эти записи, чтобы убедиться, какой поток просьб о присылке портретов шел из Читы: в письме к своей тетке — Е . А. Константиновой — М. Н. В олконская передает просьбу А. И. Одоевского переслать ему портрет В. И. Л анской, его родственницы; родным Б аряти нского сообщает, что декабрист ожидает их портреты; Е . П. Я зы ковой — сестре Иваш ева — пишет: «он ничего теперь не желает, кроме Вашего портрета и портрета В аш их детей»; от имени А. В. П од жио обращается к его матери — М агдалине Осиповне — с такими сло­ вами: «закажите Ваш портрет в Одессе маслом хорошему худож нику и ка к можно скорее пришлите нам»; в письмах к сестрам Вегелина сооб­ щает о полученных им от них портретах, которые «послужили причиной переживаний тяж елы х и приятных»; по просьбе Д . И. Завали ш и н а обра­ щается к его мачехе — Надежде Л ьвовн е — с такими словами насчет присылки портретов родных: «иметь изображение тех, кто ему дорог и с кем он навеки р азл у ч ен , — утешение, в котором Вы не откажете ему»; по поручению В. А. Бечаснова просит его мать — Н. И. Бечаснову — прислать свой портрет сыну; в одном из писем к жене Артамона М уравье­ ва — Вере Алексеевне — сообщает: «Вы хотите знать, како е впечатление произвел на Вашего м уж а Ваш портрет? В свое время я Вам писала со всею искренностью и повторяю, что именно тогда Сергей узн ал, к а к велико поклонение Вам Артамона». В письмах самой М. Н. В ол­ конской, адресованных в те ж е месяцы многочисленной родне, имеется свыше десяти подобного рода просьб, обращенных от нее самой и от имени ее муж а240. И это все на протяж ении одного лиш ь 1829 года! А сколько такого ж е хар актер а обращений к близким от других читинских у зн иков

НИКОЛАЙ БЕСТУЖ ЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

77

шло одновременно через А. Г. М уравьеву, Е. И. Трубецкую , Е . П. Н ар ы ш ­ кину, А. В. Е н тальцеву, Н. Д . Фонвизину, А. И. Д а в ы д о в у 241... Те конкретные сведения, разысканные нами в ар х и вах , которые мы привели, весьма отрывочны и отражают, естественно, лиш ь в небольш ой степени то, что было в действительности. Все же они показывают, с какой любовью, с какой бережностью относились декабристы к портретам, по­ лученным ими от ж ен на первых этапах тюремного заключения, и к а к ж а ж ­ дали они получить портреты родных в Читинском остроге. Вместе с тем можно себе представить, како е значение имела д ля родных и близких п р и ­ сы лка им портретов декабристов, — сыновей, мужей, братьев, а то и п р о ­ сто друзей, — осужденных жестоким приговором и заточенных в острог. Вот три случайно дошедших до наших дней факта, относящиеся еще к до читинскому периоду. 17 ию ля 1826 г. в петербургской газете «Русский инвалид или военные ведомости» (№ 170-171) была напечатана та часть «указа его императорского величества самодержца всероссийского», в к о ­ торой была приведена «Роспись государственным преступникам, пригово­ ром Верховного уголовного суда осужденным к разным к а зн я м и н а к а ­ заниям». И здесь в группе «Государственные преступники первого р аз­ ряда, осужденные к смертной казни отсечением головы», под № 19 был у казан : «Капитан Н икита М уравьев. У частвовал в умысле на цареубий­ ство изъявлением согласия в двух особенных сл у ч аях в 1817 и в 1820 году; и хотя впоследствии и изменил в сем отношении свой образ мыслей, одна к о ж предполагал изгнание императорской фамилии; участвовал вместе с другими в учреждении и управлении тайного общества и в составлении планов и конституции». А через день после выхода этого номера газеты в свет поэт Н. И. Гнедич писал Е. Ф. М уравьевой, матери декабристов: «Простите, почтеннейшая К атерина Федоровна, что осмеливаюся тре­ вожить В аш у горесть священную, справедливую. Но побуждение печаль­ ной дружбы может быть ув аж и т и горесть матери. Вам известно, люблю л и я Н икиту М ихайловича. Более, нежели многие, умел я оценить его ред­ кие достоинства ума и у в аж а ть прекрасные свойства души благородной; более, нежели многие, я гордился и буду гордиться его дружбою. Моя к нему любовь и уваж ение возросли с его несчастием; мне драгоценны чер­ ты его. Вы имеете много его портретов; не откажите мне в одном из них»242. 27 августа 1826 г., когда Волконский был уж е отправлен на каторгу, его жена обратилась с просьбой к золовке — Софье Григорьевне: «Дайте сн ять копию в миниатюре с большого портрета маслом бедного моего Сер­ гея и с исправлением того дефекта у р та, — это портрет наиболее верный»243. А вот что сообщает Матвей М уравьев-Апостол, который в октябре 1827 г. вместе с Александром Бестужевым был н аправлен из Ш лиссельбургской крепости в Сибирь прямо на поселение: прибыв с фельдъегерем в Тобольск, «любезности губернатора был я обязан снятием с меня каким-то местным живописцем портрета д ля доставления его в Москву к сестре моей»244. И если такого рода фактов было не мало даж е в период тюремного за­ клю чения и в первые месяцы каторги и ссылки, то можно себе представить, какой «спрос» на такого рода подарки п оявился в позднейшие годы, тем более, что непосредственно в самих казем атах Читинского острога, а за ­ тем Петровского завода, через которые прош ла подавляю щ ая часть осуж ­ денных декабристов, — не менее ста человек, — писанием портретов за ­ н ял ся декабрист-худож ник. Человек большой души и, вместе с тем, вели ­ кого трудолюбия, Н иколай Бестуж ев, конечно, не отказы вал в испол­ нении портретов никому из товарищей, никому из жен их, тем более, что живопись всегда была для него любимым трудом. Решающее ж е значение в том, что Н и ко л ай Бестужев к такой работе приступил, имело, конечно, его намерение увековечить участников заговора и восстания, создав пор­ третную галерею декабристов.

78

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

ГЛАВА VII Н. Б Е С Т У Ж Е В И З У Ч А Е Т Н А К А Т О Р Г Е Т Е Х Н И К У А К В А Р Е Л Ь Н О Й ЖИВОПИСИ П. Ф. СО­ КОЛОВА И ОСВАИВАЕТ ЕЕ П РИ Е М Ы . — К ОПИРОВАНИЕ ПОРТРЕТОВ Н. Н. РАЕВСКОГО, А . Г. МУРАВЬЕВОЙ и Г. Н. СВИСТУНОВОЙ, И С П О Л Н Е Н Н Ы Х П. Ф. СОКОЛОВЫМ

П реж де чем приступить к описанию тех портретных и пейзаж ны х работ, которые были выполнены Бестужевым в Сибири в годы каторги и ссылки, следует объяснить, почему, оказавш ись в Читинском остроге, он в первые ж е недели решил изучить новые для него приемы акварельн ой живописи; необходимо выяснить, каки м образом в тюремном заключении ему это удалось и кто ему в этом помог. Л иш ь некоторые — и то весьма общего хар актер а — сведения об этом содержатся в двух скупых свидетельствах М ихаила Б естуж ева. В кратце остановивш ись на портретах, исполненных братом в Чите, М ихаил Александрович пишет: «До сего времени он рисовал портреты в миниа­ тюре на кости, п ридерж иваясь тщательной отделки И забе (точками). П ере­ ход на ак вар ел ь в больших разм ерах ш трихами и крупным и тонами — у него дело плохо ладилось, пока не получены были портреты работы наш его знаменитого портретиста Соколова. Б рат был пораж ен его смелостью и бойкостью его кисти и, п рин яв его за образец, всю остальную, без сомне­ ния самую бòльш ую, часть своей коллекции и множество портретов вн е этой коллекции с наших дам, товарищей и многих знакомых у ж е рисовал этою методою». А вот и второе свидетельство: «Сперва он усвоил себе манеру Изабе, тщательно-копотливой работы, и тер ял много времени на отделку; потом, когда получены были портреты родных некоторыми и з наш их соузников, работы нашего портретиста Соколова, он тотчас п р ин ял его методу и много выиграл к а к во времени, так и в эффекте»245. Первое свидетельство говорит о том, что Н иколай Бестуж ев в л а ­ дел весьма специфической и очень распространенной в то время техни­ кой миниатюрной живописи на кости гуаш ью и акварелью , и именно в манере Изабе, то есть работая тонким пунктиром, маленькими точками красок, сливавшимися в единый общий тон. Заметим, что так работал не только Изабе, но и многие другие мастера миниатюры, в том числе, например, один из известнейших русских миниатюристов начала X I X века — Петр Осипович де Росси. Работа пунктиром — «копотливая» и трудоемкая, предполагала обычно наличие в распоряж ении худож никаминиатюриста тонких полупрозрачных пластинок слоновой кости неболь­ шого размера (под которые подкладывалась фольга), пластинок, которые в нужном количестве в услови ях тюремного заклю чения доставать было чрезвычайно сложно. И это последнее обстоятельство и самая трудоем­ кость «манеры Изабе» делали неизбежным для Бестуж ева пользование иными приемами акварельно-гуаш ной живописи. Нет сомнений, что Б е с ­ туж еву в его петербургский период были знакомы обычные и не столь сложные приемы работы — карандашом, акварелью , гуаш ью , не требо­ вавшие ни особой усидчивости, ни специальной подготовки. Н и ко л ай Бестуж ев, к а к и большинство художников его времени, не мог, конечно, о граничиваться только писанием на кости маленьких портретных изобра­ жений интимного характера, имевших довольно узкое назначение и и зо­ браж авш их преимущественно родных и близких. Е сли бы Н иколай Бестуж ев не познакомился в ссылке с акварельн ой «методой» Соколова, только что начавшей завоевывать общее признание, он бы, вероятно, приступил к работе над портретами декабристов, поль­ зуясь обычными и элементарно-простыми приемами живописи на бумаге акварелью и гуашью, приемами, которыми пользовалось в то время мно­ жество художников (примером могут служ ить работы талантливого

АВТОГРАФ

П ИСЬМ А

НИКОЛАЯ

БЕСТУЖ ЕВА

К

БРАТУ ПАВЛУ

ОТ

25 АПРЕЛЯ

1838 г.

У П О М И Н А Н И Я М И оП .Ф .С О К О Л О В Е ,Ф .П . ТОЛСТОМ и В . И . ГРИГОРОВИЧЕ Л и с ты 1 и 1 об. Институт р у сско й литератур ы АН СССР, Л ен и н гр а д

С

80

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

миниатюриста «точечника» и в то ж е время акварелиста-гуаш иста М. И. Теребенева). П . Ф. Соколов в технике акварельной живописи был новатором; о тка­ завшись от традиционного способа примешивать к аквар ел и белила, иначе говоря, отказавшись от гуаш и, дававшей глухие непрозрачные тона, перейдя к работе «чистой акварелью», Соколов достиг необычайного к о ­ лористического богатства246. Свободно, непринужденно н акл ад ы вал он слой на слой чистые акварельны е краски , и спользуя д ля получения тон­ чайших живописных оттенков замечательное свойство этих кр асо к — их прозрачность, способность просвечивать. Вот почему М ихаил Б естуж ев безусловно прав, когда говорит, что, приняв «методу» П. Ф. Соколова, Н иколай Б естуж ев «много выиграл к а к во времени, так и в эффекте». Следует отметить и другое: техника соколовских акварелей, не будучи «столь трудоемкой к а к «пунктир» миниатюристов, отнюдь не была простой и требовала от худож ника-акварелиста определенной степени мастерства и навыка; этим и объясняется то, что Н иколай Бестужев овладел ею хотя и быстро, но далеко не сразу. Существует также и свидетельство самого Н и к о л ая Бестуж ева о том значении, какое имели для него тогда исполненные Соколовым порт­ реты. Они явились единственными живописными образцами, давшими ему на каторге возможность «поучиться». Вот что писал он брату П авлу спустя десять лет после того, к а к его привезли на каторгу: « Ж а л ь , что здесь кроме натуры не было ничего порядочного по части живописи, над чем бы можно было поучиться. Кроме трех или четырех портретов Соколова, из пе­ тербургских живописцев мы не знаем ни одного. Что ж е касается до москов ских, то ни одного не видели порядочного». И далее он спраш ивал: «Скажи, пож алуй, ж ив ли Петр Федорович Соколов; делает ли он еще что-нибудь и ведет ли еще такую разгульную ж изнь, к а к прежде? Это человек с необык­ н овенны м дарованием и вкусом, но ленив часто до небрежности, хотя и в этом случае виден худож ник с талантом»247. М ихаил Бестуж ев не указы вает, каки е именно портреты работы Соко­ л о в а брат его видел в Читинском остроге. Не говорит об этом и Н иколай Бестуж ев. И все ж е нам удалось установить, каки е четыре портрета послу­ ж и л и д ля него на каторге школой акварельной портретной живописи. Б ы ть может, их было и больше, но о четырех мы можем говорить с уве­ ренностью. Привезенные в Ч итинский острог 13 декабря 1827 г. Н иколай и Ми­ хаи л Б естуж евы застали здесь уж е многих декабристов, а такж е и ж ен их. Те жены декабристов, которые у езж ал и первыми в конце 1826 г. в добро­ вольную вечную ссылку в Сибирь, решили захватить с собой портреты де тей и родных и свои собственные портреты. Д л я такой цели трудно было придумать что-нибудь лучшее, чем акварельны е портреты работы Петра Федоровича Соколова. К середине двадцатых годов зачинатель и выдаю­ щийся мастер русской акварельной живописи получил широкое п ризн а­ ние, он был в зените славы. К тому ж е худож ник работал быстро, и, к а к свидетельствует его сын, некоторые акварельны е портреты «делались в один сеанс и п о ч ти в одно утро»248. Вот почему во время сборов в далекую г л у х у ю Сибирь жены декабристов, навсегда покидая детей и родных, заказы вали портреты своих близких именно Соколову. П ри таких обстоя­ тельствах был заказан , в частности, портрет генерала Н. Н. Раевского, прославленного героя Отечественной войны 1812 года. На портрете, испол­ ненном Соколовым, стоит дата «1826», и исполнен он был, несомненно, в связи с тем, что любимая дочь Раевского, М ария Н иколаевна В олкон ская, у е з ж а л а в Сибирь к мужу-декабристу и хотела иметь при себе портрет отца. Перед самым своим отъездом, в последние недели пребывания в П етер­ б у р ге, М. Н. В олкон ская зак азал а Соколову портрет, на котором х уд ож -

НИКОЛАЙ

БЕСТУЖЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

81

н ик долж ен бы л и зо б р ази ть ее с десятим есячны м сы ном Н иколаем н а ру­ к а х . Ещ е за д ва д н я до родов и за сем ь дней до ар еста м уж а М ария Н ико­ л аевн а п и сал а ем у и з им ения отц а 31 д екаб р я 1825 г .: «Д орогой д р у г, ты

М. Н . В О Л К О Н С К А Я

С СЫНОМ Н ИКОЛАЕМ

А к в а р е л ь П . Ф . Соколова, 1826 г . П ортрет был

п ривезен В о л к о н с к о й м ужу в Сибирь и н ах о д и л ся у н его в о строге

М ес то н ах о ж д ен и е оригин ал а н еи з вес тн о . Воспроизводится по н ега ти ву , и сп о л ­ ненному с оригинала в 1910 х г г . д л я невы ш едш его в с в е т второго тома издания «Архив декаб риста С. Г . В о л к о н с к о го » И нститут р у сско й литературы А Н СССР, Л енинград

просиш ь м ой п о р тр ет; я рассчиты ваю зак азать его деревен ском у б о го ­ м азу . Э то будет п осле род ов, с наш им уродцем н а р у к ах . Р азв е это не тр о ­ гательн о?» У зн ав об ар есте м у ж а,— об этом ей сообщ ил 28 ф евраля 1826 г . о тец , — В олкон ская поспеш ила п р и ехать в П етер б у р г, и зд есь , п ри н яв реш ение п ослед овать за ним н а к ато р гу , он а зак азал а С околову тот п о р тр ет, како й м ечтала п о сл ать м уж у ещ е и з д ер евн и . П ортрет бы л зак азан в двух 6 Литературное наследство, т . 60, к н . 2

82

НИКОЛАЙ БЕ С Т У Ж Е В

И ЕГО

ЖИВОПИСНОЕ НАСЛЕДИЕ

экзем п лярах: один — для сестры, С. Н. Раевской, другой — для мужа. В письме Волконской, отправленном сестре незадолго до отъезда в Сибирь, есть упоминание о сеансах у Соколова. «Соколов ожидает м еня, — сооб­ щ ала она 17 ноября 1826 г., — чтобы писать для тебя ко дню твоего рож ­ дения мой портрет и портрет нашего ребенка». А через день — 19 н о я б р я — она извещ ала мужа: «Наш дорогой Николино чувствует себя хорошо, скоро ты получишь его и мой портрет работы Соколова. Не знаю, выйдет ли о н , — так трудно рисовать ребенка, схватить сходство, а у нашего особенно много живости в лице. Я покидаю тебя, мой друг, чтобы позировать: худож ник ждет меня»249. Н иколай I категорически запретил женам декаб­ ристов, уезж авш им к м уж ьям в Сибирь, брать с собой детей. Поэтому М ария Николаевна была вынуждена оставить младенца у родных. В олкон­ ский был арестован 7 я н в ар я 1826 г., а за два дня до ареста ему удалось на сутки приехать в деревню Раевских, чтобы навестить ж ену и увидеть сына, который родился 2 я н в ар я 250. Можно себе представить, с каким чувством везла М ария Н иколаевна в Сибирь портрет работы Соколова, — вместе с ней на портрете был изображен оставленный в России младенец — и с каким чувством ж д ал В олконский и зображ ения сына. М ария Н и ко ­ лаевна прибыла в Благодатский рудник 8 февраля 1827 г . 251 и, повидимо­ му, при первом ж е свидании передала муж у те портреты, которые для него привезла. «Особая выписка», сохранивш аяся в делах Нерчинского горного правления, свидетельствует, что 25 октября 1826 г. по прибы­ тии в Благодатский рудник у Волконского был лиш ь «бумажник сафья ной с портретом жены его», а в другом документе, датированном 20 февраля 1827 г. и озаглавленном «Опись поступившим по сие число имуществу и вещам государственных преступников Сергея Трубецкого с товарищи», под фамилией «Волконский», кроме портрета жены, указано: «Портрет отца его — 1, портрет матери — 1, портрет жены и сына — 1»252. Совер­ шенно очевидно, что эти три вещи ему передала ж ена, за двенадцать дней до составления описи прибывшая на Благодатский рудник. В своих воспо­ минаниях М ария Н иколаевна среди вещей, которые она захватила с собой в Сибирь, называет «семейные портреты»253. По крайней мере два из них принадлежали кисти Соколова: портрет отца — Н. Н. Раевского и портрет, на котором В олконская была изображена вместе с сыном. Соколовым был написан и тот портрет, который А. Г. М уравьева пе­ реслала муж у в Петропавловскую крепость и который Н иките М ихайло­ вичу удалось привезти с собой в Сибирь. В литературе отсутствуют дан­ ные для датировки этого превосходного акварельного портрета. Весьма возможно, что и зак азан он был специально для того, чтобы переслать его в крепость М уравьеву. Тогда портрет следует датировать последними днями декабря 1825 г. или даже первыми днями я н в ар я 1826 г. П редпо­ ложение, что портрет был заказан в ту пору, когда Муравьев находился в тюрьме, подтверждает и скорбный облик Александры Григорьевны, и тем­ ная, почти однотонная цветовая гамма портрета. Светлокоричневая вуаль, окутываю щ ая голову и наброшенная на плечо, — единственное ж ивопис­ ное пятно на этом скупом по своей тональности, но мастерском по испол­ нению портрете. У е з ж а я в конце 1826 г. из столицы навсегда к м у ж у в Сибирь, А. Г. Муравьева оставила в доме свекрови троих малолетних детей — Катю, Л и зу и Мишу. Решив взять с собой портреты детей, она перед отъездом зак азал а их Соколову. Об этих портретах Александра Григорьевна не раз упоминает в своих письмах из Сибири. «Нонушка до такой степени похо­ ж а на свою сестру, что можно подумать, что маленький портрет Соколова, который я увезла с собой, сделан с нее», — писала А. Г. М уравьева свек­ рови 3 февраля 1830 г. о дочери Софье, родившейся в Читинском остроге. «Дорогая маменька, — просила А. Г. М уравьева свекровь в письме от

Н . Н . РАЕВСКИЙ А к в а р ел ь П . Ф . С околова, П ортрет принадлеж ал М.

1826 г .

Н . В о л к о н с к о й и н а х о д и л ся у нее в Сибири

Вс ес о ю зн ы й музей А . С. П у ш к и н а , Л енинград

6*

84

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

16 ф евраля 1831 г ., — закаж и те д ля м еня С околову п ортреты д етей , но не д орож е, чем 50 рублей за каж ды й < ...> Т е, что д ел ал с них С околов, бы ли очен ь п охож и , и я храню п ортрет М иш и к ак реликвию ». С ледует отм ети ть, что работы С околова А . Г . М уравьева стави л а вы соко и всегд а п ред п очи тала их работам д руги х худож н иков254. Н ики та М уравьев бы л д оставл ен в Ч и ти н ски й о стр о г в ян вар е 1827 г ., в ф еврале ту д а прибы ла А . Г . М уравьева; в сен тяб р е в Ч и ту бы л п ереведен и з Б л аго д атско го рудн и ка С . Г . В олкон ски й , одноврем енно с м уж ем п е­ р еех ал а туд а ж е и М . Н . В о л ко н ская. Э то зн ач и т, ч то , по край н ей м ер е, три работы С околова — п ортреты H . Н . Р аев ск о го , М . Н . В олкон ской с сы ном и А . Г . М уравьевой , а такж е п ортреты детей М уравьевы х, и сп ол­ ненны е С околовы м , уж е н аходи ли сь в Ч и те, ко гд а в о стр о г прибы ли Б естуж евы . Т ем самы м у то ч н яется сви детельство М ихаила Б есту ж ева, которы й н еп рави льн о п о л агал , будто тол ько п осле и х прибы тия в Ч и ту там п ояви ли сь работы С околова. И м енно эти п ортреты и бы ли тем и п ер­ вы м и п рои зведен и ям и С околова, которы е Н и колай Б естуж ев уви д ел в Ч ите ср азу по п ри езде и которы е п ри н ял «за об р азец » . П о счастли вом у стечению об сто ятел ьств д ва и з н их — п ортреты H . Н . Р аевск о го и А . Г . М уравьевой — дош ли до наш их д н ей . Н а н и х-то Б есту ­ ж ев и и зу ч ал м анеру С околова, п о сти гая новы е д л я н его прием ы ак в а­ рельн ой ж и воп и си . Д о н ас дош ла и к о п и я, сд ел ан н ая Б естуж евы м с п орт­ р ета Р аев ск о го . Это одна и з п ервы х, если не сам ая п ер вая р аб ота Б есту ­ ж ева акварельн ы м и к р аск ам и , и сп олн ен н ая им в о стр о ге. С равнени е ори ­ ги н ал а С околова с коп и ей Б естуж ева д ает возм ож н ость у б ед и ться в том , н аско лько учен и чески -робки м и бы ли первы е ш аги худ ож н и ка-д екаб ри ста в овладен и и ак вар ел ьн о й тех н и ко й . В п ортрете H . Н . Р аевск о го «см елость и бойкость» ки сти С околова п р о явл яется с больш ой си лой ; рукою зр ел о го м астера н ап и сан о м уж ествен н ое лицо п олко во д ц а, ко торого П уш кин н азы вал «героем и добры м человеком », и с больш ой вы рази тельн остью п е­ редан его волевой х ар ак тер . П ортрет в ком позиционном отнош ении р е­ ш ен см ело, ри сун ок б езукори зн ен н ы й . С держ ан н ая то н ал ьн о сть ак в а­ рели вп олн е гарм он и рует со скром ны м и аксессуар ам и одеж ды Р аев ск о го , он и зображ ен в тем ном м ундире с вы соким красны м воротн и ком , б ез эп о­ л ет и б ез орд ен ов. Б естуж ев затр ати л м ного тр у д а, чтобы точно скоп и ро­ вать ш едевр С о ко л о ва,— м ож но не со м н еваться, что не один р аз он при­ н и м ался за копию сы зн ова, п ока не приш ел к том у, удовлетвори вш ем у его в ар и ан ту , которы й и звестен нам сей ч ас. Н едаром Б естуж ев п остави л на этой коп и и свои инициалы — «Н : Б :»255 И все ж е коп и я сд елан а ещ е н еум елой р у к о й . К опи и сту у д ал о сь до­ б и ться тол ько н екоторого сх о д ства. В о всех д р у ги х отнош ениях коп и я упрощ ена и об ед н ен а; х ар ак тер Р аевско го н е п ер ед ан , ж и зн ен н ость д ета­ л ей у тр ач ен а, ри сун ок н еуверен н ы й . Н еум ение вл ад еть чистой акварелью вы р ази л о сь, в ч астн о сти , в полном отсутстви и той п розрачн ой л егко сти м азк а, к о то р ая свой ствен н а соколовски м работам даж е средн его у р о в н я. Т ем не м енее коп и я э т а , н есм отря н а все н едочеты , весьм а п р и м ечательн а, к ак п ер вая попы тка Б естуж ева освои ть техн и ку «чистой аквар ел и » 256. Б есту ж ев, н есом ненн о, коп и ровал и соколовски й п ортрет А . Г . М у­ р авьево й . С околову уд ал о сь п еред ать необы чайное очарован и е этой зам е­ ч ательн ой ж енщ ины , которую декабри сты , заклю ченны е в Ч итинском о стр о ге, н азы вали своим «ан гелом -хран и телем ». В блестящ ей гал ер ее ж енщ ин пуш кинской поры , увековечен н ы х П . Ф . С околовы м , п ортрет М уравьевой — один и з сам ы х п оэти чески х и вм есте с тем один и з н аи более ви р ту о зн ы х. Ч еловеком больш ой душ и, вы соких м оральн ы х к а ч е ств ,— им енно так о й , како й он а бы ла в ж и зн и ,— худож ник зап еч атл ел А лексан д­ ру Г ри горьевн у н а этой ак в ар ел и . С того врем ен и , ко гд а п ортрет бы л п р и везен в С иби рь, он н еизм енно украш ал ж илищ е Н икиты М у р авьева,—

Н . Н . РАЕВСКИЙ К о п и я Н и к о л а я Б е с т у ж е в а с а к в а р е л и П . Ф . Соколова. Ч и т и н с к и й острог, н ачало 1828 г. И н сти ту т р у с с к о й л и тер ату р ы А Н СССР, Л ен и н град

86

Н И К О Л А Й

БЕСТ У Ж ЕВ И ЕГО

Ж И В О П И С Н О Е Н А СЛ Е Д И Е

будь то кам ера в Ч и те и П етровском и ли ком н ата н а п оселен и и в У р и ке. С охран и лась ак в ар ел ь, и сп олн ен н ая братом Н икиты М ихайловича — декабри стом А лександром М уравьевы м : он а и зо б р аж ает эту ко м н ату , гд е н а стен е висит п ортрет А лександры Г ри горьевн ы работы С околова257. О ри ги нал п ортрета дош ел до наш их дней и притом в той сам ой о к ан то вк е, в которой он ви сел н а стен е в си бирской ком н ате Н икиты М у­ р ав ьев а: мы наш ли его в 1953 г . н а «В ы ставке д екабри стов», устроен н ой в П етроп авловской кр еп о сти , гд е он чи сли лся ко п и ей . О тклеив к ар то н , п осредством которого н езадачли вы й м узейны й работн и к зак р еп и л н а обо­ роте д ва к о л ьц а, у д ал ось обн аруж и ть собственноручную н ад п и сь, сделанную рукою М уравьевой: «P o u r m o n c h e r N ik ita »*. Н адпись бы ла, н есом ненн о, сд елан а то гд а, ко гд а А лексан дра Г ри горьевн а о тп р авл ял а п ортрет м уж у в П етропавловскую кр еп о сть258. М ож но п редп олож и ть, ч то , коп и р у я п ортрет М уравьевой ,— а Б естуж ев коп и ровал его не р аз по зак азу товари щ ей , в ч астн о сти , одну копию исп олни л д л я И . Д . Я ку ш ки н а,— он п о сти гал и тончайш ую техн и ку С околова, и его ум ение н аходи ть д ля каж дого п ортрета своеобразн ую колори сти ческую гам м у. К сож ален ию , ни одну и з бестуж евски х коп и й этого п ортрета п ока р азы ск ать не у д ал о сь. М еж ду тем , худож н и к-декабри ст и сп олн ял и х , н есом ненн о, и в 1832 г ., ко гд а А . Г . М уравьева п оги бла в П етровском зав о д е. В основном собран и и акварельн ы х п о р тр ето в, исполненны х Н и колаем Б естуж евы м в Ч итинском остроге и в П етровской тю рьм е и до кон ц а ж изни п рин адлеж авш их ем у, со х ран и л ся м иниатю рны й п ортрет (р азм ер 6 × 9 см ) м олодой, краси вой ж енщ ины : го л о в а, обнаж енны е п лечи и обнаж ен ­ н ая р у к а . П ри чесан а м олодая ж енщ ина в соответстви и с п етерб ургской м одой 1825 г. С удя по н ад п и си , сделан н ой каран даш ом н а о б о р о те, это п ортрет сестры д екаб ри ста П . Н . С ви стун ова. Г лаф ира Н и колаевн а С ви сту н о ва, дочь кам ергера и м п ераторского д во р а, вы ш едш ая зам уж за граф а Б ал ьм ен а, росси й ского ком и ссара при Н аполеон е н а острове с в . Е лены в 1816— 1821 г г ., б ли стала в п етерб ургском свете и н и когда не пом ы ш ляла о п оезд ке — если бы так о вая и бы ла возм ож на — к б рату в Ч и­ ти нски й о стр о г. П оэтом у м ож но бы ло п редп олож и ть, что ак вар ел ь эта — к о п и я, сд ел ан н ая Б естуж евы м с п о р тр ета, п ри везен н ого С вистуновы м в С ибирь (в Ч и ти н ски й острог он п оступ и л 3 м арта 1827 г.) и ли п ри слан ­ н ого ем у туд а сестрою п о зж е. Н а осн ован ии н екоторы х данны х во зн и кл а м ы сль — не вы полнен ли ори ги н ал С околовы м ? Э то наш е предполож ени е п одтверд и лось, ко гд а мы озн аком и ли сь с неизвестны м и ещ е в п ечати п и сь­ м ам и С ви стун ова к сестр е, отправленны м и им в п яти десяты х го д ах и з Т о­ б о л ьск а, гд е он н аход и лся тогд а н а п оселен и и . 13 о ктяб р я 1850 г ., р асск а­ зы вая сестре о том , к ак креп ко он лю бит свою м алолетню ю д о ч ь, С висту­ нов п и сал : «О на очен ь похож а н а твой п ортрет работы С околова, что у м ен я. А это , м и лая сестр а, лиш нее осн ован и е, чтобы лю бить ее». Т ри год а сп у стя, то есть по и стечен и и почти три дц ати л ет с того врем ен и , когд а п ортрет м ог бы ть исполнен С околовы м , Г . Н . Б альм ен п оп роси ла б р ата зак азать Б естуж еву и п р и сл ать ей копию этого п о р тр ета. «Ты спраш иваеш ь м еня о Б есту ж еве, которы й ж и вет на расстоян и и 3000 вер ст отсю да, в С е л ен ги н ск е, по ту сторон у Б а й к а л а ,— отвеч ал сестр е 5 ян в ар я 1854 г. С ви стун ов.— Я уж е целую вечн ость не имею от н его н и каки х и звести й . Ч то к асается м олодого ч ел о век а, котором у я п оручи л сд ел ать копию , то это начинаю щ ий худож н и к, пробы вш ий три год а в П етерб урге д ля обучен и я рисованию и ж и воп и си . У н его к ним больш ая ск л о н н о сть, но тал ан т его долж ен ещ е со зр еть» . 23 м арта того ж е год а С вистунов сообщ ал сестр е, что коп и я «не уд алась» м олодом у худож н ику и что за к а з п ередан им д р у ­ го м у , а 6 ию ля 1854 г . п и сал ей : «К опия вы ш ла восхи ти тельн ой и по * Моему дорогому Никите (франц.).

А . Г. М У Р А В Ь Е В А Акварель П . Ф . Соколова, 1825 г. На обороте портрета надпись на французском языке, сделанная Муравьевой Перевод: «М оему дорогом у Никите» Портрет был

передан Н . М. Муравьеву 5 января 1826 г. в Петропавловскую крепость, затем увезен им в Сибирь и хранился у него в остроге Отдел истории русской к ультуры Эрмитажа, Ленинград

88

НИКОЛАЙ БЕСТУ Ж ЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

точности, и по тому, к а к преодолены в ней трудности. Манера Соколова слож на д ля подраж ания, ни одного штриха н ел ьзя подправить, а если к о ­ пиист идет ощупью, колеблется, сделанное надо кинуть в печь»259. Откуда мог Свистунов, никогда не занимавшийся живописью, почерпнуть сведения о трудности копирования акварельн ы х портретов? В течение многих лет он был свидетелем работы Н и к о л ая Б естуж ева. Н е его ли опыт п ослу­ ж и л основой д ля высказанны х здесь Свистуновым соображений? Еще, повидимому, из Читинского острога Свистунов писал сестре о коп и ях, сделанных Бестужевы м с портрета Соколова. Одну из копий он мог послать ей. И судя по тому, что сестра осведомлялась о Бестуж еве, п р и сл ан н ая ко п и я ей понравилась. Портрет Г. Н. Б альм ен , сохранив­ шийся у самого Бестуж ева, такж е, возможно, яв л яе тся одной из подоб­ ных копий и исполнен им, очевидно, в первое время пребывания в Ч и ти н ­ ском остроге, хотя и позж е портрета-копии Н. Н. Раевского. В нем, несо­ мненно, чувствуется у ж е некий профессиональный навы к и выполнен он Бестужевым, в общем, на более высоком уровне, чем портрет Н. Н. Р а е в ­ ского. Следует отметить неточности, допущенные Бестужевым в портре­ те Г. Н. Бальмен: неправильно передан рисунок спины и плеча, да и лопат­ к а изображ ена не на месте. Л и ш ь немногие из ак варельн ы х портретов кисти Соколова Б естуж ев видел в Читинском остроге, но и они сослуж или ему большую служ бу. Портреты эти помогли декабристу-худож нику полностью освоить техни­ к у акварельн ой живописи, ко то р ая и д ала ему возможность создать заме­ чательную коллекцию портретов, сохранившую д ля потомства черты участ­ ников декабрьского восстания. Теперь нам остается ответить на естественно возникаю щий вопрос: к а ки м образом, водворившись в Читинском остроге, Б естуж ев раздобыл акварельн ы е краски? В р яд ли удалось ему — после неудачной попытки бегства, после двухлетнего заклю чения в П етропавловской и Ш лиссель бургской крепостях, после семидесятипятидневной езды — и знури тель­ ной, с цепями на ногах — сохранить и привезти с собой в острог тот ящ и к с акварельны ми краскам и , который он в зял с собой, у х о д я из дома ночью после восстания. Д окументальны х сведений о том, каки е вещи находились при Бестуж еве, когда он был доставлен в Ч и ту, разы скать не удалось. Но зато известно, что за два с половиной месяца до его приезда в Ч и ти н ­ ский острог были переведены из Благодатского рудника восемь человек декабристов, — и среди и х вещей находились два ящ ик а с акварельными красками и кистями. Д ело в том, что один из заключенных в Благодатске, основатель Общества Соединенных С лавян П. И. Борисов, был любите лем-натуралистом и владел акварелью : еще в молодые годы, и зу ч ая фау­ ну и флору, он любил рисовать птиц, бабочек, цветы, растения, а в Сибири зап олн ял акварелям и , великолепно выполненными, целые альбомы (не­ которые из них дошли до наш их дней). В уцелевших делах архива Н ерчин ского горного правления, в той самой «особой выписке», где перечислены принадлежавш ие декабристам, доставленным 25 о ктябр я 1826 г. в Б л а г о ­ датский рудник, разные «одеждные и прочие вещи» (мы у ж е цитировали ее ), указано: у братьев Борисовы х — «ящиков с водяными кр аскам и — 2»260. Я щ ики эти, в числе многих других привезенных с собою декабристами ве­ щей, отобрал на хранение «главноуправляю щ ий всеми рудниками» Н ер чинской горной конторы, «маркшейдер и кавалер» Черниговцев. Но н ачальник заводов Бу р н аш о в, после многократных просьб Борисова, через два месяца разреш ил возвратить ему ящ ики с краскам и и кистями. Об этом свидетельствует следующее секретное отношение, которое 23 декабря 1826 г. Черниговцев н аправил одному из чинов окруж ной горной адми­ нистрации Котлевскому: «По просьбе государственных преступников, н аходящ ихся при Б лагодатском руднике, о выдаче им красок, кистей и

НИКОЛАЙ БЕСТУ Ж ЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

89

бум аги д л я зан яти я в свободное врем я ри сован и ем , я д ел ал д окл ад г . н а­ ч альн и ку завод ов и к ав ал ер у , н а что п олучи л и п р и к азан и е; а п отом у, п реп ровож дая при сем д ва ящ ика кр асо к с ки стям и , предписы ваю В а­ ш ему благородию отд ать оны е тем п реступ н и кам , н аблю дая в у п отреб ле­ нии и х все м еры осторож н ости »261. Ч ер ез восем ь с полови н ой м есяц ев Б ори сов вм есте с товарищ ам и бы л отп равлен в Ч и ти н ски й о стр о г, ку д а и прибы л около 25 сен тяб р я 1827 г . П оэтом у с полны м осн ован ием м ож но п редп олож и ть, что Б есту ж ев, доставлен н ы й в о стр о г в кон ц е того ж е го д а.

Г. Н . БАЛЬМ ЕН — СЕСТРА ДЕКАБРИСТА П . Н . СВИСТУНОВА К о п и я Н и к о л ая Б е с т у ж е в а с утраченной аквар ели П . Ф . С околова Читинский острог, начало 1828 г . О сновное соб ран ие, М осква

ср азу ж е, б лаго д ар я П . И . Б о р и со ву , п олучи л возм ож н ость п о л ьзо ваться «водяны м и краскам и ». М ож но, н ако н ец , у к азать ещ е н а одно л и ц о , у которого Б естуж ев н е то л ько м ог н ай ти к р аск и , но б л аго д ар я котором у в дальн ей ш ем , н а п р о тя­ ж ении м ногих л е т , он си стем ати чески п олучал и з П етерб урга все н еоб­ ходим ы е худож н и ку п ри н адлеж н ости . М ы говорим об А лексан дре Г ри­ го р ьевн е М уравьевой . О на п ри ехал а в Ч и ту в н ач ал е ф евраля 1827 г ., когд а в остроге уж е н аходи ли сь Н ики та и А лексан др М уравьевы . О гром ­ ную пом ощ ь о казы вал а им м ать — Е . Ф . М уравьева, п олучи вш ая кр у п ­ н ое н аслед ство п осле отц а — б арон а Ф . М . К олокольц ова; п осы лал ден ьги А лексан дре Г ри горьевн е и отец е е , граф Г . И . Ч ерны ш ев, вл ад ел ец м ил­ лион н ого со сто ян и я. Н е один р аз в год Е . Ф . М уравьева о тп р авл ял а в Си­ би рь целы е обозы со всем необходим ы м — п родовольстви ем , одеж дой , кн и гам и , вы п олн яя каж дую п росьбу А лександры Г ри горьевн ы . С лучи­ ло сь т а к , что ещ е за три м есяц а до то го , к ак Б естуж ев бы л п ри везен в о ст­ р о г, Е . Ф . М уравьева в одном и з писем п роси ла н евестку п р и сл ать ей п ортрет Н икиты , исполненны й А лексан дром , «Саш а не м ож ет сд ел ать

90

НИКОЛАЙ Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

п ортрет б р ата, потом у что им не даю т ни п ер ьев , ни б у м аги , ни к ар ан д а­ ш ей ,— о твеч ал а А . Г . М уравьева 26 ав гу ста 1827 г . — Н о если по своем возвращ ен и и госп один ком ен дант р азреш и т, я сам а возьм усь сд ел ать п орт­ рет во врем я наш их сви дан и й , но это , д о р о гая м ам ен ька, только в том сл у ­ ч ае, если р азр еш ат, ибо я не зн аю , будет ли м не это дозволено»262. В о звр а­ тивш ийся ч ер ез н есколько дней в Ч и ту ком ен д ан т о стр о га ген ер ал-м ай о р Л еп арски й разреш и л А . Г . М уравьевой вы п и сать необходим ы е ей к р аск и . В ее письм е к Е . Ф . М уравьевой от 24 о ктяб р я есть так и е стр о к и : «Я все ещ е не п олучи ла ни ящ ика с к р аск ам и , ни м атем ати чески х п ри б оров. Д у­ м аю , что они н ах о д ятся в п у ти ; и В аш и п и сьм а, и в се, что Вы п осы лаете, я получаю очен ь ак ку р атн о и в полной сохранн ости »263. И если в о ктяб р е кр аски дей стви тельн о уж е н аходи ли сь в п у ти , то вско р е они бы ли п олу­ чены А . Г . М уравьевой . Во всяком сл у ч ае, к середи н е д ек аб р я , то есть ко врем ени п ри езда Н и колая Б есту ж ева, эти к р аск и , ко н еч н о , уж е дош ли до Ч и ты . Н е м ож ет бы ть сом нени й , что речь и дет им енно об ак вар ел и : А лексан др М уравьев, д ля которого к р аск и п р ед н азн ач ал и сь, бы л акварели стом — н ет ни одной его раб оты , н ап и сан н ой м аслом . Ч ащ е всего А лексан др М у­ р авьев в си бирски й период своей ж изни п и сал аквар ел ьн ы е и н тер ьер ы , причем то бы ли вещ и п осредствен н ого к ач еств а. П ортретны м ж е и ску сст­ вом он почти не зан и м ал ся264; ко гд а по вы ходе н а п оселен и е ем у зах о те­ л ось им еть п ортрет ж ены и д етей , он об рати л ся к заехавш ем у в Т обольск худож н ику-ш веду К .-П . М азеру265. Б естуж ев ж е ещ е до ар еста п и сал , в осн овном , п ортреты . Заклю чен н ы е, н есом н ен н о, одобрили идею Б естуж ева со зд ать портретную галерею участн и ков во сстан и я; не п ри ходи тся го во ­ ри ть и о том , к ак бы ли они рады возм ож ности п осы лать свои п ортре­ ты родны м . В от почем у все т е , у ко го в Ч ите бы ли акварельн ы е к р аск и , п редостави ли их Б есту ж еву , к ак тол ько он п ри ехал ту д а. В д альн ей ­ ш ем А . Г . М уравьева вы писы вала и з Р осси и н еп осредствен н о д ля Б естуж ева в се, в чем он ощ ущ ал н еобходи м ость. Т ак , и звестн о , что годом п озж е она вы п и сала д л я н его и з П етерб урга «полны й часовой м ехан изм », которы й дал ем у возм ож н ость зан ять ся и зготовлен и ем ч асов и хрон ом етров. Б л аго ­ д ар я М уравьевой — до ее болезн и и см ерти — Б естуж ев п олуч ал все необходим ое и д л я раб от худож ествен н ы х. ГЛАВА VIII П Е Р В А Я С Е Р И Я П О Р Т Р Е Т О В , И С П О Л Н Е Н Н Ы Х Н . Б Е С Т У Ж Е В Ы М С Н А Т У Р Ы В ЧИТИНСКОМ О С Т Р О ГЕ (Н А Ч А Л О 1828 г . ) — П О Р Т Р Е Т Ы В . Н. Л И Х А Р Е В А , H . Ф . ЛИСОВСКОГО, А. В . Е Н Т А Л Ь Ц Е В А , В. К . Т И З Е Н Г А У З Е Н А , С. И. К Р И В Ц О В А , З . Г . Ч Е Р Н Ы Ш Е В А (Н Е С О Х Р А Н И Л С Я ), Н . А. З А ГО Р Е Ц К О ГО , П . Ф . ВЫ ГО Д О ВС КО ГО , А. Ф . Б Р И Г Г Е Н А , И. Б . АВРАМОВА, А . И. ЧЕРКАСОВА

К аки е им енно п ортреты Н и колай Б естуж ев и сп олни л в о стр о ге ак в а­ релью с н атуры первы м и, мы ск азать не м ож ем . Н о зато с полны м осн о ва­ нием м ож но п редп олож и ть, что уж е ч ер ез м есяц -д ва п осле п ри езда в Ч и ту Б естуж ев не тол ько коп и ровал п ортреты работы С околова, п р ак ти к у ясь в освоен и и новы х д л я н его прием ов ак вар ел ьн о й ж и воп и си , но и сам пи­ сал с н ату р ы . В о всяком сл у ч ае н а третьем м есяц е п ребы ван и я в о стр о ге Н и колай Б естуж ев уж е вплотную п ри ступ и л к осущ ествлению зад ум ан ­ н ого п л ан а: со зд ать п ортретную галерею д екаб р и сто в. Н ачать эту раб оту н езам едли тельн о его вы нуж дали о б сто ятел ьства. Д ело в том , что ко гд а в се­ реди не д екаб р я 1827 г . Н . и М. Б естуж евы бы ли доставлен ы в Ч и ти н ски й о стр о г, среди заклю ченны х н аходи ли сь оди н н адц ать д екаб р и сто в, осуж ­ денны х по седьм ом у р азр я д у , то есть п риговорен н ы х к одном у год у като р ж ­ ны х р аб о т, с последую щ ей отп равкой н а п ож и зненн ое п оселен и е в С ибирь.

И . Б. АВРАМ ОВ Акварель Николая Бестужева. Читинский острог, январь — март 1828 г. Основное собрание, Москва

П . Ф. В Ы Г О Д О В С К И Й А кварель Н и ко л ая Б е с т у ж е в а . Ч и ти н ск и й острог, я н в а р ь — м арт 1828 г. Основное со бр ани е, Москва

С. И . К Р И В Ц О В Акварель Н иколая

Б е с т у ж е в а . Ч и ти н с к и й острог, я н в а р ь — м а р т 1828 г. О сновное с о б р а н и е , Москва

Н. А. Акварель Н и к о л а я

ЗАГОРЕЦКИЙ

Бестуж ева. Ч и ти н ск и й острог, я н в а р ь — март Основное собрание, М осква

1828 г.

А. Ф . Б Р И Г Г Е Н А к в а р е л ь Н и к о л а я Б е с т у ж е в а . Ч и ти н ск и й острог, я н в а р ь — м арт 1828 г. Основное со б р а н и е, Москва

А . В. Е Н Т А Л Ь Ц Е В Акварель Николая Бестужева. Читинский острог, январь — март 1828 г. Основное собрание, Москва

НИКОЛАЙ БЕ С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А СЛ Е Д И Е

97

С рок п ребы ван и я н а к ато р ге и стек ал д ля этой группы в первы х чи слах ап р ел я 1828 г . П оэтом у Б естуж еву необходим о бы ло зап еч атл еть и х об­ ли к п реж д е, чем они п оки н ут Ч и ти н ски й о стр о г и будут разослан ы на п оселен и е в сам ы е гл у х и е углы В осточной и Зап адн ой С ибири. Т ак во з­ н и кли те первы е акварельн ы е п ортреты д екаб р и сто в, которы е вош ли в со став основной ко л л екц и и , создан н ой Б естуж евы м . У ж е в н ач ал е ап р ел я 1828 г . эти оди н н адц ать д екабри стов и з Ч иты у ех ал и . В рап орте Л еп ар ско го , посланном 17 ап р ел я н ач ал ьн и ку гл авн о го ш таба ген ерал-ад ъ ю тан ту Д и би чу, го во р и л о сь: «Во и сп олнени е п овеле­ н и я ко м не В аш его си ятел ьства от 29 чи сла прош лого ген в ар я № 109, н а­ ходивш иеся под присм отром моим оди н н адц ать ч ел о век государствен н ы х п р есту п н и ков, а им енно: В ладим ир Л и х ар ев, Н и колай Л и совски й , А ндрей Е н тал ьц ев, В асилий Т и зен гау зен , С ергей К ри вц ов, З ах ар Ч ерны ш ев, Н и колай З аго р ец к и й , П авел В ы годовски й , А лексан др Б р и гген , И ван А врам ов и А лексей Ч ер к асо в, коим годовой срок п ребы ван и я в като р ж ­ ной раб оте в сем ап р ел е месяц е ко н ч и л ся, отп равлен ы мною все в ж ел езах с приличны м конвоем лю дей ком анды м оей, в тр ех о тд ел ен и ях , д л я п осе­ л ен и я и х гд е н азн ач ен о , по небы тности в И ркутске госп оди н а ген ер ал гу б ер н атора В осточной С ибири, с его р асп о р яж ен и я, к там ош нем у г . гр аж ­ дан ском у гу б ер н ато р у Ц ей д леру. О чем В аш ем у си ятел ьству имею ч есть донести»266. Т аким о б разом , ясн о , что п ортреты перечи слен ны х выш е один н адцати декабри стов Б естуж ев и сп олни л н е п озж е кон ц а м арта 1828 г . З а исклю ­ чением од н ого, п ортреты эти сохран и ли сь в осн овной ко л л екц и и ; о тсу т­ ству ет лиш ь п ортрет З ах ар а Г ри горьеви ча Ч ерны ш ева, родного б р ата А . Г . М уравьевой . Н а п ротяж ени и годи чн ого п ребы ван и я одноврем енно с братом в Ч и те А . Г . М уравьева ни р азу н е п олучи ла разреш ен и я с ним у в и д еться. И тол ько н акан у н е вы хода З ах ар а Г ри горьеви ча н а п оселен и е б р ату и сестр е у д ал о сь встр ети ться и п оп рощ аться. «Я им ела сч астье ви ­ д еться с братом п еред его о тъ езд о м ,— сообщ ала А . Г . М уравьева в письм е к св ек р о ви ,— но трудн о с к а за т ь , бы ло ли это хорош о д л я м еня и ли п ло х о , так к ак м ы сль, что я , бы ть м ож ет, н и когда больш е его уж е не у ви ж у , сде­ л ал а д л я м еня сви дан и е очен ь м учительны м »267. О дной ф разой сум ела вы рази ть М . Н . В олкон ская в свои х восп ом и нани ях весь тр аги зм этой р аз­ л у к и : «П рощ ание А лександрины с братом бы ло раздираю щ им »268. Б ы ть м ож ет, в основном собран и и п ортрет Ч ерны ш ева потом у и о тсу тству ет, что Н и колай Б естуж ев тогд а ж е п одари л его А . Г . М уравьевой — д ля н ее сам ой и ли д ля отп равки родны м в Р осси ю . Е сли ж е Б естуж ев д л я себя и усп ел сд ел ать п овторен и е п о р тр ета, то в дальнейш ем этот вар и ан т тож е м ог уй ти в Р осси ю , так к ак у З ах ар а Г ри горьеви ча в Р осси и оставалось п ять сестер . И звестн о , н ап ри м ер, что летом 1828 г . А. Г. М уравьева, к о ­ то р ая по п росьбе д екабри ста С . И . К ри вц ова вел а его п ереп и ску с м атерью , п о сл ал а ей п ортрет сы н а, писанны й Б естуж евы м 269. Н е то лько п ортрет б р ата, но и п овторен и е п ортрета А лексан дра Г ри горьевн а м огла о тп рави ть родны м . Н акон ец , и сам З ах ар Ч ерны ш ев один экзем п ляр своего п орт­ р ета , и сп олненн ого Б естуж евы м , м ог в зя ть с соб ой . Т олько таким и соображ ен иям и и м ож но объясн и ть отсутстви е п ортр ета в основном со ­ б ран и и . М ихаил Б естуж ев сви д етел ьству ет, что п ортреты д екабри стов и сп ол­ н ял и сь братом «с изум ительны м сходством ». И м енно в п ередаче сход ства Н иколай Б естуж ев и ви дел основную зад ач у : целью своей он п о стави л со х р ан и ть д л я п отом ства ж ивы е черты уч астн и ков во сстан и я 1825 го д а. В гляд ы ваясь вни м ательн о в эти первы е д есять п о р тр ето в, вери ш ь, что Н и­ колаю Б естуж еву уд ал ось д оби ться сход ства с р а зу , уж е в первы х свои х о п ы тах, и что им енно в сход стве с ори ги н алам и — осн овное достои н ство тех п о р тр ето в, которы е бы ли исполнены в м арте 1828 г . в Ч итинском о стр о ге. 7

Литературное наследство, т. 60, кн . 2

Н. Ф.

ЛИСОВСК ИЙ

Акварель Николая Бестужева. Читинский острог, январь — март 1828 г. Основное собрание, Москва

В. Н . Л И Х А Р Е В Акварель Н ик о ла я Бестужева. Читинский острог, январь — март 1828 г. Основное собрание, Москва

7*

В. К . Т И З Е Н Г А У З Е Н Акварель Николая Бестужева. Читинский острог, январь — март 1828 г. Основное собрание, Москва

А. И. ЧЕРКАСОВ А к в а р ел ь Н иколая Б е с т у ж е в а . Ч итинский о стро г, я н в а р ь — март 1828 г . Надпись рукою Ч еркасо ва: «С нами бог! Алексей Черкасов» Основное собрание, Москва

102

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

Но зато в других отношениях эти портреты еще не совершенны. К ним вполне применимы слова, сказанные Александром Бестужевым о порт­ ретных работах случайного заезжего живописца: «одно сходство зак л ю ­ чает в себе весь итог их достоинства»270. Причины неполноценности п ер­ вых акварельн ы х портретов, исполненных Николаем Бестужевым, доста­ точно подробно объясняет в своих воспоминаниях его брат, описывая, в к а к и х условиях художнику-декабристу пришлось их создавать: «Из всей коллекции акварельны х портретов соузников в Чите было н ар и ­ совано не много, и те не могли быть первыми в художественном отношении, много было к тому причин. Во-первых, недостаток помещения и освеще­ ния, во-вторых, недостаток материалов и, в-третьих, недостаток в опыт­ ности акварельной ж ивописи»271. «Недостаток в опытности» ощущается и в условности цвета, и в нечеткости рисунка, и в малой выразительности самого изображ ения. Неестественна я р к а я краснота щек: и Черкасов, и Выгодовский, и И ван Аврамов, и Т изенгаузен, и, особенно, Бригген, и зо б ­ ражены краснощ еким и, — вр яд ли это соответствовало действительности. Не мог же, например, 37-летний полковник Б ригген, после всех перенесен­ ных потрясений, после неудачного бегства, после ареста, тюрьмы, допро­ сов, суда и приговора, после годичного пребывания на каторге, сохранить цветущий вид! Д а и самый тон этой акварельной краски весьма условный, видимо, худож нику не удалось подобрать подходящий цвет, нужный в каж дом отдельном случае. Некоторую роль здесь мог играть и тот «недо­ статок материалов», о котором пишет Михаил Бестужев, подразумевая, повидимому, отсутствие полного ассортимента красок. Бы ть может, имен­ но из-за «недостатка материалов» кафтан Ивана Аврамова написан желтой краской ядовитого оттенка, а халат Е нтальцева — неестественно зеленой краской. Кроме того, нел ьзя забывать, что все эти портреты Бестужев писал закованным в кандалы . «С них не скидывают оковы ни день, ни ночь, выклю чая только тех с л у ч аев , когда им дозволяется быть в бане или в ц е р к ­ ви», — рассказывал Андрей Л ел як о в, слуга А. Г. М уравьевой, проживший при ней в Чите девять месяцев272. И все же, несмотря на явные недостатки, можно сказать, что Николай Бестужев, принявш ись без руководителя, в тяж елы х у слови ях каторги, за акварельны е портреты, достиг больших успехов в несколько недель. И хотя портреты эти еще далеко не совершенны, можно удивляться, к ак быстро он начал усваивать новую д ля него технику акварельной ж и во­ писи. У ж е по этим первым портретам можно было предугадать, какого мастерства вскоре достигнет Бестужев. П оказателен исполненный в те же дни портрет Сергея Ивановича Кривцова: мощ ная голова и шея, черные курчавы е волосы , — все это написано свободно, в сдержанной и вполне реа­ листической тональности; а по тому, к а к написана рубаха, к а к , оттеняя серой краской белые места бумаги, худож ник сумел передать белизну ткани, ясно чувствуется, что Николай Бестуж ев начал пользоваться теми приемами акварельной живописи, которыми в совершенстве владел Соколов. Н а каждом портрете, написанном в Чите, есть автограф д екабр и ста, — того, кого и зобразил художник. Это значит, что уж е с самого начала Бестужев решил сохранить д ля потомства не только облик каждого това­ рища, но и собственноручную подпись его. Некоторые декабристы, осо­ бенно в последующие годы, не ограничивались подписью. Из числа тех, кто у ех ал в апреле 1828 г. на поселение, Черкасов под своим портретом, кроме фамилии, написал: «С нами бог!». Таковы дошедшие до наших дней первые десять портретов д екабри ­ стов, — из одиннадцати, написанных тогда Бестужевым в Читинском остроге.

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

103

ГЛАВА IX З А М Ы С Е Л Н. Б Е С Т У Ж Е В А СОЗДАТЬ СЕРИЮ ПОРТРЕТОВ Д ЕК А Б РИ С Т О В Н А ФОНЕ Т Ю Р Е М Н Ы Х К А М Е Р . — П О РТ Р Е Т Ы А. З . М У Р А В Ь Е В А , И. А . А Н Н Е Н К О В А и П. И. Ф А Л Е Н Б Е РГ А Н А ФОНЕ Т Ю Р Е М Н Ы Х К А М Е Р (1828 г.)

Вскоре после того ка к декабристы, осужденные по седьмому разр яду , были отправлены из Читинского острога на поселение, Бестуж ев написал

И. А . АННЕНКОВ Акварель Николая Бестужева. Читинский острог, 1828 г . Собрание Е . И. Блюмер, Париж

два портрета, — наиболее примечательные из тех, которые были созданы им в остроге. Н а этих портретах декабристы изображ ены на фоне тюрем­ ной обстановки. Следует отметить, что даж е сведений о существовании подобного рода портретов участников восстания в литературе никогда не появлялось. Первый из этих портретов был обнаруж ен нами в Отделе рукописей Гос. библиотеки СССР им. Л енина среди работ, исполненных неизвестно кем и изображ аю щ их неизвестно кого. Кто был владельцем этого портрета, кто передал или продал его в библиотеку, — установить нет возможности.

104

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

Несмотря на то, что портрет находится здесь у ж е шестьдесят лет, в декаб ристоведении он оставался до сих пор неизвестным. Когда ак вар ел ь была вынута из старинной кож аной рамки, в которую ее заделали в давние годы, наше предположение, что она исполнена Бестужевым, полностью подтвер­ дилось: рамка п рикры вала монограмму «N B :», начертанную рукою Н и к о л ая Бестуж ева в левом нижнем у гл у портрета. Д ата, поставленная вверху слева — «21 ап р ел я 1828», — п роцарапана на акварели , повидимому, рукой того декабриста, который здесь изображен. Рядом с датой — б у к ­ вы «B S», процарапанны е той ж е рукой; буквы эти, быть может, означают фамилию худож ника в сокращенном виде. И мя ж е изображенного ни на самом портрете, ни на оборотной стороне акварели , ни на рамке не у казано. Все же можно утверж дать, что здесь изображ ен Артамон З а х а ­ рович М уравьев, член Южного общества, полковник, командир Ахтырского гусарского полка. Он был осужден по первому р азр я ду , то есть первона­ чально приговорен «к смертной казни отсечением головы», затем «к лиш е­ нию чинов и дворянства и ссылке в каторж ную работу вечно». По у к а зу , объявленному в день коронации Н и к о л ая I, Артамона М уравьева пред­ писано было «оставить в каторж ной работе двадцать лет». И зображ ен ия декабристов, отправленных в апреле 1828 г. на поселение, Бестуж ев исполнял в виде обычных портретов, не у с л о ж н яя их никакими дополнительными аксессуарами. Артамон М уравьев был написан им спус­ тя две недели после отъезда апрельской п ар ти и , — и портрет его яви лся, повидимому, первой попыткой создать портрет композиционный. Му­ равьев написан на фоне стены тюремной камеры; сидит, полож ив скре­ щенные руки на стол; слева — окно с решеткой. Н а н ем светлая рубаха, помочи, ш ея перевязана широким темным платком. И в этом портрете явственно ощущаются некоторые недостатки: неточно передано положение фигуры в пространстве, она с первого взгляд а к аж ется прислонённой к стене, хотя худож ник имел намерение показать ее в центре камеры; стол вдавлен в гр у д ь, — стул написан придвинутым вплотную к столу, хотя на стуле сидит человек. Можно у к а зат ь и на некоторые другие неточности: рисунок плеча сбит, руки, а такж е пальцы правой руки нарисованы непра­ вильно, над ухом худож ник трудился долго, но полной удачи он и здесь не достиг. Зато в овладении акварельн ой техникой Б естуж ев сделал шаг вперед: ак ва р ел ь начала приобретать звучность, — это ощущается и в темносером с коричневым отливом фоне стены, и в передаче света, излучаю щ егося из окн а... Судьба портрета, повидимому, была такова: А. З . М уравьев получил его в подарок от Бестуж ева или вскоре после того, к а к портрет был испол­ нен, или ж е тогда, когда в 1839 г. уходил из острога на поселение. В 1846 г. М уравьев скончался в Малой Разводной, глухой сибирской деревне, где прож ил последние годы. Известно, что свое имущество он завещ ал вдове А. П. Ю ш невского, жившей там же. К ней, очевидно, и поступила а к в а ­ рель, изображ аю щ ая Артамона М уравьева в тюремной камере. В конце прошлого века портрет у ж е находился в Отделе рукописей Р у м ян ц ев­ ской библиотеки, ныне Гос. библиотеки СССР им. Л енина, где, как ска­ зано, до последнего времени оставался неопознанным. В те ж е недели 1828 г., когда был исполнен этот портрет, или спустя непродолжительное время Н иколай Бестуж ев написал еще один в таком ж е роде. И зображ ает он И вана Александровича Анненкова в камере, на фоне тюремного окна. Н а правой стороне акварели монограмма автора — «N B :». И об этой интереснейшей работе Б естуж ева н и к аки х сведений в литературе не приводилось никогда. В последние десятилетия она сохраня­ лась в П ар и ж е у Е. И. Блю мер, правнучки декабриста Анненкова273. Мы располагаем лишь фотографией портрета Анненкова, но и фото­ графия дает основание утверждать, что этот портрет и портрет Артамона

А. З. М УРАВЬЕВ Акварель Николая Бестужева. Читинский острог, 21 апреля 1828 г. Библиотека СССР им. В. И. Ленина, Москва

106

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

М уравьева близки по манере исполнения и, вероятно, одновременны. Об этом говорит такж е почти полное совпадение обстановки на обеих а к в а р ел ях . Наконец, датировать портрет Анненкова 1828 годом можно, сравнив его с двум я другими изображениями декабриста,— с па­ радным портретом, исполненным О. А. Кипренским в 1823 г . 274, и с порт­ ретом, написанным Бестужевым в 1836 г., наканун е освобождения Аннен­ кова от каторж н ы х работ и отправки на поселение (этот портрет находит­ ся в основном собрании и воспроизводится на стр. 217). К ипренскому по­ зировал блестящий двадцатилетний поручик К авалергардского полка; на портрете 1836 г. запечатлен человек, лицо которого сохранило я в ­ ственный след десятилетнего пребывания в тюрьме. Н а портрете же, находящемся у его п равнучки в П ариж е, Анненков выглядит, по сравнению с портретом работы К ипренского, возмужалым, и все же, несмот­ р я на усы и бородку, отпущенные в заточении, облик его на новонайден ном портрете еще очень далек от того и зображ ения, которое мы видим на а к вар ел и 1836 г. Н аконец, черты лица Анненкова на портрете, хранящ емся в П ариж е, совпадают с теми приметами, которые зарегистрировали ж а н ­ дармы, когда декабрист в 1827 г. был доставлен на каторгу: «лицо белое, продолговатое, гл аза голубые, близорук, нос длинный, широковатый, в о л о с ы — темно-русые»275. По сравнению с портретом Артамона М уравьева, портрет Анненкова более прост по композиции: голова, лицо даны крупным планом. Если бы худож ник и зобразил Анненкова сидящим за столом (как М уравьева), размер головы приш лось бы сильно уменьшить, — и это привело бы к до­ полнительным трудностям. Отказавшись от этого, худож ник избеж ал некоторых недостатков, присущих портрету Артамона М уравьева. Б олее выразителен портрет Анненкова и по психологической характеристике. Весьма возможно, что написан он был спустя несколько недель после муравьевского, когда Б естуж ев достиг у ж е известных результатов в овладении мастерством. Портрет этот Бестуж ев подарил самому А нненкову или его жене. За годы пребывания в Читинском остроге и в Петровском заводе Анненковы собрали большую коллекцию портретов декабристов и сибирских пейза­ жей; были у них и работы Б естуж ева. Зн ачительн ая часть этой коллекции поступила к дочери Анненковых, Ольге, вышедшей замуж за военного инж енера К . И. Иванова, впоследствии генерал-лейтенанта. В семидесятых годах редактор «Русской старины» М. И. Семевский видел в Петербурге у Ивановых альбом, ку д а были вклеены портреты декабристов, к а р и к а ­ туры и видовые рисунки, исполненные Николаем Бестужевым, И. А. А н­ ненковым, И. Д . Якуш киным; сохранились записи Семевского, сделанные им тогда, — они свидетельствуют о том, каки е ценные иконографиче­ ские материалы имелись в альбоме275. Впоследствии альбом был расшит, портреты и пейзажи разош лись по всему свету. Некоторые работы Б ес­ тужева, находившиеся в этом альбоме, поступили после 1917 г. в советские музеи. Весьма возможно, что портрет, изображаю щ ий И. А. Анненкова в тю­ ремной обстановке, первоначально тоже находился в альбоме, принад­ лежавш ем О. И. Ивановой. Если это так, то можно угадать и причину, по которой за долгие десятилетия, пока портрет х ран и лся у потомков И. А. и П. Е. Анненковых, ни воспроизведение портрета, ни сведения о нем в пе­ чати не появлялись. Д ело в том, что генерал-лейтенант К . И. Иванов относился к материалам, освещавшим пребывание на каторге его тестядекабриста, с явной неприязнью. Генерал, повидимому, не любил вспо­ минать, что ж ена его — дочь государственного преступника. Только этим можно объяснить следующий факт. В 1861 г. М. И. Семевский п о ­ просил П. Е. Анненкову написать воспоминания о ее жизни в Сибири.

П . И. Ф АЛ Е Н Б Е РГ Акварель Н и к о л а я Бестужева. Читинский Основное собрание, Москва

острог, 1828 г.

108

НИКОЛАЙ

БЕСТУЖ ЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е

НАСЛЕДИЕ

А нненкова тогда ж е продиктовала свои воспоминания дочери Ольге. Но лиш ь после смерти К . И. Иванова, который умер в 1887 г., Семевский п о ­ лучил возможность их опубликовать. О причине задерж ки Семевский писал: «Рукопись была передана нам покойной П. Е. Анненковой, и если не была столь многие годы нами издана, то только потому, что К. И. И в а ­ нов почему-то не ж е л а л ее печатать»277. Из-за н еж елани я К. И. И ванова, очевидно, не был опубликован и «тюремный» портрет Анненкова. Х а р а к ­ терно, что к воспоминаниям П. Е. Анненковой, печатавшимся в 1888 г. в «Русской старине», было приложено воспроизведение парадного п о р т­ рета Анненкова работы Кипренского. Публикуемы е нами впервые портреты Артамона М уравьева и А ннен­ к о в а , — изображ ения, сделанные на фоне тюремных ка м ер , — п ринадле­ ж ат к числу наиболее интересных работ, исполненных Бестужевы м в Ч и ­ тинском остроге. Д ва слова следует сказать о том, что обстановка острога на портре­ тах передана не совсем точно. Т ак , судя по мемуарам декабристов, здания, в которы х они ж или в Чите, были деревянные, а на обоих портретах изоб­ ражены каменные казематы. Повидимому, худож ник воспроизвел не ту обстановку, в которой декабристы находились в Чите. Б ы ть может, пер­ воначально Бестуж ев задумал создать портретную галерею декабристов, изобразив каждого в условной тюремной обстановке, чтобы у ж е сама эта обстановка подчеркивала: здесь изображ ен у зн ик. Но вскоре от этого замысла он вынужден был отказаться, так к а к варьировать фон в подоб­ ного рода портретных композициях было очень трудно и это неизбежно привело бы к однообразию. Тем не менее, можно не сомневаться, что в весенние и летние месяцы 1828 г., когда Бестуж ев изобразил Артамона М уравьева и Анненкова в тюремных камерах, он н ачал писать или даж е успел написать еще не­ сколько вещей подобного ж е характера. Мы можем у к а зат ь на один портрет, который был задуман именно по такому образцу, но остался не­ законченным. Портрет этот входит в состав основной коллекции, принадлеж авш ей Бестуж еву, и изображ ает подполковника Петра Ивановича Ф аленберга, члена Ю жного общества, героя Отечественной войны и заграничны х по­ ходов 1813— 1814 гг. (принимавшего участие в 35 сраж ен и ях). К омпози­ ционно этот портрет построен так ж е, к а к и портрет Артамона Муравьева: Ф аленберг тоже сидит за столом, но смотрит он в правую — от зрителя — сторону и держит в правой руке книгу, тогда к а к М уравьев полож ил руки на стол. Оба портрета написаны одновременно, — недаром и по манере исполнения они схожи, и погрешности у них общие: на обоих рисунок плеча выполнен неумело, на обоих неудачно передано полож ение ф и гуры , — стул вплотную придвинут к столу, хотя на стуле сидит человек. Портрету Ф аленберга присущи и другие недостатки, — например, книга совсем не держится в его руке. Портрет этот был задуман на фоне тюремной обста­ новки, но в процессе работы худож ник изменил свое намерение: фон остал­ ся нетронутым, и портрет получился к а к бы незавершенным. Б естуж ев ни­ кому не давал этого портрета, и на протяж ении десятилетий портрет леж а л у него в архиве даж е без собственноручной подписи Фаленберга: срок пребывания Фаленберга на каторге кончался не скоро и худож ник не торопился. О том, написал ли Бестуж ев Ф аленберга заново, когда тот в начале 1833 г. был отправлен на поселение, сведений нет. В конце жизни Бестужев прин ялся комплектовать портретную галерею декабри­ стов, а так к а к другого и зображ ения Фаленберга у него не оказалось, он и вырезал из письма Фаленберга подпись, наклеил ее на портрет 1828 г. и включил этот незаконченный портрет в состав своего основного собрания.

НИ К ОЛА Й

Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

109

ГЛАВА X П О Р Т Р Е Т Ы А. Б Е С Т У Ж Е В А (ПО П А М Я ТИ ) И М. Б Е С Т У Ж Е В А , А Т А К Ж Е А В Т О П О Р Т Р Е Т Ы , И С П О Л Н Е Н Н Ы Е Н . Б Е С Т У Ж Е В Ы М В Ч ИТИНСК ОМ ОСТРОГЕ

С полной несом ненностью м ож но у твер ж д ать, что в том ж е 1828 г . Б ес­ туж ев п и сал — и , повидим ом у, не р аз — авто п о р тр еты , п и сал своего б р ата М и хаи ла. Н е р аз по п ам яти д ел ал он и п ортреты б р ата А л ексан д р а,

А. А. Б Е С Т У Ж Е В А к в а р ел ь

Н иколая Бестуж ева

А вт о к о п ия с портрета 1828 г . , с д е л а н н о г о по памяти в Ч итинском остроге И н сти тут р у сско й литературы А Н СССР, Л енинград

которы й , м и н уя к ато р гу , бы л отп равлен и з креп ости н а п оселен и е в Я ку тск . И м енно в Я кутск в н ач ал е ию ня 1828 г . бы л д оставл ен и з Ч иты и З а­ хар Ч ерны ш ев. О н р асск азал А лексан дру Б естуж еву о ж изни его б р атьев в о стр о ге, р асск азал о том , к ак бодро и м уж ественно п ер ен о сят они тяго ­ ты тю рем ного бы та. С ообщ ая в п и сьм е, отп равлен н ом 16 ию ня 1828 г.

110

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

в Ч и ту братьям Н иколаю и М ихаилу, что приезд Чернышева поло­ ж и л конец его вынужденному одиночеству, Александр Бестужев писал: «Я получил известия о вас, которых так ж дал. Ваш а стойкость у к р е п ­ ляет мой дух, я в л я я собой столь прекрасный пример терпения. Она учит меня, к а к, оценив должным образом ваше безразличие к физическим страда­ н иям и п одр аж ая ему, я и сам могу стать достойным уваж ени я. И не стыд­ но ли было бы нам падать духом, когда слабые женщ ины возвысились до прекрасного идеала геройства и самоотвержения? Поистине, когда я ду­ маю об этом, я проникаю сь чистым и умиротворяющим душу восторгом. Это освежает мой дух и примиряет меня с человеческим родом, подчас таким надменным и низким». В конце письма Александр Бестужев сооб­ щал: «Видел портрет, нарисованный тобою, почтенный Н иколай, и воспо­ м инания хлынули мне в душу. Если можно, сделай мой: усы вниз и без бакенбард». Портрет показал ему, конечно, З а х а р Чернышев, — то был портрет или самого Черныш ева или портрет сестры его — А. Г. М уравьевой. Р ассказы вал Чернышев А лександру Б естуж еву и о работе Н и к о л ая над портретами декабристов. В следующем письме, отправленном в Ч и ту 23 июня, А лександр писал: «Ты, любезный Н иколай, к а к я слышал, по­ рою рисуешь; я тоже получил краски, но к а к терпение есть т ак ая вещь, которую нел ьзя переслать по почте, то до сих пор не брался за кисть, и это к счастию бумаги; перо мое лежит в пыли, гусиное, к а к петушье»278. 16 августа в новом письме А. Бестуж ев просил брата: «Ты, любезный Н икола, много меня порадуешь, прислав мне при случае свой и Мишин портреты». С той ж е просьбой он обращ ался к брату 14 декабря 1828 г.: «Пришли мне свой и Миш éлев портреты, — к а к хочешь»279. Н и колай Бестужев исполнил эти просьбы: он п ослал брату написан­ ный по памяти портрет его, а т акж е свой автопортрет и портрет М ихаила280. Просьба А лександра, чтобы Н и колай изобразил его на портрете без ба­ кенбард и с усами вниз, вызвана, очевидно, тем, что А. Бестуж ев носил бакенбарды, когда виделся в последний раз с братом. Встреча эта п роизо­ ш ла уж е в Сибири, 22 ноября 1827 г., когда братья случайно оказались в Иркутске, откуда ж андарм ы повезли Н и ко л ая и М ихаила в Ч и ти н ­ ский острог, а Александра — в Я кутск. В Институте русской литературы хранится авторское повторение того акварельного портрета А. А. Бестуж ева, который был сделан д л я него Николаем Александровичем в 1828 г.: на портрете Александр Александро­ вич и зображ ен так, к а к просил: «усы вниз и без бакенбард». Это авторское повторение сохранялось у самого художника; после его смерти оно было подарено в 1869 г. М ихаилом Бестужевым М. И. Семевскому. Александр Бестужев изображен в белой рубашке с черным галстуком-бантом и в блед­ но-розовых помочах. Портрет нел ьзя причислить к числу удачных произ­ ведений Н и к о л ая Бестужева; сказалось, несомненно, то, что он был напи­ сан по памяти. До конца жизни А лександра (он был убит 7 ию ня 1837 г. на К авказе, в бою у мыса Адлер) у него хранились портреты, присланные братом Н и к о ­ лаем из Читинского острога. После гибели А лександра Б естуж ева д руг его А. Н. Креницын переслал в Петербург П авлу Б есту ж еву все р а ­ боты Н и ко л ая, найденные у покойного. «Портреты братьев получил; рамки еще у А — й», — отвечал П авел Бестужев К реницы ну 21 августа 1837 г . 281 Где теперь н аходятся эти портреты — неизвестно. Неизвестна такж е судьба автопортретов Н и к о л ая Бестуж ева и портре­ тов М ихаила, которые, несомненно, посылались из Читинского острога сестрам и матери. Из-за отсутствия документальных данны х мы лишены возможности выяснить к а к х арактер этих портретов, так и их число.

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

111

ГЛАВА XI Д Р У Ж Б А Н. Б Е С Т У Ж Е В А В ЧИ ТИНСКОМ ОСТРОГЕ С Ж Е Н А М И ДЕКАБРИСТОВ: А . Г. М У ­ РАВЬЕВОЙ, М. Н. ВОЛКОНСКОЙ и Е. И. Т Р У Б Е Ц К О Й . — Д В А П О РТ Р Е Т А М. Н. ВОЛКОН­ СКОЙ. — П ОРТРЕТ Е. И. Т Р У Б Е Ц К О Й

Ж енщин, преодолевших необыкновенные трудности, чтобы вырвать у ц а р я разрешение на добровольную ссылку в Сибирь, было одиннадцать. Ценою величайшего самопожертвования они получили возможность р аз­ делить участь декабристов — своих мужей и ж енихов. И сейчас н ельзя, не возмущаясь, читать те предписания, которые были выработаны Н и к о ­ лаем I, чтобы заставить ж ен и невест декабристов отказаться от их намере­ ния. Вскоре предписаниям была придана сила закона: Комитет министров, по инициативе ц ар я, прин ял постановление, по которому «невинная ж ена, следуя за мужем-преступником в Сибирь, д олж на оставаться там до его смерти». Мало того: правительство, — к а к указан о в ж у р н ал е Комитета министров, — «отнюдь не принимало еще на себя непременной обязанности после смерти их дозволить всем их вдовам возврат в Россию». Т аким обра­ зом, после истечения срока каторж н ы х работ мужей, жены их, доброволь­ но последовавшие за ними в Сибирь, до конца дней своих долж ны были оставаться на поселении в Сибири. Они обязаны были оставить в России своих детей, «а дети, которых приж ивут в Сибири, поступят в казенные крестьяне». Немало и других жестоких мер изобрел Н и ко л ай I, чтобы всячески затруднить отъезд самоотверженных ж ен щ и н 282. Ж енам осуж ­ денных (всем, кроме М. К. Юшневской) в ту пору было лиш ь немногим больше 20 лет, но держ ались они с необыкновенной стойкостью. Когда М. Н. Волконской было сказано: «Подумайте об условиях, которые вам придется подписать», она ответила: «Я подпишу их, не читая»283. А 8 фев­ раля 1827 г. из Нерчинского завода, накануне свидания с мужем, она писала: «Наконец я в обетованной земле» 284. И современники, и следующие поколения высоко оценили подвиг женщин, которы х Н екрасов н азвал «декабристками» и о которых написал: «Самоотвержение, высказанное ими, останется навсегда свидетельством великих душевных сил, присущих русской женщине». Пленительные образы! Едва ли В истории какой-нибудь страны Вы что-нибудь прекраснее встречали. Их имена забыться не должны.

«Беспримерной, святой героиней» назы вал Т. Г. Шевченко одну из ж ен декабристов, последовавших за мужем в Сибирь, а их подвиг он считал «богатырской темой» д ля писателя. С глубоким благоговением произносили имена этих женщ ин узн ики Читы и Петровского. «Слава стране, вас произрастившей! — писал о них декабрист А. П. Б ел я ев . — Вы стали, поистине, образцом самоотвержения, мужества, твердости при всей юности, нежности и слабости вашего пола. Д а будут незабвенны име­ на ваши!»285 Д екабристки были хранителями не только своих мужей, но всех, без исключения, товарищей их. С полным основанием исследователь пишет: «Если декабристы, в конце концов, добились мало-мальски снос­ ного существования, то этим они обязаны всецело своим женам»286. Когда Н и колай Б естуж ев был доставлен в Ч итинский острог, там ж или уж е А. Г. М уравьева, Е. И. Т р уб ец кая, М. Н. В олконская, Е. П. Н а ­ рышкина и А. В. Ентальцева, через несколько недель туда приехали А. И. Давыдова, П. Е. А нненкова, Н. Д . Фонвизина. Они «возвысились до прекрасного идеала геройства и самоотвержения», — писал Александр Бестужев из Я ку тска. Слова эти он написал издалека; можно себе

112

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

представить, с какой душевной признательностью относился к женам товарищей Н и колай Бестуж ев, один из тех, кто повседневно ощ ущ ал на себе самом их неустанную заботу. И з всех жен декабристов самой большой любовью, самым большим у в а ­ жением среди заключенных пользовалась А. Г. М уравьева. В письмах и воспоминаниях декабристы неизменно писали о ней с трогательной тепло­ той, с чувством большой благодарности. Меньше года провел в стенах Читинского острога С. И. К ривцов, но и он уж е в полной мере имел воз­ можность почувствовать на себе и оценить великое человеколюбие, кото­ рое было свойственно А. Г. М уравьевой и ее мужу. Вот какими словами поминал он своих друзей в письме, посланном сестре 2 июня 1828 г., вскоре после отъезда из острога на поселение: «Я не в состоянии, м илая сестра, описать тебе все ласки, которыми они меня осыпали, к а к угады ­ вали и предупреждали они мои малейшие ж елан и я Александре Гри­ горьевне напиши в Ч иту, что я назначен в Т уруханск, и что все льды Л е ­ довитого океана никогда не охладят горячих чувств моей признательности, которые я никогда не перестану к ней питать»287. «В ней было какое-то по­ этически возвышенное настроение, хотя в сношениях она была необыкновен­ но простодушна и естественна. Это составляло главную ее п релесть, — вспоминал о М уравьевой И. И. П у щ и н . — Н епринуж денная веселость, с доброй улыбкой на лице не покидала ее в самые тяж елы е минуты первых годов нашего исключительного существования»288. Т ак ж е душевно отно­ сились к ней все жены декабристов. «Александрину М уравьеву я любила больше всех, — писала в своих воспоминаниях М. Н. В о л к о н ск а я . — У нее было любящее сердце, благородство сказы валось во всех ее поступ­ ках»289. Различными путями — и легальными, и нелегальными — А. Г. М у­ равьева систематически п олучала из России огромные денежные суммы и все деньги без остатка тратила на то, чтобы улучш ить, облегчить, у к р а ­ сить ж и зн ь декабристов. Именно она организовала, в частности, присылку русских и иностранных книг, ж у р н ал о в и газет. Н и к о л ая Б естуж ева связы вали самые дружеские отношения со всеми женами д екабристов. В Ч ите он п одруж ился с Е. И. Трубецкой и М. Н. Вол­ конской. Но отношение его к А. Г. М уравьевой было проникнуто чувством особого у важ ени я и благодарности. Все, что нуж но было Н иколаю Б есту­ ж еву д ля многочисленных работ, затеянных им сразу же, к а к только он прибыл в острог, он получал из России благодаря предупредительному вниманию Александры Григорьевны. Повидимому, в Чите Б естуж ев испол­ нил несколько ее портретов; не раз он писал там по просьбе А. Г. М уравье­ вой и всех ее близких, находивш ихся в Чите (а ведь здесь, после того, к ак на поселение уехал брат ее, остались ее муж, деверь и их родственник — М. С. Л унин, а такж е ее двоюродный брат — Ф. Ф. Вадковский). К тому же никто из узников острога, кроме самого Н и к о л ая Б есту ж е­ ва, не был так близко связан с художественным миром России, не п роявлял такого интереса к изобразительному искусству, к а к б ратья М уравьевы. Отец Никиты и А лександра — М. Н. М уравьев, педагог, историк и поэт, был на протяжении двух десятилетий попечителем Московского универ­ ситета. Впоследствии он зан ял должность товарища министра народного просвещения, был почетным любителем Академии художеств и, так ж е к ак и отец Бестужевы х, постоянно общался со многими выдающимися деяте­ лями литературы и искусства конца X V I I I — начала X I X века290. После смерти м у ж а — в 1807 г . — Е. Ф. М уравьева не только не п рервала эти связи, но и значительно расш ирила их. В ее доме, который, по словам со­ временника, я в л я л с я «одним из роскошнейших и приятнейш их в столице», частыми гостями были писатели и художники. Х арактерно, что, посылая в 1817 г. через А. Н. Оленина из-за границы поклоны друзьям , Орест Кипренский писал: «Кланяюсь такж е К атерине Федоровне; я надеюсь,

М. Н. ВОЛКОНСКАЯ Акварель Н иколая Бестужева. Читинский острог, 1828 г. Местонахождение оригинала неизвестно. Был на портретной выставке в Таврическом дворце в Петербурге в 1905 г. и воспроизводится по негативу, тогда изготовленному Третьяковская галерея, Москва

114

НИКОЛАЙ БЕСТУЖ ЕВ

И

ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

что К атерина Федоровна охотно будет к л ан я т ьс я от меня Н иколаю М ихай­ ловичу К арам зину, Н иките М ихайловичу М уравьеву и господину Б атю ш ­ кову»291. Постоянные посетители вечеров А. Н. Оленина и Ф. П. Толстого, Н икита и Александр М уравьевы встречались здесь с самыми значительны­ ми представителями русского изобразительного искусства. А мать и х так часто заказы вала лучшим тогдашним худож никам портреты членов своей семьи, что постепенно превратилась к а к б ы в настоящего коллекционера. Когда ж е сыновья ее были отправлены на като р гу в далекую Сибирь и у нее на воспитании остались трое внуков — дети Н икиты Михайловича и Александры Григорьевны, — семейные портреты приобрели д ля нее са­ мой, д ля ее сыновей и невестки, особую ценность. Вот почему в их пере­ писке тех лет так часто и много говорится о присылке портретов. «Если у Росса не было времени закончить В аш портрет в П етербурге, — писала Александра Григорьевна Екатерине Федоровне из Читы 1 0 а п р е л я 1827 г . , — закаж и те портрет в Москве Л агрене. Он сделал портрет маменьки такой похожий, что только не говорит. М уж всякий раз спрашивает, не забыла ли я напомнить Вам о портрете»292. Вскоре Екатери на Федоровна п рислала свой портрет, рисованный П. Ф. Соколовым. «Никита поручил мне осо­ бенно благодарить Вас за В аш портрет, он находит его изумительным; что до меня, то я в ж изни не видела ничего более похожего, только Вы худощавее, чем Вас изобразили», — писала Александра Григорьевна 24 м а я 293. В следующих письмах она просит зак азать д ля детей копию своего портрета, находящ егося в Петербурге, и прислать в Ч и ту портреты детей. «Мы оба, Н икита и я, очень благодарим Вас за подробности, кото­ рые Вы сообщаете нам о детях, они заставляю т нас одновременно смеяться и плакать; я с радостью виж у, что дети много времени проводят с Вами; прошу Вас, закаж ите д ля них копию с моего портрета, что у маменьки, р а­ боты графа Местра294. Все находят его изумительно похожим; быть мо­ жет они, по крайней мере К ат я, не совсем забыли мое лицо и узнаю т меня» (письмо от 7 июня). «Не заказывайте, пожалуйста, М аньяни портрета Изики, у него, что бы он ни делал, получается ка р и к ат у р а. Я не хочу видеть ее косой, криворотой. Ибо у него особый дар: он схватывает черты л ица, набрасывает их на бумагу, а затем располагает наобум, к а к взду­ мается» (письмо от 12 августа)295. Ч ерез два месяца портреты детей были получены Александрой Г ри ­ горьевной. В середине октябр я она писала Е. Ф. Муравьевой: «Я получила портреты малюток. И зи ка так изменилась, что я не у зн ал а бы своего ребенка, а ведь прошло всего только десять месяцев, к а к я с ней рассталась. Что касается К ати, то она была гораздо красивее. Меня поразило сход­ ство ее с моим мужем < ...>. Портреты доставляю т мне большую радость; я целыми днями ничего не могу делать, все на них смотрю». В следующем письме, отправленном 24 октября, А. Г. М уравьева извещ ала: «Портреты дошли в прекрасном состоянии. Они доставляю т мне большую радость В первый день я не могла оторвать от них глаз, а на ночь поставила их в кресла, напротив себя, и заж гл а свечу, чтобы осветить их, таким обра­ зом я видела их всякий раз, к а к просыпалась. Я отдала портреты мужу». Е . Ф. М уравьева сообщила невестке, что она зак азал а новые портреты де­ тей. «Я ежедневно благодарю Вас в душе за то, что Вам приш ла мысль зак азать д ля меня портреты детей маслом и в натуральную величину», — отвечала Александра Григорьевна 6 декабря 296. Эти строки из писем А. Г. М уравьевой относятся к одному лиш ь 1827 году. Просьбы прислать портреты не сделались реж е и в последующие годы. Вне в ся к и х сомнений, и Е. Ф. М уравьева постоянно просила присылать из Читы ей и ее родст­ венникам портреты сыновей, невестки и племянника — М. С. Л у н ин а, а так ж е племянника Черныш евых — Ф. Ф. В адковского. Но письма Е . Ф. М уравьевой, адресованные в Сибирь, не сохранились, и мы лишены

М. Н . В О Л К О Н С К А Я Акварель Николая Бестужева. Читинский острог, 1828 г. Всесоюзный музей А . С. Пушкина, Ленинград

116

НИКОЛАЙ БЕСТУ Ж ЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е

НАСЛЕДИЕ

возможности установить, каки е портреты А. Г. М уравьевой и ее родствен­ ников, находивш ихся в остроге, исполнил Б естуж ев в читинские годы. Но, хотя сейчас и не известен ни один из портретов тех лет кисти Б ес ту ­ жева, изображаю щ ий А. Г. М уравьеву, Н икиту и Александра М уравье­ вых, З . Г. Чернышева, Ф. Ф. Вадковского и М. С. Л ун ин а, тем не менее н и к аки х сомнений нет, что эти портреты Николаем Бестужевым в Чите написаны были и что А. Г. М уравьева о тп равляла их и Е. Ф. М уравьевой, и Чернышевым, и Вадковским, и Л унины м... Н е раз писал Бестуж ев в Чите и М. Н. В олконскую . Л и ш ь два таких портрета Волконской известны нам ныне. По всем данным, это наиболее ранние, если не первые из портретов ж ен декабристов, исполненные Б е ­ стужевым н а каторге. Н а одном из них М. Н. В олкон ская изображ ена у раскрытого окна на фоне высокого тына, которым был окруж ен Ч и ти н ­ ский острог; возле тына — полосатая будка, около будки стоит часовой в кивере и с ружьем в руках; за тыном видна кры ш а острога. Т аким обра­ зом фоном портрета Бестуж ев сделал внешний вид острога, в котором де­ кабристы находились в Чите. Интересно, что на стене, за спиной у В ол­ конской, висит портрет ее отца работы С околова, — тот самый портрет, который Бестужев копировал в первые недели пребывания в остроге, чтобы овладеть техникой акварельн ой живописи. Н а втором портрете В олкон ская изображ ена в той ж е позе (опершись левой рукой о стол), в том ж е черном платье с широкими у плеч рукавами, но тут нет ни будки с часовым, ни портрета отца на стене. Нам представляется, что существует п р ям а я связь между этими портре­ тами Волконской и портретами Артамона М уравьева и Анненкова. Порт­ реты Волконской подтверждают наше предположение: в 1828 г. Бестуж ев, повидимому, решил запечатлеть в создаваемой им галерее не только своих союзников и их жен, но и обстановку тюрьмы. Е сли наше предположение правильно, портреты Волконской, к а к и изображ ения М уравьева и Ан­ ненкова, следует датировать весенними или летними месяцами 1828 года. Н аш у датировку в какой-то степени подтверждает и то обстоятельство, что технический и живописный уровень этих портретов не очень высок. Б естуж ев с большой тщательностью выписал волосы Волконской, собран­ ные в пышную прическу, с буклями и локонами, старательно изобразил круж евной двойной воротник, а такж е красную скатерть и шерстяную ш аль с восточным узором, леж ащ ие на столе. Но несмотря на то, что худож нику, вероятно, удалось уловить и передать сходство, выражение лица Волконской безжизненно; не удалось Бестужеву запечатлеть без ошибки и перспективу; тональность акварелей тяж ел ая ; отсутствует воздуш ная среда, не передана объемность, — вот почему и зображ ения получились плоскостными. И все же, вну к Волконской считал, что первый из этих портретов «по­ раж ает своей мечтательной прелестью»; он ощуш ал «впечатление великой печали, ко торая дышет в этой маленькой картинке»297. Действительно, при всей своей технической и живописной неумелости, портреты В олкон­ ской не лишены эмоциональности. П риходится пож алеть, что первый из этих портретов не дошел до наших дней. По цветному воспроизведению, появившемуся в 1904 г. в издании «Записок» Волконской, выпущенном ее сыном, видно, что у ж е пятьдесят лет назад ак ва р ел ь была испорчена: уж е тогда она была в дырах, в царапинах, отсутствовали отдельные ее части298. Мы воспроизводим этот портрет по сохранившемуся в фототеке Третьяковской галереи негативу (негатив этот был сделан в 1905 г. с оригинала, экспонировавшегося на «Историко-художественной выставке русских портретов» в Таврическом дворце в Петербурге). Портрет принадлеж ал потомкам Волконской, а о том, где он находился после 1914 г., сведений нет299. Оригинал

Е. И. Т Р У Б Е Ц К А Я Миниатюра на слоновой кости Николая Бестужева. Читинский острог, 1828 г. Местонахождение оригинала неизвестно. Воспроизводится по фототипии

118

НИКОЛАЙ БЕСТУЖ ЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

второго портрета, тоже принадлежавш ий Волконским, находится ныне в экспозиции Всесоюзного музея А. С. П уш кина, развернутой в зал ах Эрм итаж а300. 30 августа 1828 г. в Чите был получен царский у к а з о снятии с заклю чен­ ных кандалов. Одновременно комендант острога н ач ал разреш ать узникам выходить из тюрьмы в сопровождении конвойного. Это облегчило Б ес ту ­ ж еву работу над портретами ж ен декабристов. «После того, что сняли с нас ж елеза, и самое заключение наше было уж е не так строго, — р асска­ зывает И. Д . Я куш к ин в своих «Записках», — м у ж ь я ходили всякий день на свидание к своим супругам Потом и нам дозволялось ходить к ж е ­ натым, но ежедневно не более к а к по одному человеку в каж ды й дом, и то не иначе, к а к по особенной записке которой-нибудь из дам, просив­ шей коменданта под каким-нибудь предлогом позволить такому-то посе­ тить ее»301. Ни в малой степени не мешал Б естуж еву писать портреты в до­ мах у его друзей и неизменный конвой. «Когда мы были в гостях у когонибудь в доме, — сообщает Д. И. За ва л и ш и н , — то конвойный сидел в пе­ редней или без церемонии обращ ался в прислугу»302. Кроме А. Г. М уравьевой и М. Н. В олконской, Бестуж ев в Чите, несо­ мненно, писал и Е . И. Трубецкую . Когда историк М. И. Семевский спро­ сил М ихаила Бестуж ева, с кем его брат был особенно близок в Чите, тот ответил: «он был всем нужен, и он был со всеми одинаково близок. Но предпочтительно он сблизился с Т рубецким, из женатых, т. е. вне к азем а­ та»303. Т а к к а к декабристам было запрещено переписываться с родными, а ж енам их это разреш алось, то именно Екатери на Ивановна и вела в чи­ тинские годы переписку Н и к о л ая и М ихаила Бестужевы х. Она переписы­ вала черновики и х писем к матери, сестрам, братьям и о тп равляла по на­ значению от собственного имени. Вот почему можно предположить, что портреты Трубецких Бестуж ев в те годы писал и дарил им не раз. Между тем ни в основной коллекции портретов декабристов, принад­ леж авш ей самому Бестуж еву, ни в одном из советских музеев и ар х и в о ­ хранилищ портретов Е. И. Трубецкой его кисти не оказалось. Повидимому, портреты эти перешли к ее дочерям и сыновьям. Один такой пор­ трет, собственность дочери Е . И. Трубецкой, З . С. Свербеевой, по нашему предположению, и принадлежит кисти Бестуж ева. Д огадка наша основывается на следующем. Портрет не мог быть написан в Петербурге, где ж и ла до конца 1826 г. Екатерина Ивановна: она и зо ­ браж ена в простом домашнем платье. К н я ги н я Трубец кая, урож денная граф иня Л ав ал ь , ж и в я в столице, не стала бы позировать худож нику в та­ ком наряде. Значит, портрет написан в Сибири, и, судя по возрасту Т р у ­ б ецкой, — в первые годы ее пребывания там. К а к у казан о в предисловии к «Запискам к н я з я С. П. Трубецкого», выпущенным З . С. Свербеевой (в этом издании и воспроизведен — фототипией — портрет), — это ми­ ниатюра; если судить по репродукции, писана она, повидимому, гу аш ью на слоновой кости304. В своих воспоминаниях А. П. Соко­ лов, сын знаменитого худож ника, рассказывает: «Акварельные краски до П. Ф. Соколова употреблялись не иначе, к а к больш ая часть из них — с белилами при работе на слоновой кости (m in ia tu re ) и исклю ­ чительно с белилами на бумаге (gouache)»305. Именно таким материа­ лом и пользовался Б естуж ев до ссылки. Д окументально подтвер­ ж дается, что уж е в середине 1828 г. он располагал в Читинском остроге всем необходимым для портретных миниатюр. 5 марта 1828 г. А. Г. Му­ равьева писала Е. Ф. М уравьевой: «Я попрошу Вас такж е прислать краски д л я миниатюры на слоновой кости и жидкие кр аски (couleurs liquides)»306. Е сли учесть, что с этой просьбой А лександра Григорьевна обратилась к Екатерине Федоровне через два с половиной месяца после прибытия Б естуж ева в Ч и ту и что в остроге никто, кроме него, портретные миниа-

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

119

тюры на слоновой кости не писал, то станет ясно, д ля кого просимое пред­ назначалось. Н аконец, следует у казать , что в той ж е технике миниатюры и в том ж е материале Бестуж ев выполнил на каторге несколько ж енских портретов, из которы х до нас дошли: портретная миниатюра, исполнен­ н ая в 1828 г. в Читинском остроге гуаш ью на слоновой кости, и зображ аю ­ щ а я Л . И. Стеновую, портретные миниатюры такого ж е характера, испол­ ненные в 1830— 1832 гг. в Петровской тюрьме и изображаю щ ие М. К . Юшневскую и К. П. Иваш еву. Все это и приводит нас к убежде­ нию, что портретная миниатюра, воспроизведенная З . С. Свербеевой и и зображ аю щ ая Е. И. Трубецкую , была тоже исполнена Бестужевым. И лиш ь отсутствие на портрете подписи худож ника или его инициалов явилось причиной того, что до сих пор вопрос об авторстве Бестуж ева не ставился даж е предположительно. М иниатюра эта — один из немногих известных портретов Е. И. Т р у ­ бец кой 307. Н аходилась она в собрании З . С. Свербеевой, ко торая умерла в 1924 г. Где теперь этот портрет Е. И. Трубецкой — неизвестно. В литературе имеются данные, которые позволяю т предположить, что один из исполненных Бестужевы м портретов Трубецкой п рин ад леж ал И. Д . Я ку ш к и н у . Летом 1854 г. в И ркутске тяж ело заболела Т руб ец кая. «Ее здоровье очень меня беспокоит, дай бог, чтобы оно скорее поправи­ л о сь , — писала Е. А. Бестуж евой старш ая дочь Трубецкой, А лександра Сергеевна Ребин дер. — Теперь туда п риехал Я куш кин с сыном; папенька и маменька очень были рады видеть его после восемнадцатилетней р азл у ­ ки»308. Вскоре — 14 октября 1854 г . — Т руб ец кая скончалась. «Кончина Екатерины И вановны сильно п оразила И вана Дмитриевича, постоянного ее друга», — писал на следующий день С. Г. В олконский И. И. П ущ ину. У зн ав, что у Я куш кин а хранятся портреты ее родителей, А. С. Ребин­ дер попросила п оказать их ей и, быть может, подарить. 16 я н в а р я 1855 г. Я к у ш к и н писал из И рк утска П ущ ину в Я луторовск: «Вчера я обедал и провел вечер у Сергея Петровича. П рош у Вас достать из ш к а ф а , что в сенях, портреты Катерины Ивановны и Серг Петр. Саша очень ж елает их видеть и, может быть, увезет их с собой»309. В та­ кой ж е степени, к а к и с Трубецкими, Я куш к ин был друж ен с Бестужевым. Вот почему можно с уверенностью утверждать, что упомянутые в письме Я куш кина портреты Трубецких были исполнены в Читинском остроге или в Петровской тюрьме Бестужевым. В архиве Я куш к ин ы х в числе трех со­ хранивш ихся там до наших дней акварельны х портретов работы Бестуж ева один изображ ает С. П. Трубецкого. Можно предположить, что портрет Е . И. Трубецкой, принадлеж авш ий Я куш кин у, был подарен им в 1855 г. ее дочери. Существует ли этот портрет в настоящее время — неизвестно (А. С. Ребиндер умерла в П етербурге в 1860 г.). Портрет А. В. Ентальцевой Бестуж ев вряд ли успел выполнить: она уехала вместе с мужем в апреле 1828 г. на поселение в Березов, а писать портреты ж ен декабристов до сентября 1828 г., то есть до сн яти я оков и облегчения тюремного режима, д ля него было весьма затруднительно. Но портреты других ж ен своих товарищей Бестуж ев писал в Чите неодно­ кратно. Однако ни один из этих портретов читинского времени не уцелел. С охранились портреты П. Е . Анненковой, А. И. Давыдовой, Е. П. Н ары ш ­ киной, но они были выполнены позже, у ж е в Петровской тюрьме. Совсем неизвестны портреты Н. Д. Ф онвизиной, хотя различные доку­ ментальные данные, в том числе дошедшая до нашего времени переписка ее м уж а с Бестужевым, прямо свидетельствуют о том, что портреты эти существовали. Таковы те скудные сведения, которые нам удалось обнаруж ить о портретах ж ен декабристов, исполненных Николаем Бестуж евы м в Читинском остроге.

120

НИКОЛАЙ БЕСТУ Ж ЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

ГЛАВА XII Л . И. СТЕПО ВАЯ И Е Е

РОЛЬ В Ж И З Н И

Н . Б Е С Т У Ж Е В А .— П О Р Т Р ЕТ

Л . И . СТЕПО ВО Й ,

И С П О Л Н Е Н Н Ы Й Н . Б Е С Т У Ж Е В Ы М ПО П А М Я Т И В ЧИ ТИ Н СК О М ОСТРОГЕ (1828 г.)

Одну портретную миниатю ру Бестуж ев написал д ля самого себя вскоре по прибытии в о стро ги до конца ж изн и никогда не расставался с ней. В оз­ можно, что именно этот портрет и был первым, из числа исполненных Б есту­ жевым на каторге. Х уд о ж н и к изобразил на нем по памяти Лю бовь И в а ­ новну Степ овую. То была, к а к указы вает М ихаил Бестуж ев, «единственная сердечная наклонность брата Николая». Этот «предмет единственной привязанности, к которой оставался неизменно верен» Н и кол ай А л ексан ­ дрович, эту «его любовь к единственно им любимой женщине» М ихаил Б естуж ев считал в личной ж и зн и брата «самым интересным эпизодом» и в своих воспоминаниях собирался «развить эту любовь, имеющую точно на брата могущественное влияние». Но воспоминаний о любви брата он записать не успел. И лиш ь, рассказы вая в одном из своих очерков о моло­ дости брата и снова упом янув о женщ ине, «которая имела такое сильное влияни е на его ж и зн ь до самой смерти гражданской», мемуарист тем самым еще раз подчеркнул ту огромную роль, которую сы грала Л . И. Степ овая в ж и зн и Н и к о л а я Бестуж ева310. Л . И. Степовая была ж еной капитан-лейтенанта, инспектора ш турм ан ­ ского училищ а в Кронш тадте, когда в начале 1813 г. с ней познакомился Н и колай Бестуж ев311. Она была старше его на восемь л е т 312, но двадцати­ двухлетний корпусной офицер горячо полюбил эту «красивую, умную и энергичную женщину», к а к ее характер и зует М ихаил Бестуж ев, «в п ол ­ ном смысле благородную душою и любящ им сердцем»313. В бумагах Н и к о л ая Б естуж ева сохрани лся черновик письма, отправ­ ленного им Л . И. Степовой в 1815 г. и з Голландии, где он находился в со­ ставе экспедиции русского флота. От первой и до последней строки письмо это пронизано чувством глубочайш ей любви. «Я ж и в у не ж и в я или ско­ рее только существую, счастье мое ушло, и мне не остается ничего, кроме воспоминаний», — пишет ей Б ес ту ж ев . — «Все, что есть у меня сейчас до­ рогого, — это В аш медальон, которы й я ношу Теперь я надеюсь у ж е скоро увидать Вас. Может быть, еще три-четыре месяца, и я буду иметь счастье приж ать Вас к своей груди. Прощайте. Знайте, что я никогда не изменю Вам. П рощ айте. В аш навсегда». С охранились и записи Б естуж ева в дневнике, относящ иеся к тому времени, когда он возврати лся из похо­ д а , — к февралю 1816 г . , — они тоже обращены к Л . И. Степовой: «Вы не приходите. Говорят, вы больны, и я не могу Вас видеть; долг и благо­ пристойность удерж иваю т меня в Петербурге. К акую ск уку я здесь испытываю < ...> Я не могу удерж аться от того, чтобы написать Вам н есколько строк; с какой радостью я полетел бы к Вам сказать сто раз, что я люблю Вас, что ж и в у д л я Вас .< Н > уж но ли говорить, что я люблю Вас и что каж дое мгновение посвящено Вам Чем дальш е я от Вас, тем больше моя д уш а и мысли стремятся к Вам»314. В этих словах чувствуется вся безысходность отношений, которая приносила любящим тяж елы е страдания. В своих воспоминаниях М ихаил Б естуж ев пишет о брате: «Судьба ему определила испытать ту п р и в язан ­ ность, к оторая н алож и ла на его ж и зн ь роковую печать и усеяла ее цве­ тами и тернием». Слова Н и к о л ая Б естуж ева о «долге и благопристойности» в некоторой степени объясняю т те причины, которые не позволили бы им стать мужем и женой, даж е если бы развод Любови И вановны со Степовым, н ап ерекор тогдашним драконовым законам, мог быть осуществлен. К роме того, была еще одна в еск ая причина, которая уж е в зрелые годы не п о­ зв о л ял а Б естуж еву узаконить свои отношения с Л . И. Степ овой: он считал,

НИКОЛАЙ БЕСТУ Ж ЕВ И

ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

121

что активный революционер, участник политического заговора, не имеет права связать судьбу любимой женщины со своей судьбой. Именно тема ответственности заговорщ ика перед любимой женщ иной полож ена в основу повести «Ш лиссельбургская станция». Повесть эта яви лась ответом Б е ­ стужева на настойчивые вопросы, с которыми жены декабристов обращ а­ лись к нему в Читинском остроге, отчего он не женат? «Но так к а к ему не хотелось сказать истины впол н е, — указы вает М ихаил Б ес ту ж ев , — не хотелось обнажить своей заветной любви пред чужими взорами, он выста­ вил подставное лицо героини повести, в описании которой, впрочем, не­ вольно отрази лся колорит характера любимой им женщины»315. Вплоть до декабрьского восстания не п рекращ ались их отношения, которые совсем не были тайной д ля близких. В ся семья Б естуж евы х была д руж н а с Л . И. Степ овой. Не только Н и колай Бестуж ев во время приез­ дов в Кронш тадт постоянно бывал у нее в доме (три дочери Любови И ван ов­ ны — Ели завета, Софья и В ар в ар а — в нем души не чаяли), но и Михаил Бестуж ев, который, по его собственным словам, «был у них к а к свой и по­ сещал почти каж ды й день», когда служ и л в Кронштадте; он в зя л на себя, по просьбе Л . И. Стеновой, труд первоначального образования ее дочерей316. И даж е Петр Бестуж ев, в бытность его адъютантом командира К ронш тадт­ ского порта, часто сопровождал Л . И. Степ овую, когда она приезж ала в Петербург. Случилось так, что Л ю бовь И вановна п риехала туда за п ять дней до восстания. В один из этих дней она послала Н иколаю Б есту ж еву колоду ка р т с запиской, в которой просила передать карты матери, П. М. Б есту ­ жевой, д ля гранд-пасьянса. Ц арски е сатрапы, в руки которых при обыске попали карты и записка, заподозрили скрытое значение в подборе карт, и на допросах Н иколаю Б естуж еву стоило большого труда доказать неле­ пость их предположения. «Но эта нелепость, — к а к повествует М ихаил Бестужев, — имела весьма неприятные последствия, подвергнув спросам и запросам даму, приславшую карты, которая, спасая себя от подозритель­ ности правительства и страшась, чтоб дальнейш ие ее сношения с братом не предали гласности их близких отношений, н алож и ла на себя тягостный обет молчания. Она умерла д ля брата, а брата это обстоятельство при­ двинуло к смерти»317. Из слов этих явствует, что чувство Н и к о л ая Б есту ­ ж ева к Л . И. Степовой не угасло и в Сибири и что его сильно у гнетала не­ возможность вести с ней переписку из острога. М ихаил Б естуж ев считал нужным в своих воспоминаниях у казать , что муж Любови Ивановны — М. Г. Степовой — п о казал себя благород­ ным человеком в тяж елы й д ля Н и к о л ая Б естуж ева час. На следующий после восстания день Бестуж ев, пытаясь бежать за границу, приш ел пеш­ ком по льду в Кронш тадт. Здесь у ж е был получен п ри к аз о его аресте, и когда кто-то донес властям, что он в К ронш тадте и остановился на к в а р ­ тире ш турмана Абросимова, командир порта поручил проверить истин­ ность этого донесения М. Г. Степовому и своему адъютанту. «Первый был личный в р аг брата, другой — давнишний его друг, товарищ по вы пуску», — рассказы вает М ихаил Б ес ту ж ев . — «Они объявили п ри к аз арестовать его. — „Исполняйте ваш у обязанность, — ск азал брат Степ овому, — судь­ ба дарит вас благоприятны м случаем д ля отмщ ения “ . — По грустному выражению л и ц а М. Г. Степ ового можно было видеть внутреннюю борьбу долга с состраданием». И в этой борьбе одержало верх благородство: не­ смотря на то, что адъютант командира порта, «давнишний друг» Б естуж е­ ва, требовал ареста Н и к о л ая Александровича, Степовой категорически отказал ся арестовать его и даж е убедил своего спутника заявить своему начальн и ку, что они никого не наш ли318. В «каторжных норах» Читинского острога, где Бестуж ев увидел, сколь­ ко счастья принесли заключенным жены, последовавшие за ними на

122

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

каторгу, воспоминания о Л . И. Степовой долж ны были охватить его с н о­ вой силой. И так к а к медальона с ее изображением, который находился при нем в походе в Голландию, теперь с ним не было, можно предположить, что дошедший до нас портрет Степовой был исполнен Бестужевы м по па­ мяти к а к только он получил возможность заниматься в остроге ж и в о­ писью. П ортрет этот я в л я л с я , повидимому, единственной вещью, н ап о­ минавшей ему об утраченном счастье. Ведь Бестуж ев долж ен был даж е отказаться передавать Любови И вановне приветы в своих письмах к род­ ным, живш им в Петербурге: он знал, что все письма, идущ ие из Читы и из Петровского завода, тщательно просматриваю тся в I I I Отделении. И лиш ь через десять лет после того, к а к Бестуж ев был сослан на каторгу, он, получив впервые возможность послать письмо родным с оказией, ми­ нуя I I I Отделение, н азв ал в этом письме тех лю дей, — и то скрыв и х име­ на под и ни ц иалам и , — которым больше всего ему хотелось передать привет: «Оканчиваю письмо просьбой поклониться от меня, если увидите, М. Г. С. и Л . И. с детьми», — писал он 26 н о яб ря 1837 г. из Петровской тю рьм ы 319. В н ачале следующего года у Степ овых, которые к тому времени ж и л и уж е в П етербурге (М. Г. Степовой был тогда в чине генерал-лейтенанта и состоял членом Адмиралтейского совета), побывала Елен а Бестуж ева. Об этом посещении она рассказал а в письме к братьям. «Как мы рады, м и лая сестрица, что ты с такою подробностью описала нам семейство Л И, — восклицал в ответном письме Н и кол ай Б есту ­ ж е в , — М ихаила Гавриловича мы можем себе представить, если он так ж е свеж, к а к и прежде; но Л . И ., но ее детей н и к ак себе вообразить не можем, особенно В ареньки, у которой, к а к говориш ь ты, откуда-то в зя л с я римский носик. Р адуем ся за добрую весть о S ophie; дай бог ей счастья в добром замужестве с добрым и образованным человеком. Во всяком слу­ чае, очень хорошо сделал М. Г., что переш ел на служ бу в Петербург; тут и его достоинства будут виднее, и д ля его образованны х дочерей боль­ ше способов к дальнейшему усовершенствованию. Ж а л ь , что мы так мало и так редко слышим об этом семействе»320. Побывал в те ж е недели у Сте повых и П авел Бестуж ев. Он п оказал им, в частности, исполненные в ост­ роге Н иколаем автопортрет и портрет М ихаила. Обо всем этом П авел рассказал в письме к Н иколаю . Ответное письмо Н и к о л ая , относящееся к апрелю 1838 г., полно самых душевных воспоминаний о семье Степовых: «Ты писал нам о семействе С. Н ас очень радует к а ж д а я весть о них. За службой М. Г. мы следим по газетам и знаем, что он переведен в П етер­ бург. Если ты, к а к и вероятно, бываешь у них, то ск аж и М. Г., что мы очень помним его, а особенно я никогда не забуду последнего моего с ним свидания! Тут его п р екрасн ая душа вполне себя п оказал а. П оздравь Л . И. с замужеством милой Софьи М ихайловны и скаж и о нашей радости при этом известии; скаж и так ж е и о грусти нашей, к ото рая разви лась при воспоминании о том, сколько лет протекло с той поры, к а к мы не видали ни Л изаветы , ни Софьи, ни В арвары , и что это только обстоятельство вдруг дало нам понятие о возрасте девиц, которы х мы не могли себе иначе представить, к а к еще детьми! Ты говориш ь, что п оказы вал им наши порт­ реты и что они у зн ал и нас; приятно верить, но горько думать, что у зн ал и только по д огадке, — не думаем, что от тех лет сохранилось такое ясное воспоминание, чтоб можно было узн ать по портретам. Ч то касается до нас, то наши воспоминания, не рассеиваемые никакими внешними впечат­ лениями, всегда останутся живы, например: никогда не забудем, когда в первый раз застали Л и зу , к а к она маленьким своим пальчиком отыски­ вала на гитаре тоны и аккорды знакомой ей песенки. Н е забудем и того, к а к С офинька в саду здоровалась с индейками и к а к м а лен ькая В а р я встре­ чала Мишеля. Можно ли так ж е забыть, с какою радостью Л и за и Софья влезали на стулья, чтобы похвастать перед своим учителем своими п озна-

Н ИК ОЛАЙ Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А СЛ Е Д И Е

123

ниям и в географ и и ! И то гд а одной только бы ло 6 , а д ругой 5 л ет! Г де ж и­ вет теп ер ь Л . И .? — В ерн о, в собственном своем дом е? М ы п ерен оси м ся ту д а м ы слию , чтобы п ред стави ть себе их»321.

Л . И. СТЕП О ВА Я Миниатюра на с л о н о во й ко сти Н и к о л а я Б е с т у ж е в а . Ч итинский остро г, начало 1828 г . (портрет исполнен по памяти) Н а обороте надпись рукою М . А. Б е с т у ж е в а (д ата неточна) И н сти т ут р у сс к о й литературы АН

СССР, Л енинград

В сякое упом инание о сем ье С теповы х н еизм енно волн овало Н и колая Б есту ж ева. «Б лагодари м теб я душ евно за все п риятны е и зв ести я, которы ­ ми н ас п орад овал в последнем письм е тво ем ,— п и сал он б р ату П авлу в сен тяб ре 1838 г . — Н о больш е всех н ас р ад у ет н овость о свад ьб е С оф ьи

124

НИКОЛАЙ БЕСТУ Ж ЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

Михайловны; присылай, бога ради, цветки из ее венчального букета; поздравь ее от нас. С каж и, что мы молим бога о будущем ее благополучии и чтоб она походила нравом и характером на свою маменьку. Мы очень довольны, что ты подарил им всем по вещице нашей работы; если б мы знали, что это им приятно, то давно бы п рислали им что-нибудь на память, но холодные поклоны Л . И. в письмах сестер нас остан авл и вал и . Если увидиш ь их, скаж и Л . И ., что одна строчка обрадовала бы нас наравн е с родственными. К а к бы мы ж елал и , чтоб и дети ее так ж е что-нибудь сами нам о себе сказали!»322 В последующие месяцы Н и колай Б естуж ев в письмах к родным не раз передает приветы Степовым. Т ак , брату П а вл у он писал в н ачале 1839 г.: «Благодарю тебя < ...> за сведения о Люб. Ив. и ее детях. Е ж ели будешь и х видеть, к л ан я й с я М. Г . и Л . И. и всему семейству и скаж и, что мы никогда не забудем их оба»323. Летом 1841 г., уж е на поселении в Се ленгинске, Бестуж ев получил письмо от Елены А лександровны, в котором шла речь о какой-то давнишней просьбе дочерей Любови Ивановны — очевидно, то была просьба прислать им акварельн ы е работы Бестуж ева, быть может автопортрет. В ответном письме Н и кол ай Бестуж ев писал сестре: «Что поделывает Люб. Ив. и ее милые дети — всем им мой душев­ ный привет — и не оставляйте нас уведомлением о них. Ж е л а н и я детей (т. е. они у ж е не дети теперь) выполню, но ж алею , что эти ж ел ан и я не п ри ­ шли ко мне тогда, к а к я оставлял каземат; тогда мне было свободнее»324. В следующем году дочери Любови Ивановны написали Н иколаю Б есту ­ ж еву. «Что поделывает Л . И в .? — спраш ивал он у сестры. — Помнит ли она о бедных изгнанниках? Ч то ж е касается до милых ее детей, потому что я себе не могу представить и х иначе, к а к детьми, — я не могу тебе выразить, к а к мне приятно было видеть их обо мне память. M - l l e s Lize et Barbe одолж или меня за высказанное. Теперь недостает одного, чтобы Sophie обрадовала меня так ж е, к а к и другие. Я считал себя у них в долгу и не забыл, чего к а ж д а я из них хотела, но так к а к я получил твое письмо о и х ж е л а н и я х незадолго до отъезда из Петровского, когда зан ят был при­ готовлением, а теперь, ведучи деятельную ж и зн ь и устраи в ая свое хозяй ­ ство, я почти не имел времени зан яться никакими посторонними работа­ ми, д л я которы х в каземате был золотой век, со всем тем сказанное мною слово будет непременно исполнено»325. В разн ы х частях архи ва Б естуж евы х сохранились черновики трех писем (два на русском язы ке, одно — на французском), написанны х Н и ­ колаем в марте 1843 г. Адресаты писем, не указан ны е ни в черновиках, ни в описании а р х и в а , — дочери Л . И. Степовой. Письма так богато и точно характеризую т те чувства, которые всю ж и зн ь питал Н и кол ай Бестуж ев к семье Степовых, что невозможно не привести их полностью, хотя п р я ­ мого отношения к теме исследования они не имеют. Вот письмо Бестуж ева к Е лизавете Степовой: «Вы меня спрашиваете, помню ли я Л и зу , тогда к а к мне приличнее сде­ лать вопрос, помните ли Вы меня? П равда, что в те лета, в которы х оста­ вил я Вас, память уж е хорошо действует — и потому я верю, я хочу тому верить, что Вы меня не забыли. Что ж е касается до меня, то я, конечно, Вас не забыл, еж ели всякой день, вставая и лож ась, молюсь богу за В а­ шего батюшку, маменьку и за Вас. Одного только я не могу себе предста­ вить: в каком виде м аленькая Л и за сделалась большой девицей; я Вас иначе не могу вообразить, к а к семилетней Л изой. Все уси л и я моего вооб­ раж ен ия ограничиваю тся тем, что я В ас представляю в сарафанчике и ленте, пляш ущ ую по-русски; и к а к бы я себе не н арисовал Вас, кончается тем, что, п оп равл яя, оттеняя и р аскраш ивая, я нарисую всегда одну и ту ж е Л и зу , которую помню, знаю, люблю и которая своими ручками об­ вивала мою шею. То ж е самое воображаю я и о S o p h ie, о которой давно

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

125

знаю, что она у ж е маменька: что-же мне делать, когда при всех старан иях как-нибудь представить себе ее маменькой, я ви ж у только Фофу с куклою на ру ках , и обеих вместе на моих коленях. Судьба, конечно, не позволит мне никогда у ж е видеть вас и потому позвольте мне, старику, довольство­ в аться старыми воспоминаниями, которые всегда ж ивы и никогда не и з ­ гладятся из памяти. Прош у Вас передать от меня искреннее уваж ение Вашему папеньке и сказать, что я высоко ценю его честные и благородные правила. Последнее наше свидание с ним убедило меня, что раз в ж изн и только можно встре­ титься с таким человеком. Он верно вспомнит, что я сказать хочу. Мнение и згн а н н и к а, — все равно, что голос с того света: оба без лести и никаки е соображ ения светские не заставляю т их говорить неправду. М аменьке прошу сказать, если она меня помнит, что я со своей стороны никогда не забуду того ласкового и обязательного обращения, какими пользовалось все наше семейство в ее доме; что я помню день за днем всего нашего зна­ комства и что воспоминание о том доставляет счастливейшие минуты и приятнейш ие разговоры с братом Мишелем, который свидетельствует всем вам наравн е со мною свое почтение. П рош у В ас так ж е напомнить обо мне à M-me Sophie. Прощайте, радуйте иногда своими хоть немногими строками старого изгнанника Н. Бестужева»326. Второе письмо обращено к Софье Степовой: «Не знаю, почему и несмотря на то, что совесть моя давно меня уп ре­ кает, я не отдал должного Вам ответа, не писал к Вам, Софья М ихайлов­ на. М ежду тем, бог свидетель, что Вы и Ваши сестрицы не выходите из моей памяти ни на минуту. Д аж е я отнял у Елены А ваши дагерротипы и портреты и поставил на своем письменном столике, за которым сиж у по несколько часов в день за своими занятиями. Отдых мой состоит в том, что я г л я ж у на вас всех и стараюсь угадать в м атерях семейств тех милых детей, которые так много доставляли мне радостей в былое время! Почти двадцать лет прошло с тех пор; я состарился; Вы давно замужем, окруж ены детьми и говорите, что Фофа Ваш а у ж е пере­ растает Вас. И так, есть д р у гая Фофа, котор ая носит то ж е имя, имя, ко­ торым мы назы вали Вас и которое так приятно звучит д л я моих воспоми­ наний. К а к хотите: будьте матерью семейства, пусть Вас сыщет счастье и богатство, сделайтесь знатною дамой — я всему этому буду радоваться; я буду перебирать все Ваш и настоящие достоинства и окруж аю щ ий Вас блеск, но упрямое воображение мое, прикованное к Вам сердечною цепью, уступ ая звено по звену воспоминаниям Ваше настоящее, необходимо от­ ступит до прошедшего и непременно представит Вас той Фофой, тем п ре­ красным ребенком, той милой девочкой, ко торая своей понятливостью, прилежанием, но более всего кротостью и — смею ли сказать? — своею привязанностью ко мне трогала меня до слез! Вы, конечно, этого не по­ мните. Но на этом-то воспоминании я и основываю свое право говорить с Вами так, к а к я теперь говорю. Один раз выговорив это, я долж ен Вам сказать истинную причину, почему я не писал к Вам: я боялся своего сердца, мне было страшно вы­ сказать свои чувствования женщине, окруж ен ной семейством, и вы ска­ зать их к а к семилетней девочке, — я боялся, что это будет смешно, однако я теперь надеюсь, что Вы простили мне, если я виж у, что у меня, у которого отнято и нет ни настоящего, ни будущего, осталось одно только прошед­ шее, полное Вами, тем более дорогое, что оно только одно осталось!.. Этого прошедшего никто у меня не отнимет. Сам всемогущий бог, не л и ­ шив меня памяти, не в состоянии сделать, чтоб того не было, что уж е было. Сверх всего этого, Вы напомнили самое счастливое время моей ж изни, тихое, прекрасное, когда мы с братом М ихаилом помогали почтенной и

126

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

уваж аем ой Вашей матуш ке руководить Вашими младенческими п о н я ­ тиями. Прочитав Ваше письмо к Елене, где Вы вы раж аете Ваш е располож е­ ние ко всему нашему семейству, совесть моя переломила боязнь и я пиш у... Не сердитесь за мой способ вы раж ен и я того, сколь дорого мне Ваше воспоминание. Волосы мои седы, силы меня оставляют, но сердце мое тепло по-старому, потому что здесь я не истратил ни одной искры того, что у меня оставалось от прошлого»327. Самой младшей дочери Л . И. Степовой — В арваре — Бестуж ев н ап и ­ сал письмо по-французски. Вот его текст в переводе: «Появление ласточки, подающей нам голос, возвещает весну и гонит прочь мрачные настроения зимы. Т ак и Ваше послание, п рекрасн ая и лю безная В арен ька, изгнало из моего сердца безысходные заботы и гр уст­ ные помыслы, населило радостью мое безмерное, к а к в заточении, оди­ ночество. Но зачем эта песня так быстро отзвучала? Зачем, бросив случайно бед­ ному у зн и к у сквозь реш етку краткие, мимолетные звуки, так быстро скрыться, оставив ему сож аление о том, что он не услышит Вас долее? Н е бойтесь, дорогой друг, ранить голосом радости печаль больного сердца, оскорбить раскрытыми кры льям и того, кто лишен свободы и не может следовать за Вами в Вашем причудливом полете. Он привы к к своему положению. Зрелищ е счастья делает его самого счастливым, а его подрезанные к р ы л ь я не вызывают в нем зависти к ч у ­ жой свободе. И так, п родолж айте... и не забывайте того, кто благословляет Вас еж е­ дневно»328. Т аковы те три письма Н и к о л ая Бестуж ева, с которыми он впервые после многих лет каторги и поселения обратился к дочерям Л . И. Степо­ вой. Они не требуют н и к аки х комментариев, так к а к в свете приведенных выше сведений ясны до последней строки. Все письма на редкость вы рази ­ тельны и по форме, в особенности последнее, звучащее своеобразным сти­ хотворением в прозе. Это — замечательные человеческие документы, п ре­ восходно характеризую щ ие моральный облик декабриста. Письма овеяны большой любовью к матери тех, кому они адресованы. Ч и т а я их, поневоле вспоминаешь заключительные слова письма, написанного почти за три­ дцать лет до этого Бестужевы м к Л . И. Степовой из Голландии: «Ваш н а­ всегда». Слова эти оказали сь совсем не пустыми, к а к и не пустой фразой был афоризм явно автобиографического характера, занесенный в ту за ­ писную кн и ж к у , которую Бестуж ев вел на каторге: «Моя любовь — ко л ь ­ цо: у кольца нет конца»329. П ортрет Л . И. Степовой — это миниатюра на слоновой кости, испол­ ненная Николаем Бестужевым гуаш ью (размер 8,5 × 6,3 см). Именно в той ж е технике и на том ж е материале преимущественно и были, по сло­ вам М ихаила Бестуж ева, исполнены те портреты, которые брат его писал в Петербурге. Миниатюра высокого качества, она сделана умелой рукой человека, много поработавшего в этой области. Хорошо написано л и ц о , — худ ож н ику удалось передать и пристальный взгл яд умных гл аз, и реши­ тельный склад тонких красивы х губ, свидетельствующих о волевом х а ­ рактере; вполне справился худож ник и с передачей всех атрибутов одеж­ ды: шелкового п латья серо-синего тона с белым воротником, белого чепца с голубыми лентами, красной шали, наброшенной на руки. Больш ой труд долж ен был затратить худож ник, чтобы «точками», то есть кончиком тон­ кой кисти, пунктиром, написать лицо и одежду, но еще больше усидчи­ вости требовалось д ля того, чтобы с такой точностью выписать локоны, круж евной чепец и круж евной воротник, передать сложную фактуру т к а ­ ни. Р азгл я д ы в а я эту поистине ювелирную работу, полностью пости-

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

127

гаешь смысл слов М ихаила Бестуж ева о «тщательно-копотливой работе» брата над портретами в ранние годы, о том, что он «терял много времени на отделку» их. В чисто живописном отношении портрет страдает такими недостатками, к а к общий глухой колорит, темный фон; повидимому, ж ест­ к а я тональность была присуща ранним работам Бестуж ева. И все ж е портрет Л . И. Степовой Б естуж еву удалось выполнить на высоком про­ фессиональном уровне. И з изложенного можно сделать вывод, во-первых, что портреты ее Б естужев писал и раньше, и, во-вторых, что техникой ми­ ниатюрного портрета на кости он владел почти в совершенстве. Н е при­ ходится говорить о том, что нуж но было обладать огромной зрительной памятью, чтобы по памяти написать такой портрет. Д л я изучени я ж е х у ­ дожественного наследия Н и к о л а я Бестуж ева миниатюра эта представляет особую ценность: по ней можно судить, каковы были те «портреты в ми­ ниатюре на кости», которые Н и колай , по словам М ихаила Б естуж ева, делал до освоения в Ч и те «методы» П. Ф. Соколова. Портрет Л . И. Степовой подтверждает, что у ж е в самые первые месяцы пребывания в Читинском остроге Н и колай Б естуж ев имел в своем распо­ ряж ен ии все необходимое д ля писания портретных миниатюр. Л ибо он привез с собой на каторгу нужные д ля таких работ материалы, либо они были доставлены ему А. Г. М уравьевой, которая, к а к мы у к а з а л и выше, в письме от 5 марта 1828 г. просила свекровь «прислать кра ск и д л я мини­ атюры на слоновой кости». Д олгий и сложный путь проделала портретная миниатюра, и зображ аю ­ щ а я Л . И. Степовую, покуда дошла до нас. С ней не расставался Н и колай Б естуж ев на протяж ении в сего своего двадцативосьмилетнего пребывания в Сибири, — она была у него перед глазам и и в острогах Читы и Петров­ ского, и на поселении в Селенгинске. Подпись на миниатюре — «N : Bestougeff» — сделана им в конце ж и зн и. После смерти Н и к о л а я Бестуж ева миниатюру хран и л М ихаил, которы й привез ее с собой в П етербург, куда впервые п риехал из Сибири в 1869 г. Встретившись тогда ж е с дочерьми Л . И. Степовой (Любовь И вановна умерла в 1858 г., переж ив Н и к о л ая Бестуж ева на три года), М ихаил Бестуж ев написал об этом свидании сле­ дующее: «...я посетил их и узн ал , что ни расстояние, разделявш ее нас, ни время не охладили почти родственного чувства, с которым они меня встретили»330. Весьма правдоподобно, что портрет Л . И. Степовой, испол­ ненный Н иколаем Бестужевым, М ихаил подарил дочерям ее; быть может, передать портрет им завещ ал М ихаилу сам худож ник. П ередавая миниа­ тюру дочерям Степовой, М ихаил Бестуж ев приклеил с оборотной стороны листок бумаги, сделав на листке надпись: «Рисовал Н и кол ай Бестуж ев в Сибири, в Чите, в 1827 г.» (повидимому, М ихаил, дел ая надпись спустя тридцать с лиш ним лет, дату у к а за л неточно: в острог Н и кол ай был до­ ставлен лиш ь 13 декабря 1827 г.; даж е расп ол агая всем необходимым, худож ник в р яд ли п р и н ял ся за исполнение портрета немедленно; есте­ ственнее предположить, что портрет был исполнен в следующем году). Весьма возможно, что портрет Л . И. Степовой получила ее старш ая дочь, Е л и завета, выш едшая зам уж за генерала Энгельгардта и постоянно ж и в ­ ш ая за границей. Во всяком случае, в конце века портрет у ж е находился в П ариж е, где его и приобрел известный коллекционер-пуш кинист А. Ф. Онегин. В 1928 г. вся онегинская кол л ек ц и я была доставлена и з П ар и ж а в Л енинград и передана в Институт русской литературы , где х р а ­ нится и поныне. Среди портретов читинского периода, к а к и во всем художественном наследии Н и к о л а я Бестуж ева, портрет Л . И. Степовой занимает особое место. Именно поэтому мы сочли нужным не только подробно остановиться на истории портрета, но и выяснить то значение, какое имела в ж и зн и де кабриста-худож ника и зображ ен н ая им на этом портрете ж енщ ина.

128

НИКОЛАЙ БЕСТУЖ ЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

ГЛАВА XIII П О РТ Р Е Т Ы Ю. К . ЛЮ БЛИНСКОГО, С. П . Т Р У Б Е Ц К О Г О , И. И. П У Щ И Н А , С. Г. В О ЛКОН ­ СКОГО, И С П О Л Н Е Н Н Ы Е Н. БЕ СТУЖ Е ВЫ М В ЧИТИ Н СКОМ ОСТРОГЕ (1829— 1830 гг.)

После того к а к осужденные по седьмому р азр я д у уехали на поселение, Бестуж ев провел в стенах Читинского острога еще два с лишним года. З а это время кончился срок заклю чения только д ля тех, кто был осужден по шестому р а з р я д у , — а среди читинских узников к шестому р азря ду принадлеж ал лиш ь один человек — Ю лиан К азимирович Л юблинский. 10 ию ля 1829 г. ему предстояло быть «обращенным на поселение», — к тому времени и относится портрет его, сохранивш ийся в основном собра­ нии. Портрет этот — первый из числа дошедших до нас, в котором явно ощ у­ щается н овая задача, поставленная перед собой художником: передать характер того, кто ему позирует. Бестуж ев и зобразил Люблинского с устремленными ввысь глазам и и придал его лицу выражение, далекое от земных тревог. Почему он решил увековечить Люблинского именно в этом виде, нам неясно. Первое предположение, которое напраш ивается в данном случае, таково: Лю блинский на каторге поддался религиозному настроению. Однако н и к аки х свидетельств на этот счет в литературе не существует, да и в р яд ли возможно, чтобы один из основателей Общества Соединенных Славян, близкий друг атеиста П. И. Борисова, вместе с ним находившегося в Читинском остроге, у ж е к третьему году ж изн и на к а ­ торге сделался религиозным; тем более известно, что в месяцы, предшест­ вовавшие восстанию декабристов, Лю блинского преследовали за прене­ брежительное отношение к церковным обрядам. «Здешние католические свящ енники ужасно противу его вооружаю тся и хотят сделать представле­ ние, — писал о Люблинском П. И. Борисов 11 ию ля 1825 г. В ыгодовском у. — Вы, конечно, спросите: за что? Смейтесь: он здесь три года и не был на исповеди, — говорят о н и , — и вот его вина»331. Д ругое предположение такое: поднятые вверх глаза должны были, по мысли худож ника, вы раж ать фанатическую одержимость революционера, преданного идее служ ения родине, — закабаленной и измученной Польше. Но в любом случае н ел ьзя признать удачной попытку характеристики при помощи такого приема. Однако ак варел ь эта интересна тем, что свидетельствует о стремлении Бестуж ева расш ирить характери сти ку образа и п оказать переж ивания и настроения человека, а не ограничиваться одной только передачей сход­ ства, что было едва ли не единственной задачей, которую он в состоянии был выполнить, когда писал портреты декабристов в 1828 г. Р аб отая над портретом Люблинского, худож ник в большей степени, чем ранее, овладел акварелью : плотными, точными, хотя и грубоватыми, м аз­ ками, написано лицо и волосы, м атериал халата хорошо передан целой гаммой коричневых тонов, — чувствуется, что одежда передана более материально, чем в портретах 1828 г. Под портретом автограф «Julian M otosznow ich L ublinski» . Совершенно несомненно, что в годы пребывания в Чите Бестуж ев, когда ему п озволяли обстоятельства, когда у него были материалы, систе­ матически занимался писанием портретов. Ведь в остроге к началу лета 1829 г. оставалось в заключении семьдесят два человека332 (в это число входили такж е доставленные в острог в конце 1828 или в первой половине 1829 г. «государственные преступники», осужденные по делу О ренбург­ ского тайного общества, — X . М. Д руж и ни н , В. П. Колесников, Д . П. Таптыков, и по делу Астраханского тайного общества — А. Л . К учевский333). Можно не сомневаться, что в те первые годы пребывания декабристов на каторге Бестуж ев был завален «заказами», — почти каж дому из его

Ю. К . Л Ю Б Л И Н С К И Й А к в а р е л ь Н и к о л а я Б е с т у ж е в а . Ч и т и н с к и й острог, ию ль 1828 г. Основное со бр а ни е, Москва

130

НИКОЛАЙ БЕСТУЖ ЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

товарищей хотелось — в ответ на просьбы родных — послать в подарок свой портрет. К тому ж е многие из декабристов были с Бестужевы м весь­ ма дружны. Всем им худож ник щедро разд ари вал свои работы. В основное собрание, которое Бестуж ев ком плектовал и сохран ял у себя, он, к а к п р а­ вило, вклю чал лиш ь те портреты, которые писал наканун е выхода д ека­ бристов из стен тюрьмы на поселение. Вот почему в этом собрании нет, за исключением портрета Ф аленберга, ни одного из числа многих исполнен­ ных в Чите портретов тех декабристов, которым предстояло еще долгие годы томиться на каторге. Н е сохранились портретные работы Н и к о л ая Бестуж ева читинской поры (кроме портрета Артамона М уравьева) и в советских музеях и в частных собраниях. Д е с я т к и и десятки портретов тех лет, которые были раздарены Бестужевы м и разош лись по рукам родственников декабристов, до наш их дней не дошли. За прошедшие с того времени 125 лет значитель­ н ая часть этих портретов погибла и только немногие из них, быть может, еще будут обнаружены. Н екоторое представление о трех таких — ныне утраченных — акварел ьн ы х портретах Бестуж ева мы можем получить б лагодаря одному карандаш ному наброску и двум репродукциям, исполнен­ ным с оригиналов; они сохранялись к н ачалу девятисотых годов у по­ томков декабристов и были обнародованы при опубликовании их ме­ муаров. Н а одной из этих двух репродукций — утраченный портрет С. П. Трубец­ кого. О публикован он был дочерью декабриста — З . С. Свербеевой — в том ж е самом издании «Записок к н я з я С. П. Трубецкого», в котором она вос­ произвела миниатюру с изображением матери. З . С. Свербеева в предисло­ вии к «Запискам» сообщила, что портрет отца — это «акварель работы Н и ­ к о л а я А лександровича Бестуж ева, рисованная в Сибири»3 34. По репро­ дукции видно, что прямоугольны й оригинал был в арварски обрезан д ля того, чтобы поместить его в овальную рамку; поэтому монограмма худож ника — «NB » — оказал ась частично срезанной. Портрет, судя по возрасту изображенного, явно исполнен в первые годы пребывания Т р у ­ бецкого в остроге. Д аж е репродукция позволяет утверж дать, что портрет Трубецкого по своим художественным достоинствам был одним из самых замечательных произведений, созданных Николаем Бестужевы м в Ч и ­ тинском остроге. Т ак ж е к а к и миниатюру с изображением Е к а ­ терины Ивановны, Бестуж ев, несомненно, подарил ак варел ь дру­ зьям своим Трубецким. П озж е эти портреты переш ли к З . С. Свер­ беевой. Б л и з к а я друж ба, возни кш ая еще в крепости, связы вала Б естуж ева с И. И. Пущиным. «В Ш лиссельбурге, — сообщал Пущ ин отцу из С ибири, — я уж асно сдруж ился с Николаем Бестужевым, который сидел подле меня, и мы дошли до такого совершенства, что могли говорить через стену з н а к а ­ ми и так скоро, что д ля наш их бесед не нужно было лучшего языка»335. Приговоренный, так ж е к а к и Бестуж ев, «к ссылке в каторжную работу вечно», Пущ ин был доставлен в Ч итинский острог почти од­ новременно с ним. Можно не сомневаться, что на протяжении двух с поло­ виной лет совместного пребывания в остроге, Бестуж ев исполнил несколь­ ко портретов Пущ ина. Но ни один из них до нас не дошел. Только к «За­ пискам И. И. Пущ ина о Пушкине», вышедшим в П етербурге в 1907 г. (это было первое полное издание записок), ок а зал ся приложенным портрет П ущ ина, о котором в предисловии сказано: «Портрет И. И. П ущ ина ис­ полнен в фототипии Голике и Вильборга по фотографии, снятой с акварели работы Н. А. Бестужева»336. Молодое лицо декабриста, черные усы — все это дает основание отнести портрет к читинским годам. К сожалению , репродукция в издании 1907 г. дана в сильно уменьшенном размере и неудовлетворительна по качеству. Но так к а к в настоящее время это един-

С. П . Т Р У Б Е Ц К О Й Акварель Николая Бестужева. Читинский острог,

1828— 1830 гг.

Местонахождение оригинала неизвестно. Воспроизводится по фототипии

132

НИК ОЛАЙ БЕ С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

ственны й след н екогд а сущ ествовавш его ак вар ел ьн о го о р и ги н ал а, мы вы ­ нуж дены восп рои звод и ть п ортрет по несоверш енной реп род укц и и . О днако до н екоторой степени и она д ает п ред ставл ен и е об этом п о р тр ете: худож ­ н и ку у д ал о сь зап еч атл еть черты того вы сокого б л аго р о д ства, которое бы ло присущ е П ущ ину и вы зы вало глубочай ш ее уваж ен и е товари щ ей . С амы й ран н ий и з всех и звестн ы х п ортретов С . Г . В олко н ско го , и сп ол­ ненны х Б естуж евы м , со х р ан и л ся лиш ь в ви де каран даш н ого р и су н к а,

И.

И. ПУЩ ИН

А к в а р е л ь Н и к о л а я Б е с т у ж е в а . Читинский о ст р о г, 1828— 1830 г г . М есто н ахож д ен и е оригинала н е и з в е с т н о . Восп рои зводится по фототипии

входящ его в состав «пущ инской коллекци и » п ортретов д екабри стов (ны ­ не в И сторическом м у зее). Н азн ачен и е ри сун ка н еясн о : верн ее всего это ч ья-то п ерери совка ак вар ел ьн о го п одли н н и ка, м еньш е в ер о яти я, что это п редвари тельн ы й н аб росок д ля ак вар ел ьн о го п о р тр ета; в последнем сл у ч ае авто р — сам Б есту ж ев. Н а этом ри сун ке В олкон ски й ещ е сохран и л черты сход ства с тем своим п ортретом , которы й бы л исполнен Д ж ордж ем Д ау в 1822 г. д л я В оенной гал ер еи героев 1812 г. в Зим нем д во р ц е; н а этом п ортрете В олкон ски й и зображ ен в ген еральском м ундире со м нож еством орден ов и м едалей (за д есять л ет боевого пути он у ч аство вал в 58 ср аж ен и ях , а в чин

НИКОЛАЙ БЕ С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А СЛ Е Д И Е

133

ген ер ал-м ай ора п рои зведен за отли чи е в двадц ати четы рехлетн ем в о з­ р ас те). О том ж е, что у тр ач ен н ая ак вар ел ь Б есту ж ева бы ла и сп олн ен а им енно в Ч и те, сви д етел ьству ет х ар ак тер н ая д етал ь: н а ли ц е у В олкон ­ ского — бакен б ард ы , которы х в П етровской тю рьм е он уж е не н о си л . А так к ак В олкон ски й и зображ ен в ш убе с м еховы м воротн и ком , то ак в а­ р ел ь , д л я которой и ли с которой бы л сд елан публикуем ы й р и су н о к, долж на бы ть д ати рован а зим ним и м есяцам и 1828— 1829 г г . или зим ним и м есяцам и 1829—1830 г г . Т аким об разом , и з всего того больш ого коли чества п о р тр ето в, которы е бы ли исполнены Б естуж евы м в чи ти н ски е годы (кром е входящ их в о сн о в-

С. Г.

ВОЛКОНСКИЙ

Р и су н о к с утрачен но го аква р ел ь н о го портрета работы Н и к о л а я Б е с т у ж е в а . Читинский остро г, 1828— 1830 г г . И сторический м узей, М осква

ное собран и е один н адцати п ортретов д екаб р и сто в, осуж денны х по ш естом у и седьм ом у р азр я д ам ), мы в н астоящ ее врем я зн аем лиш ь ори гин алы п ор­ тр ето в А ртам она М уравьева, А нненкова и Ф ал ен б ер га, авто р ско е п овторе­ ние п ортрета А лексан дра Б есту ж ева, сделан н ое по п ам яти , карандаш ны й н абросок д ля п ортрета В олкон ского (и ли п ерери совка с утрачен н ого п ор­ тр ета) и в реп род укц и ях — п ортреты Т рубец кого и П ущ ина. А о ж енски х п о р тр етах , н ап исан ны х Б естуж евы м в о стр о ге, мы мож ем п олучи ть п ред ставлен и е лиш ь по двум о р и ги н ал ам ,— п ортретн ой м и ниатю ре, на которой худож н ик по п ам яти и зо б р ази л Л . И . С теповую , и акварельн ом у п ортрету М . Н . В олкон ской , а такж е по двум реп родукц и ям : одна воспро и звод и т утрачен н ую ны не портретную м иниатю ру с и зображ ен и ем Е . И . Т руб ец кой , вто р ая — утрачен н ы й акварельн ы й п ортрет М . Н . В олкон ской .

134

НИ К ОЛАЙ БЕ СТ У Ж ЕВ И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А СЛ Е Д И Е

ГЛАВА XIV Т О П О Г Р А Ф И Ч Е С К И Е Р А Б О Т Ы Д Е К А Б Р И С Т О В В О К РЕ С ТН О С Т Я Х Ч И Т Ы . — С Е Р И Я Ч И Т И Н ­ С К И Х ВИ Д О В, СОЗДАННАЯ Н. Б Е С Т У Ж Е В Ы М : В О З В Р А Щ Е Н И Е Д Е К А Б Р И С Т О В В ОСТРОГ П О С Л Е СЪ ЕМ К И П Л А Н А О К Р Е С Т Н О С Т Е Й Ч И Т Ы , «ВИД С А Д У П РИ КОМЕНДАНТСКОЙ К В А Р Т И Р Е В С. Ч И Т Е » , «ВИД Ц Е Р К В И В С Е Л Е Н И И Ч И Т Е » , «ВИ Д Ч И Т Ы , С Н Я Т Ы Й ИЗ-ПОД Г О Р Ы », « Г Л А В Н А Я У Л И Ц А В Ч И Т Е » , «ВОРОТА ЧИТИНСКОГО ОСТРОГА», Д Е К А Б Р И С Т Ы НА Р А БО ТЕ (З А С Ы П А Ю Т О ВРА Г «ЧОРТОВА МОГИЛА»), В И Д П АРН И КО В С. Г . ВОЛКОНСКО­ ГО В ЧИТИНСКОМ О С Т Р О ГЕ, СОПКА Б Л И З Ч И Т Ы С МОГИЛОЙ Н Е И З В Е С Т Н О ГО СОЛДАТА — У Ч А С Т Н И К А ВОССТАНИЯ СЕМЕНОВСКОГО П О Л К А , « Р Е Ч К А Ч И Т А , Г Д Е М Ы К У П А Л И С Ь »

Б естуж ев в Ч итинском остроге п и сал не только п ортреты д екаб р и сто в, но и п ей заж и с н атуры . «К ром е п о р тр ето в ,— сви д етел ьству ет М и хаи л,— его лучш им и и лю бимейш им и и з работ бы ли виды Ч иты и П етровска»337. Б естуж ев с ю ны х л ет лю бил п ри род у, а п оп ав в С ибирь, он не м ог о статься равнодуш ны м к суровой кр асо те там ош него лан дш аф та. У зн и к, заклю ченны й особенно остро долж ен бы л ч у вство вать м ногообразную ж и зн ь природы — п рел есть м и ра, с которы м он р азл у ч ен . «М естность Ч иты и кли м ат бы ли бесподобны . Р асти тел ьн о сть н еоб ы кн овен н ая. В се, что п р о и зр астал о там , д ости гало и зум и тельн ы х р азм ер о в» ,— р ассказы вает в свои х восп ом и нани ях Н . В . Б асар ги н . «Д олина Ч и ти н ская зн ам ен и та своею ф лорою , почем у и н азы вается садом или цветни ком С ибири. Ф ормы ц ветов и зум и тельн ы ; разн о о б р ази е лили й „и ри с“ , вообщ е луковичны х р астен и й , бесчи слен н о; ц вета так яр ки и блестящ и , что наш и соседи ки ­ тай ц ы , вероятн о по этим ц ветам , со ставл ял и свои к р аск и » ,— пиш ет Р о зен 338. И стинное н аслаж ден и е д оставл ял о Б естуж еву н аблю дать сибирскую п ри ­ роду л ето м ,— недаром все дош едш ие до н ас п ей заж и , написан ны е им в годы като р ги и ссы лки , посвящ ены летним ви дам . А дресуясь сестр ам , он часто оп исы вал м естн ости , гд е ем у приш лось п обы вать. В от, н ап ри м ер, одно и з таки х оп и сан и й : «Самые очаровательн ы е виды , к аки е я встр еч ал в С ибири, н ах о д ятся около город а У ди н ска, вер ст сорок вверх и вн и з по ее < реки С еленги> течен и ю ,— виды , которы е п о тягал и сь бы с п ресл о ву ­ ты ми п ей заж ам и ж ивописной Ш вейцарии,— только ож иви их н арод он а­ селен и ем . Д орога и дет по сам ом у б ер егу , едем златисты м и паж итям и и душ исты м и л у гам и , то под сводом густы х дерев и ли розовы м нам етом ди кого ш и п овн и ка, то леп и тся по боку круты х с к ал , с вы соты которы х откры ваю тся во все стороны п р ел естн ая видопись и р ек а с ее угрю м ы м и бе­ регам и , зеленею щ им ися островам и , расцвеченны м и ж ивою и р азн о о б р аз­ ною зелен ью . О дним словом , это ан гли й ски й сад , устроенны й богом в и сп олин ских разм ерах»339. П ятн адц ать с лиш ним л ет п осле того к ак Б естуж ев лиш ился свободы и ж ил уж е н а п оселен и и в С елен ги н ске, он п и сал сестр е: «Я всегд а лю бил п ри р о д у, а теп ер ь на зап ад е м оей ж изни я спеш у н асл аж д аться ею »340. М ож но себе п р ед стави ть, сколько радости приносило ем у общ ение с п ри ­ родой в первы е годы заточ ен и я в С ибири, в Ч итинском о стр о ге, к ак это скраш и вало и облегчало ем у ж и зн ь п осле д вухлетн его одиночного заклю ­ чен и я в казем атах П етроп авловской и Ш лиссельбургской кр еп о стей . М ихаил Б естуж ев н и сколько не п реу вел и ч и вал , ко гд а п и сал о б р ате: «Он бы л в душ е п оэт и худож н и к. В сяк ая ж и воп и сн ая м естн ость, р у ч ей , ск а л а , дерево поглощ али его вни м ани е»341. У ж е в первы й год п ребы ван и я в Ч и те (д екаб ри стов д о ставл ял и туд а н ачи н ая с ян в ар я 1827 г.) заклю ченны е н ачали и скать п р ед л о г, чтобы обой ­ ти суровы й тю рем ны й реж им и п олучи ть возм ож н ость н асл аж д аться п ри ­ род ой . Н о только то гд а, ко гд а в Ч и ту бы л п ри везен Н и колай Б есту ж ев, они с его помощ ью наш ли так о е зан яти е, которое дало им возм ож н ость, а кром е того и п раво ри совать п ей заж и . В от что р ассказы вает М ихаил Б есту ж ев: «Б рат и Ф аленберг с ц елью , во-п ер вы х , д остави ть приятную

ВОЗВРАЩ ЕНИЕ

ДЕКАБРИСТОВ

СО

СЪ ЕМ КИ

ПЛАНА

ОКРЕСТНОСТЕЙ

А к в а р е л ь Н и к о л а я Б е с т у ж е в а . Читинский острог, лето 1828 г .

Исторический музей, Москва

ЧИТЫ

136

НИКОЛАЙ Б Е СТ У Ж ЕВ И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А СЛ Е Д И Е

п р о гу лку товари щ ам , во -вто р ы х , чтоб сн ять п лан окрестн остей и , н ако н ец , чтоб сн ять с н их виды , уговори ли Л еп арского п о зволи ть им п опы тать свои силы в п ри готовлен и и необходим ы х д л я сего о р у д и й . К ом ен дан т, мо­ ж ет бы ть, с верны м расчетом в н еу д ач е, д ал п озволен и е — и ош ибся: инструм енты сделаны бы ли п р екр асн о , все п рин адлеж н ости то ж е, и о н , о см атри вая их л и ч н о, по необходим ости со гл аси л ся, чтоб они бы ли уп о­ треблены д л я п редп олагаем ой цели»342. И нструм енты д л я топ ограф и чески х р аб о т, сделан н ы е Б естуж евы м и Ф аленбергом (которы й окон чил Л есной и н сти тут и в 1815— 1818 г г . оф ицером п ровел три го д а н а топ ограф и че­ ской съем ке в Б ессар аб и и ), дали возм ож н ость декабри стам п ри вести в и с­ полн ени е свое ж елан и е. С реди заклю ченны х Ч и ти н ского остр о га бы ло н еско лько ч ел о век , к о ­ торы е ум ели р и со вать. Н о лучш им худож ником среди н их бы л Н и колай Б есту ж ев. Б л аго д ар я «дарованной льготе» он зан ял ся и зображ ен и ем л ан д ­ ш аф тов Ч и ты . Б естуж ев н аходи л п оэти чески е красоты в «бедной, ничтож ­ ной деревуш ке», к ак н азы ваю т Ч и ту того врем ени декабри сты в свои х вос­ п ом и н ан и ях, и со зд ал целую серию интересн ы х аквар ел ьн ы х п ей заж ей Ч иты и ее о кр естн о стей . «Б рат состави л очен ь хорош ую коллекцию видов п рекрасн ы х окрестн остей Ч и ты »,— у казы вает М ихаил Б естуж ев в свои х восп ом и н ан и ях. А в одном и з писем к сестре сообщ ает: «В казем ате (гд е , н адо ск азать п р ав д у ,— врем ени бы ло вдовол ь) он н ар и со вал м ного п ре­ лестны х видов Ч иты и П етровска»343. Д ош едш ие до н ас си би рски е виды , исполненны е Б естуж евы м , не то л ь­ ко ни р азу н е бы ли собраны в каком -ли бо и здан и и воед и н о, но даж е чи сло их до си х пор н е бы ло оп ред елен о. Б ол ее то го : м ногие и з эти х бестуж ев­ ски х ак вар ел ей , в том чи сле и сделан н ы е в Ч и те, п рип и сы вались его то ва рищам , причем атри буц и и эти ч асто бы вали ош ибочны , так к ак осн овы ва­ ли сь на у к азан и я х , данны х декабри стам и ч ер ез 40—50 л ет п осле п ре­ бы ван и я в о стр о ге. О дна и з чити н ски х ак вар ел ей Б естуж ева и зображ ает возвращ ен и е д е­ кабри стов п осле съем ки п лан а окрестн остей Ч и ты . В ц ен тре видны н еск о л ь­ ко ч ел о век заклю чен н ы х, н ап равляю щ и хся к воротам тю рьм ы в соп ровож ­ дении кон вой н ы х. С лева — зд ан и е гау п твах ты , сп р ава — дом и к, гд е ж и ла А . Г . М уравьева. В глуби н е — п окры тая гу сто й зеленью го р а , у п од­ н ож ья которой бы ла расп олож ен а тю рьм а. Л учш е всего н ап и сан о вы сокое небо в светлы х о б л ак ах . В ся о стал ьн ая ч асть ак вар ел и тем на по ко л о р и ту , к р аски совсем н е п розрач н ы . П овидим ом у эта ак вар ел ь — одна и з п ервы х раб от Б естуж ева в ж ан ре п ей заж а и д ати р о вать ее след у ет летом и ли осенью 1828 г . О на бы ла п одарен а худож ником М . Н . В олкон ской и в н асто ­ ящ ее врем я х р ан и тся в И сторическом м узее (р азм ер ак вар ел и — 1 3 × 18 см ). П ревосходны й р асск аз об одном п оходе д екабри стов в окрестн ости Ч и­ ты д л я съем ки п лан а со х р ан и л ся в письм е П . И . Ф ален берга к Н иколаю Б есту ж еву ; р асск аз этот ценен ещ е и тем , что д ает свед ен и я об одном н е сохрани вш ем ся до наш их дней п ей заж е Б есту ж ева. «М еж ду м ногим и во с­ п ом и н ан и ям и ,— пиш ет Ф ал ен б ер г,— ж и вее прочих п ред ставляю тся м оей п ам яти < ...> к ак мы зан и м али сь в м астерско й , под В аш им , Н и колай А лексан д рови ч, руковод ством , разны м и м еханическим и раб отам и , и з ко и х вы ходи ли: часы , столы , планш еты и п р .; помню < ...> съем ку Ч иты и о кр естн о стей , а особенно наш у экскурси ю с К улом зины м за р ек у и н огда д ля обрисовки си туац и и . П ом ните л и , Н и колай А лексан дрови ч, к ак мы расп олож и ли сь у клю ча в п релестн ой доли н е п ротив д . Т и товой , и п ока мы зан ял и сь ри сован и ем , К улом зин разлож и л о го н ь, н астави л сам овар и н ач ал ась п и руш ка. Вы н абросали вид этой долины и наш его л агер я на том ж е ситуационном п лан е в виде ви н ьетки ; эта ви н ьетка х р ан и тся у м еня д л я п ам яти . П ом ните бесп окой ство и стр ах Л еп арского за наш у п р о гу л к у , н акон ец ар ест бедного К улом зи на!»344

Ч И ТА. САД П РИ КОМЕНДАНТСКОЙ К В А Р Т И Р Е А к в а р ел ь Николая Б е с т у ж е в а , 1820— 1830 г г . Слева — сам художник за работой Н адписи каранд аш ом

— рукою М . А . Бестуж ева;

надписи справа чернилам и

— рукою A. Е . Р о зе н а

Ц ЕРК О ВЬ В ЧИТЕ А к в а р е л ь Н и к о л а я Б е с т у ж е в а . Ч итинский о стр о г, 1829— 1830 г г . Под фигурами с л е в а надпись карандаш ом р у ко ю М . А . Б е с т у ж е в а : « Н икол ай, М ихаил Б е с ту ж е вы » ; под фиг урами в центре, той ж е рукою : « Я к у ш к и н , Ф о н ви зи н » ; сп р а в а в н и з у надпись рукою А . Е . Р о з ен а (у каза н и е на автор ство Н . П . Р е п и н а — ош ибочно) Всесо ю зн ы й музей А . С. П уш ки н а , Л енинград

138

НИКОЛАЙ Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А СЛ Е Д И Е

В 1829 г . Н иколаю Б естуж еву у д ал о сь д оби ться у ком ен дан та тю рьм ы разреш ен и я зан и м аться п ей заж н ой ж ивописью , то есть п и сать виды Ч иты вн е о стр о га. П р авд а, во врем я работы при Б естуж еве долж ен бы л н ах од и ться кон войн ы й, но по сущ еству то бы л один и з м ногих глубоко гум анны х п оступ ков С . Р . Л еп ар ско го . О бщ еизвестна п олож и тельн ая р о л ь, которую он сы грал в ж изни д екаб р и сто в, заклю ченны х в Ч итинском о стр о ге, а затем в П етровском зав о д е. Н и колай I , н азн ач и в Л еп арского тю рем щ иком д екабри стов в н ад еж д е, что тот будет слепы м и бездуш ны м и сп олни телем его во л и , к счастью ош и бся. М ихаил Б естуж ев пиш ет: «П од

НАДПИСЬ Е . Д . ИЛЬИНСКОЙ ( Ж Е Н Ы Ш Т А Б - Л Е К А Р Я ) НА ОБОРОТНОЙ СТОРОНЕ А К В А Р Е Л И НИ КОЛАЯ Б Е С Т У Ж Е В А «ВИ Д Ч И Т Ы , С Н Я Т Ы Й ИЗ-ПОД ГО Р Ы » Литературный музей,

Москва

ген еральскою звездою би лось б лагородн ое сердц е». И д ал ее: «Этою ош иб­ кой он < Н иколай I > о стал ся в п о тер е, потом у что мы о стал и сь ж и вы , а мы вы и грал и , п ри об ретя д о б рого, ум н ого, сн и сходи тельн ого тю рем щ ика, а что ещ е важ н ее — зак о н н и к а, сум евш его в п родолж ение своего д олгого у п р авл ен и я пом ирить б укву зак о н а, то есть б естолково-строгой и н стр у к­ ц и и , с обязан н остью честн ого и доброго ч ел о века» . П осле см ерти Л еп ар­ ского в п и сьм е, посланном с о к ази ей , Н и колай Б естуж ев п и сал о н ем : «Б лагородн ы й , добры й , д ели катн ы й , ум ны й и даж е воспитанны й ч ел о век , он в продолж ение д есяти л етн его н ач ал ьства н ад нам и н е д ал нам ником у п о ч у вство вать, что он н ач ал ьн и к в тю рьм е. В се, что от н его зави сел о к облегчению наш ем у, часто и к уд овольстви ю ,— все бы ло им допущ ено, все п озволено»345. С оверш енно очеви дн о, что Б естуж ев не им ел бы и м а­ лейш ей возм ож ности н ап и сать п ортретную галерею д екаб р и сто в, если бы Л еп арски й о к азал ся сухим ф орм алистом . П о сущ еству Л еп арски й поощ ­ р ял зан яти я Б естуж ева п ей заж н ой ж ивописью . Б лагодарн ы й худож н ик п и сал его п ортреты и д ари л ем у пей заж н ы е ак вар ел и Ч иты и П етр о вско го . С ообщ ая, что виды окрестн остей Ч иты б рат «почти все р азд ар и л р аз­ ным лиц ам », М ихаил Б естуж ев пиш ет: «Т ак что у н его сохран и ли сь в п оследн ее врем я только три в и д а, и то в ко п и и , и з чи сла т ех , которы е о ста­ ли сь у Л еп арского п осле его см ерти в П етровском заво д е» . В 1870 г . М ихаил Б естуж ев п ослал эти три п ей заж а р ед акто р у «Р усской старины » М . И . С е м евском у346. Д ва и з них тщ ательн о оф орм лены и снабж ены калл и гр аф и ­ ческим и н адп и сям и ; все это сви д етел ьству ет о том , что п ей заж и п ред н а­ зн ач ал и сь д л я п одарка (ны не они н ах о д ятся во В сесою зном м узее А . С . П уш ­ ки н а в Л ен и н гр ад е). Н а первом и з эти х ли стов есть н ад п и сь: «В ид саду при К ом ендантской к вар ти р е в с . Ч и те». Х отя это всего лиш ь «коп и я», то есть авто рское п овторен и е, данны й вид — сам ое зн ач и тельн ое п рои звед е­ ние п ей заж н ого ж ан р а, вы полненное Н иколаем Б естуж евы м в годы Ч и­ ти н ской к ато р ги . Н а переднем п лан е худож н ик и зо б р ази л сам ого себ я, сидящ им под вы соким деревом н а п о л ян к е, за столом под холщ евы м

«ВИ Д Ч И Т Ы , С Н Я Т Ы Й И З -П О Д Г О Р Ы » А к в а р е л ь Н и к о л а я Б е с т у ж е в а . Ч итинский о ст р о г, 1829— 1830 г г . На левой с тр а нице воспроизведена надпись, имею щаяся на оборотной стороне этой акварели Л итературны й музей,

Москва

В И Д Ч И Т Ы И З -П О Д Г О Р Ы А кварель Н и ко л ая Б естуж е ва . Читинский о ст р о г, 1829— 1830 г г . Н ад п ись — рукою М . А . Б е с т у ж е в а И н сти тут р у сск о й

л и тературы А Н СССР, Л ен и н гр ад

ГЛАВН АЯ УЛИЦА В

ЧИТЕ

А к в а р ел ь Н и ко л ая Б е с т у ж е в а . Читинский о строг, 1829— 1830 г г . Б и б ли о тека СССР

им. В . И . Л ен ин а, Моск ва

ГЛ А В Н А Я УЛИЦА В Ч И ТЕ Копия А . С . Р е б и ндер — дочери д екаб риста С. П . Т р у б ец к о го — с утраченной а к в а р е л и Н и к о л а я Б е с т у ж е в а , о ст р о ге, 1829— 1830 г г . Надписи на нижнем поле а к ва р ел и с д е л а н ы А . С. Ребиндер И нститут русской л итературы

АН СССР,

Л ен и н град

исполненной в Читинском

ВО РОТА

Ч И Т И Н С К О ГО

ОСТРОГА

А к в арель Н ико л ая Б ес ту ж е ва. Читинский

острог,

1829— 1830 гг.

Музей-квартира Н . А . Н ек р асо ва , Ленинград

144

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

навесом и рисующим (ниже, под изображением, М ихаил Бестуж ев написал: «Николай Бестужев»). Рядом на пригорке — тын острога, за которым видны кры ш и казематов ( «Дьячковский каземат» — гласит пометка Ми­ хаила Бестуж ева под первым слева зданием; наименование это произошло от фамилии мещанина Д ьячк ова, которому дом прин адлеж ал ранее). В глубине, неподалеку от тына — пуш ка, а за изгородью — деревенские домишки. Вдали покрытые лесом горы. Справа, к а к у казан о Михаилом Б естуж евы м , — «дом и сад коменданта Лепарского» (высокий дом с флагом, окруж енны й частоколом). Сад при доме коменданта был достопримечатель­ ностью селения. Р асс к азы в ая о том, что в Чите «комендант устроил боль­ шие сады», Завали ш и н сообщает: «В Чите был, кроме того, и п ар к и зверинец на острове, где были олени, дикие козы и пр.»347. Р азм ер акварели невелик — в ней всего 2 7 × 34 см, — но это ц ел ая м аленькая картина, насыщ енная своеобразным очарованием. У дачна а к ­ варель и в цветовом, и в композиционном отношении. В ней с любовью сделана к а ж д а я деталь. А кварель выписана тщательно и в то ж е врем я она глубоко лирична. Не достиг худож ник успеха в передаче света, не удалось ему передать воздушную перспективу, и все ж е в акварел и явственно ощ у­ щаются элементы профессионализма; это позволяет предположить, что дан­ н ая а к в а р ел ь была исполнена Бестужевы м у ж е после многих читинских опытов в этом ж а н р е и что писанием пейзажей он занимался, по всей ве­ роятности, еще и в петербургский период. П осы лая в 1870 г. М. И. Семевскому три вида Читы вместе с тремя ви­ дами Петровского завода и портретами С. Р . и О. А. Л еп арски х, Г. М. Р е ­ биндера и Я . Д . К азимирского, М ихаил Б естуж ев писал: «Посланные ви­ ды и портреты Вы можете удерж ать столько времени, сколько Вы найдете необходимым, чтоб сделать какое Вы хотите употребление; если хотите — снимайте копии, фотографические карточки и проч., но только прош у в о з­ вратить мне их по моему востребованию»348. Н а каж д ой акварел и Ми­ хаи л Бестуж ев сделал надпись карандаш ом, п оясн яя изображение, но не пометил, что автор этих акварелей — его брат. И хотя в письме М ихаила Б естуж ева, отправленном вместе с видами Читы, это было сказано с совер­ шенной ясностью, Семевский, через несколько лет после смерти М ихаила Бестуж ева, решил почему-то уточнить имя автора оставш ихся у него а к ­ варелей; с этой целью он попросил декабриста А. Е. Розена, являвш егося деятельным сотрудником «Русской старины», у казать , кто писал эти пей­ заж и. И вот, почти через пятьдесят лет после того, к а к читинские а к в а р е ­ ли были написаны, Р озен п р и н ял ся устанавливать, кто был их автором. На акварел и «Вид саду при Комендантской кварти ре в с. Чите», где под изображением рисующего худож ника М ихаил Бестуж ев указал «Николай Бестужев», Розен сделал такую пометку: «Рисовал Н и колай Бестужев». Вторую ж е ак варел ь, которая по своим живописным приемам, по ко л о ­ риту, по размеру была идентична первой, была так ж е оформлена и снаб­ ж ена подобного ж е рода каллиграфической надписью — «Вид церкви в селении Чита», — Р озен атрибутировал иначе: «Снял инструментально П. Ив. Ф аленберг, рисовал Н. П. Репин». Между тем ак варел и сделаны одной и той ж е рукой, одним и тем ж е худож н иком , — в этом не возникает ни малейшего сомнения, если полож ить и х рядом и сравнить: они совер­ шенно идентичны и по живописным своим особенностям, и по разработке первого плана, очень насыщенного в цвете. В обеих ак в а р е л я х безуслов­ но одной и той ж е рукой выполнены здания, растительность, земля. Н а ­ конец, судя по тем подлинным работам Н. П. Р епина, которые дошли до нас (см., например, репродукции в томе 59-м «Лит. наследства», стр. 715), это был худож ник столь слабый в техническом отношении, столь плохой пейзажист, с такой примитивной дилетантской манерой письма, что п ри ­ писать ему пейзаж и Н и к о л ая Бестуж ева, отличающиеся отчетливым ж и-

ЧИТА. ДОМ Ш Т А Б -Л Е К А Р Я ИЛЬИНСКОГО, « Ч Е Р Т О В А М О ГИ Л А », ДОМ И САД КО М ЕНДАНТА Л ЕП А РСКО ГО А к в а р ел ь Николая Б е с т у ж е в а , 1820—1830 г г . Надписи карандашом — рукою М. А. Б е с т у ж е в а ; н ад п и сь чернилам и — рукою А. Е . Розена ( у к а з а н и е н а а вто р с тво Н. П. Р е п и н а И н с т и т у т р усско й л и т е р а т у р ы , Л е н и н г р а д

— ош ибочно)

НИКОЛАЙ Б Е СТ У Ж ЕВ И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

145

вописны м п очерком , м ож но бы ло р азв е лиш ь по стар ческо й забы вчи вости и при полном неум ении р азб и р аться в п рои звед ен и ях и зо б р ази тел ьн о го и ску сства349. В ы зы вает уди влен и е тол ько то , что эта яв н ая ош ибка никем до сих пор н е бы ла и сп равл ен а и в се, кто тол ько ни восп рои зводи л это т п ей заж , м ехан и чески п овторяли н еп рави льн ое утверж ден и е Р о зен а. Б естуж ев зап еч атл ел то м есто в Ч и те, гд е бы ла расп олож ен а ц ер ­ к о в ь . К огда н евеста д екаб р и ста И . А . А н н ен кова, получивш ая от Н и колая I разреш ен и е п о ех ать к ж ени ху в С и би рь, прибы ла в Ч и ту , в этой ц еркви в ф еврале 1828 г . состо ял о сь вен ч ан и е. «Это бы ла лю бопы тная и , м ож ет б ы ть, ед и н ствен н ая свад ьба в м и р е,— р ассказы вает Н . В . Б ас ар ги н .— Н а

ДЕКАБРИСТЫ

ЗА

РАБО ТОЙ В Ч И ТЕ У О В РА ГА , М О ГИ Л О Й »

А кварел ь Н и ко л ая Б е с т у ж е в а . Ч итинский

П Р О З В А Н Н О Г О «Ч О Р Т О В О Й

о ст р о г, 1829— 1830 г г .

М естон ахож ден ие оригинала н еи з вес тн о . Во сп рои зво д и тся по фотографии 1896 г . П у б л и ч н а я библиотека им. М . Е . Сал ты ко ва-Щ ед рин а, Л ен и н гр ад

врем я вен чан и я с А нненкова сн яли ж елеза и сей ч ас по окон чан и и об ряд а о п ять н адели и увели обратн о в тю рьм у»350. Н а п о лях ак в ар ел и , под д ву ­ м я ф и гурам и , стоящ им и в ц ен тр е, н ап и сан о карандаш ом рукою М . А . Б е­ сту ж ева: «Я куш кин, Ф онвизин»; под двум я ф и гурам и , стоящ им и сл ев а, той ж е рукой н ап и сан о: «М ихаил, Н и колай Б естуж евы ». Т рети й вид Ч и ты , в свое врем я подаренны й худож ником Л еп арском у (в 1870 г . он бы л п ри слан М ихаилом Б естуж евы м С ем евском у, а ны не п ри ­ н адлеж и т И н сти туту русской л и тер ату р ы ), и зо б р аж ает дом ш таб -л екар я Д . З . И льи н ского и дом с садом С . Р . Л еп ар ско го . Н а ниж нем п оле ак в а­ рели сл ева н ап и сан о М . А . Б естуж евы м : «Д ом И л ьи н ск о го .— П ротив н его гл у б о к ая лощ ина (Ч ортова м о ги л а), которую мы завал и вал и зем ­ лею ». П равее н ад п и сь, сд ел ан н ая той ж е р у ко й : «Д ом и сад Л еп ар ско го » . С удя по оф орм лению и по р азм ер у , п ей заж этот бы л парны м с другим п ей ­ заж ем , изображ аю щ им р еч к у , гд е декабри сты ку п ал и сь в Ч и те, а и х ав ­ тором , суд я по м анере и сп олн ен и я и тех н и к е, бы л один и то т ж е худож н и к; этот п оследний п ей заж тож е п оступ и л в сем и десяты х го д ах к С ем евском у 10 Литературное наследство, т. 60, к н . 2

146

Н ИКОЛАЙ Б Е С Т У Ж Е В

И

ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

В Т О Р О Й Ч И Т И Н С К И Й О С Т Р О Г И П А Р Н И К И С. Г . В О Л К О Н С К О Г О К о п и я Е . Г . В о л к о н с к о й — н е в е с т к и дека б р и с та , с ут р а че н н о й а к ва р ел и Н и к о л а я Б е с т у ж е в а , и сполненной в Ч и ти н с к о м о с т р о г е , 1 8 29 — 1830 г г . Б и б л и о те к а СССР им. В . И . Л е н и н а , М осква

(бы ть м ож ет от Е . А . Б есту ж ево й ). О сам ом п ей заж е мы говорим подробно д ал ее, но зд есь важ но отм ети ть следую щ ее: в то вр ем я, к ак н а ак вар ел и с видом реки А . Е . Р озен пом етил «сн ял П . И . Ф ален б ер г, р и со вал Н и ко­ л ай Б естуж ев», н а и зображ ен и и дом а ш таб -лекар я И льи н ского Р о зен сд е­ л ал такую н ад п и сь: «Ч ита за Б ай кал о м , сн ял П . И в. Ф ал ен б ер г, ри совал Н . П . Р еп и н ». И о п ять атри б уц и я Р о зен а явн о н ев ер н а. А втором этой вещ и яв л яется тот ж е Н и колай Б есту ж ев, и п рин адлеж и т она к чи слу зн а­ чительн ы х п рои зведен и й его в этом ж ан р е. Х удож ник с лю бовью вы писал разн ообразн ую расти тел ьн о сть ж ивописной м естн ости , хорош о р азр аб о ­ тал вы сокое небо и о б л ак а, покры ты е лесом горы ; с больш ой тщ ательн о­ стью н ари сован ы п острой ки н а п р и го р к е, н ад которы м возвы ш ается дом ком ен дан та с развеваю щ им ся ф лагом , д ор о ж ка, к о то р ая леп и тся по н и зу к о со го р а, болотце в ц е н т р е ... В полне у д ал о сь п ер ед ать Б естуж еву н а этой ак вар ел и и глубокую п ер сп ек ти ву . Н а склон е холм а и зображ ен к о зл и к , сл ева вн и зу н а д ороге — бы к и сидящ ий н а бы ке м альчи к с поводком в р у ках (б у р ятско е н аселен и е С ибири п о л ьзо вал о сь бы кам и д л я езды вер х о м ). С ам худож н ик лю бил это м есто, н еодн ократн о и зо б р аж ал его и д ари л эти п ей заж и товари щ ам . О дна так ая ак вар ел ь бы ла п одарен а им Р о зен у , которы й восп рои звел ее в первы х и зд ан и ях свои х восп ом и нани й , вы пу­ щ енны х на нем ецком и русском язы к ах в 1869 и 1870 г г . в Л ей п ц и ге. А к­ вар ел ь эта по вы полнению н аход и тся не на том худож ественн ом у р о вн е, на котором вы полнен эк зем п л яр , принадлеж авш ий Л еп арском у, но и она п р и вл екает своей ком позиционной закон чен н остью . А кварель и м еет н е­ больш ие отли чи я от экзем п л яр а Л еп ар ско го : в ч астн о сти , м альчи к сидящ ий н а бы ке спиной к зри телю , п огон яет его хворости н ой , а не держ и т за по­ во д о к . А к вар ел ь, п одарен н ая Р озен у вм есте с трем я другим и аквар ел ям и Б есту ж ева, изображ аю щ им и Ч и ту , п ри н адлеж ала в 1930-х го д ах м узею г . И зю м а. Н ы неш нее м естон ахож ден и е эти х ак вар ел ей н еи звестн о ; и х ф отограф ии , весьм а п лохого к ач еств а, х р ан ятся в О тделе бы товой и л­ лю страции И стори ческого м узея351.

Н И К О Л А Й

БЕСТУЖЕВ И

ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

147

Д ругое авто р ск о е п овторен и е того ж е вида п ри н адлеж и т Л и тер ату р ­ ном у м узею ; зд есь оно хран и лось н агл у х о приклеенны м к кар то н у под ц ветн ой о кан то вко й , закры вавш ей н оля ак вар ел и со всех сто р о н . К огда ак ­ вар ел ь бы ла освобож дена от окан товки и откл еен а от к ар то н а, на ниж нем п оле об н аруж и лась н ад п и сь: «В ид Ч и ты , сняты й и з-п о д го р ы , красн ы й п ави льон — дом ком ен дан та», а н а оборотной сторон е — сл о в а, п оясн яю ­ щ ие циф ры 1 и 2 , п оставлен н ы е на ак вар ел и у д вух дом ов сл ев а: «1) Д ом , где я ж и л а. 2) М ален ькая тю рьм а». А кварель эта бы ла п одарен а Б есту ж е­ вы м ш таб-лекарю И льи н ском у, дом которого и зображ ен н а ак вар ел и под ном ером 1 , а н адп и сь сд ел ан а ж еной И льи н ского в позднейш ие годы . П о сравнению с аквар ел ям и того ж е со д ерж ан и я, которы е п ри н адлеж а­ ли Л еп арском у и Р о зен у , это авто р ск о е п овторен и е вы полнено в м еньш ем р азм ер е и зн ач и тельн о уп рощ ен о: р асти тел ьн о сть, д ом а, б о ло тц е, о б л ак а — все это лиш ь нам ече но и не р азр аб о тан о с тою тщ ательн остью , ко то р ая д ел ает экзем п л яр Л еп арского одной и з п рим ечательны х п ей заж н ы х р а­ бот Н и колая Б есту ж ева. С ущ ествует ещ е одно авто р ск о е п овторен и е то го ж е сю ж ета. О но вы ­ полнено ещ е более уп рощ ен н о, чем преды дущ ий эк зем п л яр . В отли чи е от д руги х ак вар ел ей того ж е сод ерж ан и я, зд есь н а переднем п лан е и зо б р а­ ж ена сл ева ф и гура ж енщ ины с двум я бадей кам и н а кором ы сле; на тр о ­ п и н ке, ведущ ей к дом у ш таб -л екар я И л ьи н ского, и зображ ен а ф игура ч ел о века с со б ак о й , а на тр о п и н ке, ведущ ей к дом у Л еп ар ск о го ,— фи­ гуры д вух ч ел о век . Н а ниж нем белом п оле ак вар ел и рукою М ихаила

ВТОРОЙ ЧИТИНСКИЙ ОСТРОГ

И П А Р Н И К И С. Г . В О Л К О Н С К О Г О

Р и с у н о к сепией Н и к о л а я Б е с т у ж е в а . Ч итинский остро г, 1829 — 1830 г г . Н адпись сделана н еу с т а н о в л е н н ы м лицом И н с т и т у т р у с с к о й л и тер ат у р ы АН С СС Р, Л ен и н г р ад

10*

148

НИКОЛАЙ БЕСТУЖ ЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

Б ес ту ж ев а написано чернилами: «Вид Комендантского сада в Чите». А к в а р ел ь хранится в Институте русской литературы. Р аб о тая над авторскими повторениями одного и того ж е сюжета, в зависимости, очевидно, от обстоятельств и от свободного времени, Б есту ­ ж ев создавал варианты разного художественного достоинства. В трех вари ан тах известен акварельн ы й вид, на котором Бестуж ев и зо б р а зи л «Главную улицу» Читы. Н е без иронии дано было это н а з в а ­ ние: в те годы в Ч и те вообще н ик аки х улиц не было, в лучшем ж е случае та, что запечатлена на акварели , я в л я л а с ь не столько главной, сколько единственной улочкой в селении. «В эпоху прибытия нашего в Ч и ту это была м аленькая деревуш ка заводского ведомства, состоявш ая из н есколь­ ки х п олуразруш енны х хат», — вспоминал М ихаил Бестуж ев. Полина А н­ ненкова точно сообщает их количество: во всей деревне было, по ее словам, «восемнадцать только домов»352. И лиш ь в годы заточения декабристов в Читинском остроге селение начало отстраиваться и расш иряться. Самый ранний из трех вариантов акварели «Главная улица» принадле­ ж а л Р озену. В настоящее время мы располагаем лиш ь фотографией этой вещи, но и по фотографии можно судить об исторической и художественной ценности акварели. Превосходно передана ветхость дома, стоящего за забором с выломанными досками; в этом доме поселилась, приехав в Читу, А. Г. М уравьева. В центре изображ ен заключенный, н ап равляю щ и й ­ ся в сопровождении офицера к дому, где ж и л а Трубец кая. В оспроизведя эту ак ва р ел ь в первом русском издании своих воспоминаний, вышедшем в 1870 г. в Лейпциге, Р озен у к а зал , что заключенный — это Трубецкой. Весьма возможно, что ак варел ь эта принадлеж ит к числу первых п ей заж ­ ных работ, исполненных Бестужевы м в Чите в те осенние месяцы 1828 г., когда он только что получил возможность писать виды Читы. К более позднему периоду относится ак варел ь Бестуж ева, и зображ аю ­ щ а я ту ж е «Главную улицу» и прин адлеж авш ая М. Н. Волконской. А к ­ в ар ел ь выписана с большой тщательностью, интересна она и по ко л о р и ­ стическому решению. В отличие от предыдущего варианта, на этой а к в а ­ рели дом М уравьевой и забор возле дома изображены у ж е в обновленном виде. Д ом Трубецкой тоже обновлен. А кварель была подарена Б ес ту ж е­ вым М. Н. В олконской, видимо, на память о том доме, где она ж и л а вме­ сте с Трубецкой по приезде в Читу. Ныне ак варел ь хранится в Отделе р у ­ кописей Гос. библиотеки СССР им. Л енина. Любопытен и третий вариант того ж е вида, ныне принадлеж ащ ий И н ­ ституту русской литературы . На этой акварел и указан о, каки е постройки здесь изображены . Судя по этим у казан иям , слева — здание гауптвахты , рядом — дом, в котором ж и л а Е. И. Трубец кая, в глубине — дом комен­ данта Л епарского, справа — дом, в котором ж и л а А. Г. М уравьева и где останавливалась Е . П. Н ары ш кина. А кварель принадлеж ала Т рубец ки м , — об этом свидетельствует подпись «Наш дом» на нижнем поле акварели , сделанная под изображением дома Трубецких. А к варел ь эта — копия вида «Главной улицы», исполненного Б ес ту ­ жевым. Копиист не владел в достаточной мере акварельной техникой, по­ этому он не сумел даж е изобразить траву, растущую у ворот дома М уравьевой, плохо нарисовал часового и женщ ину с ребенком на р уках. Д а и вся коп и я в целом носит характер ученический. Выполнена, она, повидимому, старшею дочерью Трубецких — А. С. Ребиндер, любившей рисовать. В одном из дошедших до нас писем к Н иколаю Б естуж еву С. П. Трубецкой пишет (из с. Оёк, где он находился с семьей на поселе­ нии): «Моя Саша успевает в рисовании: она начала с натуры двумя к а р а н ­ дашами, сделала портрет старика нищего и чрезвычайно схоже. Это я Вам сообщаю к а к артисту». Сохранилось и письмо Н и к о л ая Б естуж ева из Селенгинска, в котором он просит С. П. Трубецкого: «Нельзя ли

СО П К А Б Л И З Ч И Т Ы С М О Г И Л О Й Н Е И З В Е С Т Н О Г О С О Л Д А Т А — У Ч А С Т Н И К А В О С С Т А Н И Я С Е М Е Н О В С К О Г О П О Л К А А к в а р е л ь Н и к о л а я Б е с т у ж е в а . Ч и ти н ски й о с т р о г ,

1 8 29 — 1830 г г .

Н а а к в а р е л и х у д о ж н и к изобразил с а м о г о себя и плац-а дъютанта Ч и т и н с к о г о о ст р о га О. А . Л е п а р с к о г о Отдел истории

русской

к у л ь т у р ы Эрмитажа, Л е н и н г р а д

150

НИКОЛАЙ БЕСТУ Ж ЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

м. г. Александре Сергеевне, хоть на показ, прислать мне какой-нибудь об­ разчи к своего художества?»353 Когда дети Т рубецких делили между собою сибирские реликвии, А. С. Ребиндер пришлось, видимо, скопировать коекак и е из пейзаж ей и портретов, в том числе и некоторые пейзажи, испол­ ненные Б ес ту ж ев ы м 354. К уда поступила подлинная ак ва р ел ь с и зо бра­ жением вида «Главной улицы в Чите», подаренная Бестуж евы м Т р у ­ бецким, и где она находится ныне — неизвестно. В собрании С. Г. и М. Н. В олконских хран и лась акварел ь, относящ ая­ ся ко времени пребывания декабристов в Чите и исполненная, несомненно, Бестужевым. Под рисунком на п аспарту чернилами написано: «Ворота Читинского острога». Н а акварел и изображ ен высокий тын с закрытыми воротами, у ворот будка и часовой, на заднем плане лесистые холмы, сле­ ва в глубине — крестьянские домишки. В семье декабриста ак ва р ел ь со­ х р а н ял а сь к а к рели кви я, вы пуская впервые в свет в 1904 г. «Записки» своей матери, М. С. В олконский в числе немногих иллю страций воспроиз­ вел здесь эту вещь фототипией. В настоящ ее время ак ва р ел ь экспонирует­ ся в М узее-квартире Н. А. Н екрасова в Л енинграде. Н а одном из пейзаж ны х видов Читы Бестуж ев изобразил декабристов за той работой, которую они долж ны были исполнять к а к осужденные на каторгу. П одлинная ак варел ь на этот сюжет до нас не дошла: она п ри ­ надлеж ала В ерхнеудинскому музею, но оттуда в 1920-х годах была похи­ щена, и нам удалось разы скать лиш ь ее фотографию. На акварел и и зо бра­ жены несколько человек декабристов за работой: они засыпают овраг «Чортову могилу». Вот что сообщает Д . И. Завалиш ин: «Труднее всего д ля правительства было устроить наш у работу. Прямо отказаться от нее по неприложимости к нам работы на заводах и в рудниках оно не хотело, и потому придумывали разные пустяки, в которых, собственно, никакой работы не было, а только мучили нас понапрасну. Сначала вздумали в Ч и те засыпать какой-то песчаный овраг, который прозвали „Чортова могила “, потому что от всякого дож дя его размывало. Разумеется, о рабо­ те никто и не думал, но чрезвычайно неприятно было ходить два раза в день на работу и находиться на открытом воздухе, а особенно в ветрен ный день, когда несло песок, или в дождливый, хотя мы и устроили после навес около деревьев». Ещ е более выразительно характери зует эту бессмыс­ ленную работу Н. В. Б асарги н . «Каждый день, и склю чая п разд н и ков , — пишет он , — нас выводили за конвоем, на три часа поутру и на два после обеда засыпать какой-то ров на конце селения . Работать ж е нас не принуж дали: свезя несколько тачек земли, мы обыкновенно садились бе­ седовать друг с другом или читали взятую с собой книгу, и таким образом проходило время работы»355. А кварель Бестуж ева может служ ить прямой иллюстрацией к этому рассказу Б ас ар ги н а . Н а переднем плане у оврага видны пять человек, из которы х лиш ь один держит лопату, но и тот ведет разговор с товари­ щем; разговором заняты и трое других декабристов. И х охраняю т двое часовых. Слева проезжаю т на телеге жены декабристов. В глубине — се­ ление, раскинувш ееся у п однож ья горы, поросшей кустарником. К со­ ж алени ю , обнаруж енная нами фотография столь несовершенна, что о под­ л и н н ой ак варел и Бестуж ева она может дать лиш ь самое приблизительное представление. Ф отограф ия была прислана в 1896 г. из Верхнеудинска местным краеведом И. Т. Труневым редактору «Исторического вестни­ ка» С. Н. Ш убинскому с предложением воспроизвести ее на страницах ж у р н а л а . По каким-то причинам воспроизведена она не была. Ныне фото­ граф ия хранится в составе архива С. Н. Ш убинского, в Отделе рукописей Гос. Публичной библиотеки в Л енинграде356. Кисти Бестуж ева прин адлеж али и другие варианты вида «Чортовой могилы». Об одном из таких вариантов дает представление миниатюрная

НИКОЛАЙ БЕ С Т У Ж Е В II ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А СЛЕД ИЕ

СО П КА

151

Б Л И З Ч ИТ Ь І С М О Г И Л О Й Н Е И З В Е С Т Н О Г О С О Л Д А Т А — У Ч А С Т Н И К А В О С С Т А ­ Н И Я СЕМ ЕНОВСКОГО ПОЛКА А к в а р е л ь Н и к о л а я Б е с т у ж е в а . Ч и ти н ски й о ст р о г, 1829— 1830 г г . П р и н а д леж ал а А . Е . Р о з ен у

М есто н ах ож д ен и е ор и ги н а л а н е из в е с т н о . Во с п р о и зво д и тс я по фотографии 1 9 3 0 -х г г . И с то р и ч ес ки й м у зе й , М о ск ва

п ер ер и со вка, сд ел ан н ая И . В . К иреевы м . О на п ри н ад леж ала М ихаилу Б естуж еву и бы ла н акл еен а н а п и сьм о, отп равлен н ое им и з С ибири родны м . В отли чи е от п одли н н и ка, хран и вш егося в Ч итинском м у зее, н а том в а­ р и ан те, которы й бы л в р у ках у К и р еева, вм есто д екабри стов и конвойны х и зображ ен а к р естьян к а с ребенком и к р естьян и н , пасущ ий скот357. В свои х акварел ьн ы х раб о тах Б естуж ев вы ступ ал в к ач естве бы то­ п и сател я острож ной ж изни д екаб р и сто в. С тар аясь зап еч атл еть все м алом альски и н тересн ое и з этой о б л асти , он и зо б р аж ал , так ж е к а к и п озж е в П етровском , тю рьм у в Ч и те, дворы , гд е заклю ченны е п р о гу ли вал и сь и где р азвод и ли огороды . И з всех эти х работ Б естуж ева со х р ан и л ась в д вух вар и ан тах лиш ь о д н а: вид п арн и ков С . Г . В олкон ского в Ч итинском о стр о ге. Л етом декабри сты м ного зан и м али сь садоводством и огородн и чеством . А . П . Б ел яев в свои х восп ом и нани ях сообщ ает: весною 1827 г . Л еп арски й «дозволи л нам зан яться устрой ством н а дворе м ален ького сад а. Мы устрои ли клум бы с ц ветам и , облож енны е дерном < ...>, ц ветн и к, а среди его солнечны е часы н а кам енном столбе»358. В следую щ ем го д у декабри сты п олучи ли разреш ен и е р азвести огороды . «И з разли чн ы х пород овощ ей почти все бы ли н еи звестн ы за Б ай кал о м ; саж али и сеял и то л ько к ап у сту и л у к ,— пиш ет А . Е . Р о зен .— Т оварищ наш А . В . П одж ио первы й в о з­ р асти л в о гр ад е наш его остр о га огурцы н а просты х гр я д к а х , а ар б у зы , ды ни, сп арж у и цветную кап у сту и колораби — в п ар н и к ах , п ри слон ен ­ ны х к ю ж ной стен е острога»359. О том , к ак и х богаты х урож аев доби ли сь в дальнейш ем д екабри сты , р ассказы вает Д . И . Завали ш и н : «В 1829 г . весн а бы ла б л аго п р и ятн ая, а осенн и е м орозы или у тр ен н и к и , обы кновен­ но начинаю щ иеся ещ е в ав гу сте, н ач ал и сь в этот год не преж де половины

152

НИКО ЛАЙ

БЕСТУЖ ЕВ

И

ЕГО Ж И В О П И С Н О Е

НАСЛЕДИЕ

сентября. Устроенный нами огород д ал необычайный у р о ж а й исполинско­ го размера овощей, так что по изготовлении нужного д ля себя самих и зо­ бильного запаса, мы могли наделить овощами все бедное население Читы». В тех ж е воспоминаниях Завали ш и н пишет: «В Чите казематский огород д авал удивительные результаты . Сверх огорода, устроенного в отдель­ ном от каземата месте, еще при каж дом каземате в Ч и те в пригорож ен­ ном к каж дом у месту были устроены парники, гряды , насаж ены де­ ревья и кусты, разведены цветники»360. Д еятельное участие в этих работах п ринимал и Н иколай Бестуж ев, который, в частности, в годы пребывания в Чите «придумал и устроил поливательную машину» д ля огорода361. Среди декабристов, заточенных в Ч итинский острог, едва л и не самым страстным садоводом и огородником ок а зал ся С. Г. В олконский. «Нужно все терпение и постоянство заключенного в неволе человека, чтобы зани­ маться садоводством, к а к это делает здесь Сергей», — пишет М. Н. В олкон­ ская362. Ее письма из Читы, адресованные родным в Россию, полны просьб п рисылать семена, руководства по разведению цветов и овощей, а т а к ­ ж е рассказов об огородных работах м уж а. Так, в письме от 2 марта 1829 г. М. Н. В ол ко н ская сообщает: «Скоро он примется за свою раму со стекла­ ми; он мечтает устроить с ее помощью маленькую оранжерею ; очень со­ мневаюсь, чтобы это ему удалось, так к а к отведенный ему участок земли крайне мал». В следующем письме от 13 ап р ел я она пишет: «Ящик огород­ ных семян, которы й Вы послали нам, м и лая м атуш ка, я получила». Со­ о б щ а я , — в письме от 5 и ю л я , — что м уж «много занимается своим сади­ ком», В олконская в следующем письме — от 7 сентября — рассказывает: «Он сделал опыт разводки табака и з семян, присланны х Вами, и они взош ­ ли на славу; рост стебля и размер листьев так ж е хороши, к а к на ам ери кан ­ ских план тац иях . У нас лето исключительное, ни одного мороза до сих пор; эта погода очень благоприятна д л я нашего огорода. У меня есть цвет­ н ая капуста, артиш оки, прекрасные дыни и арбузы и запас хороших овощей на всю зиму. Надо видеть, к а к доволен Сергей, когда приносит мне то, что взрощено его трудами»363. П арни ки В олконского Бестуж ев писал при свете луны. О «великолеп­ ных лунны х ночах» в Ч и те вспоминает в своих «Записках» М. Н. В олкон ­ ск ая. В такие ночи, повидимому, п арники и огород были особенно к р а си ­ вы, поэтому худож ник и запечатлел их именно в это время. Б л а г о д а р я голубой бумаге, на которой исполнен оригинал одного из таких дошедших до нас видов, Б естуж еву сепией удалось превосходно изобразить двор острога в лунную ночь. В глубине — Д ьячковски й каземат, справа — п арники и огород, слева — хозяйственные постройки; все обнесено вы­ соким частоколом. Р ису но к этот, подаренный Бестужевы м М. Н. В олкон ­ ской, был воспроизведен в издании ее «Записок», выпущенных М. С. Вол­ конским в 1904 г. В настоящ ее время рисунок хранится в Институте рус­ ской литературы . В той части архи ва В олконских, к о то рая принадлежит Отделу рукоп и ­ сей Гос. библиотеки СССР им. Л енина, находится копия, исполненная женой М. С. В олконского, Елизаветой Григорьевной, с другого рисунка Б естуж ева на тот ж е сюжет. Д вор острога, так ж е к а к и на первой вещи, и зображ ен в лунную ночь, но окна казем ата и хозяйственных построек на копии Е . Г. Волконской освещены лампами. С охранился ли оригинал Б естуж ева, с которого исполнена эта к о п и я , — неизвестно. В окрестностях Читы было несколько мест, которые Бестуж ев писал особенно часто. Одно из них — сопка близ Читы, и на ней — могила не­ известного. С этой сопки, находящ ейся на правом берегу реки Читы, откры вался вид на раскинувш ееся вдали у подножья горы соление Ч и ту, с красным павильоном — домом коменданта, с деревянными домиками ж и ­ телей, с огородами, спускающимися к речке, с озерками, необозримыми

СО П К А Б Л И З Ч И Т Ы С М ОГИ ЛО Й Н Е И З В Е С Т Н О Г О СО Л Д А ТА — У Ч А С Т Н И К А В О С С Т А Н И Я С Е М Е Н О В С К О Г О П О Л К А К о п и я Е . Г . В о л к о н с к о й — н еве ст к и декаб риста, с утрачен но й а к вар ел и Н и к о л а я Б е с т у ж е в а , исполненной в Ч итинском о строге, 1829— 1830 г г . Н а ри сун ке х уд о ж н и к изобразил самого с е б я и одного из с в о и х то вар и щ ей Б иблиотека СССР им. В . И . Л ен ин а,

М осква

154

НИКОЛАЙ БЕ С Т У Ж Е В

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

лугами и горами кругом, среди которых селение и было расположено. На ку рган е у могилы высился деревянный крест, громадный, видный и здал е­ ка. В записях читинского свящ енника П. Громова, относящ ихся к шести­ десятым годам прошлого века, у казан о, что в этой могиле был похоронен вне кладбищ а штрафной солдат — участник восстания Семеновского полка. Этот солдат-каторжанин повесился после телесного н аказан ия. Тут ж е были похоронены и колодники, убитые при попытке к бегству364. Громов сообщает, что крест-памятник поставлен декабристами; М. И. Се­ мевский называет имя инициатора: М. С. Л у н и н 365. Н и колай Бестуж ев любил это место и запечатлел его на нескольких ак ва р ел ях . Оригинал одной из них дошел до наших дней. На акварели, которая сделана с вершины сопки, худож ник и зобразил самого себя: он стоит неподалеку от деревянного надгробия, п р ав ая рука в кармане, л е­ вая указывает вдаль на Читу. Рядом с ним собеседник в плац-адъю тант ской форме. Это Осип Л епарский, плац-адъютант (затем плац-майор) Ч и ­ тинского острога, племянник коменданта. Он был обязан жизнью доктору Вольфу, декабристу, заключенному в Читинском остроге, и потому, к ак свидетельствует М ихаил Бестуж ев, был «до слабости снисходительный ко всем нам»366. Осип Л епарский, видимо, сопровождал иногда Н и к о л ая А лександровича на п рогулку, когда тот ходил писать виды окрестностей Читы, тем самым и зб а в л я я худож ника от необходимости работать в п ри ­ сутствии конвойного. Бестуж ев и сполнял портреты Осина Л еп ар ско го , — один из них, по отзыву М ихаила, «поразительного сходства», ныне нахо­ дится в Институте русской литературы (портрет был прислан М. А. Б ес ту ­ жевым в 1870 г. М. И. Семевскому вместе с видами Читы и Петровского). А кварель «Могила неизвестного солдата — участника восстания Се­ меновского полка» — принадлеж ит к числу наиболее интересных пейзажны х работ Б естуж ева, исполненных им в Чите. Х уд ож н и к достиг здесь большого совершенства и в овладении рисунком, и в овладении акварельной техни­ кой. Простор и ш ирокие дали, небо, покрытое светлыми облачками, реч­ н ая гладь — все это передано очень хорошо. Умело вписаны в пей заж обе фигуры. Тщ ательно разработана фигура самого Бестуж ева: бакенбарды, вы сокая коричневая ш ляпа с большими полями, темная ку р тк а и серые брюки, черный шарф на шее — все это исполнено тонко. В ыделяется т а к ­ ж е офицерский мундир Л епарского со стоячим красным воротником, фу­ р аж к а с красным околышем. Не забыта и т а к а я принадлежность худож ни­ к а , к а к пап ка с рисунками: она стоит, прислоненная к надгробию. А кварель эта до последнего времени хранилась в ленинградском М у­ зее революции, а ныне передана в Отдел истории русской культуры Эрми­ таж а. Н а оборотной стороне бум аж ная н аклейка со следующим текстом: «Могила неизвестного близ Читы. Рисунок, каж ется, декабриста Б есту­ жева. Н аходился с 1853 г. у моей матери, дочери декабриста Анненкова, в замужестве Ивановой, принадлеж ал ж ене Анненкова». Д ругой рукой, в более поздние годы, сделана надпись: «Рисунок Н. А. Бестуж ева и его автопортрет». Произведение это выполнено в манере, характерной для л уч­ ших акварельны х работ Б естуж ева, поэтому оба свидетельства не вызы­ вают ни малейшего сомнения367. Следует отметить превосходную сохран­ ность акварел и и я р к и й колорит, почти не выцветший от времени. Пейзажные работы Бестуж ева пользовались у декабристов большим успехом. Вот почему существовали и другие экземпляры акварел и на тот ж е сюжет; в свое время Бестуж ев раздари л их товарищам. Т ак , например, кроме П. Е. Анненковой, подобную ж е ак варел ь Бестуж ев подарил Р о ­ зену. Н а этом экземпляре худож ник заменил фигуры на переднем плане: возле могилы неизвестного он изобразил не себя и Л епарского, а воо ру­ женного бурята на скачущем коне, с луком и с колчаном со стрелами у бедра. В ариант этот интересен тем, что здесь более подробно и более тща-

Р Е Ч К А Ч И Т А — МЕСТО К У П А Н И Я Д Е К А Б Р И С Т О В А к в а р е л ь Николая Б е с т у ж е в а , 1829—1830 г г . Надпись карандаш ом — ру кою М. А . Б е с т у ж е в а , н а д п и с ь чернилами — рукою А. Е . Розена И н с т и т у т р усско й л и т е р а т у р ы , Л е н и н гр а д

Б Е Р Е Г РЕКИ И Н ГОДЫ В ЧИТЕ А к в а р ел ь Н и к о л а я Б е с т у ж е в а . Ч итинский о строг, 1829— 1830 г г . Под изображением подпись рукою М. А . Б ес ту ж е ва И нститут р у сско й литературы АН СССР, Л енинград

156

НИКОЛАЙ Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И ВО П И СН О Е Н А СЛ Е Д И Е

тел ьн о , чем н а экзем п л яр е А н н ен ковой, р азр аб о тан п ей заж . Г де н аход и тся ны не эта п ревосход н ая ак в а р е л ь ,— к сож алению , н еи звестн о ; мы зн аем ее лиш ь по плохим реп родукц и ям в первы х и зд ан и ях воспом инаний Р о ­ зе н а 368 и по весьм а несоверш енной ф отограф ии , сн ятой в 1930-х го д ах с о р и ги н ал а, хран и вш егося в И зю м ском м у зее. Т рети й вар и ан т ак в ар ел и , написанны й н а тот ж е сю ж ет, бы л п одарен М . Н . В олкон ской . О его м естонахож дении тож е н ичего н еи звестн о , но в б ум агах В олкон ски х, ны не принадлеж ащ их Г о с. би бли отеке СССР и м . Л ен и н а, со х р ан и л ась ак вар ел ьн ая коп и я этой утрачен н ой вещ и , и сп ол­ н ен н ая в ш естидесяты х го д ах Е . Г . В олкон ской , ж еной М . С . В о лкон ского, сы на д ек аб р и ста. С удя по коп и и , в этом вар и ан те Б естуж ев в трети й р аз и зм енил ф игуры н а переднем п лан е: себя он и зо б р ази л сидящ им на н ад гр о ­ бии и рисую щ им , а рядом с собой — одного и з товари щ ей . К опия весьм а несоверш енна тех н и ч ески , поэтом у по н ей трудно суди ть о п одли н н и ке, которы й п ри н адлеж ал М . Н . В олкон ской . Н еодн ократно Б естуж ев ри совал и те м еста в о кр естн о стях Ч и ты , ку д а д екабри стов води ли к у п ать ся . О дна так ая ак вар ел ь п ри н ад леж ала М . И . С ем евском у и бы ла и м , повидим ом у, п олучен а от Е . А . Б есту ж ево й . «О чень приятны бы ли д л я всех н ас летом ку п ан ья в р . Ч и те, д ля чего обы кновенно сн и м али сь к ан д ал ы ,— вспом инал А . П . Б е л я е в .— П р екр ас­ н а я , ж и воп и сн ая р ек а, теп лота в о зд у х а, н аслаж ден и е в ж ару п о гр у зи ться в прохладную в л агу д ел ал и и общ ее н астроен и е веселы м , и м ного сл у ч а­ лось так о го в эти х к у п ан ьях , что п рои зводи ло общ ий хохот»369. С ообщ ая о бы товы х усл о ви ях ж изни д екабри стов в Ч итинском о стр о ге в 1828 г ., И . Д . Я куш кин р асск азы вает: «К огда стало совсем теп л о , н ас д ва р аза водили в ден ь к у п ать ся , ч еловек по п ятн ад ц ати за один и , р азу м еется, за сильны м кон воем . Д ля наш его ку п ан ья н азн ач и л ком ен дант очен ь м елкий п ри ток речки Ч и ты , впадаю щ ей в И н году; м есто, гд е мы к у ­ п ал и сь, бы ло загорож ен о ты ном . С те х , которы е ш ли к у п ать ся , сним али ж ел еза, а по возвращ ен и и о п ять их н ад евали им ». В от что пиш ет Я куш кин о том , к ак эти к у п ан ья п роводи ли сь летом следую щ его го д а: «Мы еж е­ дневно ходили по три р аза в ден ь к у п ать ся , и уж е не в загорож ен ны й п ри ­ ток Ч и ты , но в сам ую Ч и ту ; а ко гд а эта р еч ка м ел ьч ал а, н ас водили к у ­ п аться в И н году, отстоящ ую версты н а д ве от к азем ата. Т аки е п рогулки д ля н ас бы ли очен ь п ри ятн ы , н о , кон еч н о, н и сколько не заб авл ял и н а­ ш их кон вой н ы х, которы м с руж ьем н а п лече п ри ходи лось в иной ден ь р аз по ш ести соверш ать поход от казем ата до И нгоды и обратно»370. А кварель Б есту ж ева, и зображ аю щ ая м есто к у п ан ья д екаб р и сто в, яв л яется одним и з его н аи более интересн ы х п ейзаж ны х п рои зведен и й чити н ской п оры . Н аряду с п равди вой п ередачей совсем н ек ази сто й , но глубоко поэти чн ой в своей п ростоте м естн ости , худож н ику у д ал о сь по­ к азать приближ ение о сен и . С права н а ак вар ел и и зображ ен песчаны й об­ р ы в,поросш ий кустар н и ко м , сл ева вн и зу зали вн ой л у г и сад , обнесенны й частоколом . В дали — п острой ки , за ним и — горы , покры ты е лесом . У под­ н ож ья обры ва ж енщ ина с бадей кам и на кором ы сле. В ы рази тельн о п еред ан а ж елтею щ ая л и ства п редосен н его п ей заж а, хорош о н ап и сан а р асти тел ьн о сть, разн ы е оттен ки кори чн евой кр аски и сп ользован ы д ля и зображ ен и я ск л о н а. Н а ниж нем п оле ак вар ел и М ихаил Б естуж ев каран даш ом н ап и сал : «Р ечка Ч и та, гд е мы ку п ал и сь» . П равее Р озен пом етил черн и лам и : «С нял П . И . Ф ален б ерг, ри совал Н и колай Б естуж ев». А кварель х р ан и тся ны не в И н сти туте русской л и тературы . В чи сле тех ак вар ел ей с видам и Ч иты и ее о кр естн о стей , которы е п ри ­ н адлеж али Р о зен у и в н едавн и е годы н аходи ли сь в И зю м ском м у зее, им е­ лось и п ревосходн ое авто р ск о е п овторен и е того ж е сю ж ета. Н а ниж нем п оле ак вар ел и бы ло калли граф и чески вы ведено п о -ф р ан ц у зски : «Ч и та. П редм естье К у л ту к , с зап адн ой стороны » (приводим н адп и сь в п ер ево д е)371.

Б Е Р Е Г РЕК И И Н ГОДЫ В

ЧИТЕ

А к в ар ел ь Н и к о л а я Б е с т у ж е в а . Ч итинский остро г, 1829— 1830 Л итературны й м узей, М осква

гг.

158

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

Судьба этой акварели , так ж е к а к и остальных трех бестужевских видов Читы, принадлеж авш их Р озену, неизвестна. Д ругое авторское повторение той ж е аквар ел и хранится в Институте русской литературы . По сравнению с двумя предыдущими экземплярами, она выполнена в более упрощенной форме, но вместе с тем весьма удачна по колористическому решению. Ч у т ь ли не единственное отличие этой акварели от предыдущих заключается лиш ь в том, что, вместо женщины с бадейками, здесь изображ ена ж енщ ина с корзиной в руке. На нижнем поле аквар ел и рукою М ихаила Бестуж ева написано: «Берег Ингоды в Чете». Ещ е одно авторское повторение того ж е сюжета принадлежит Л и тер а­ турному музею. Выполнено оно в той ж е упрощенной форме. Вместо ж е н ­ ской фигуры у поднож ья обрыва, Бестуж ев на этой ак вар ел и изобразил над обрывом у забора две муж ские ф и гу р ы 372. ** * В советских музеях нам удалось обнаруж ить и атрибутировать разно­ образные виды Читы и ее окрестностей, исполненные с натуры Н иколаем Бестужевым; в большей своей части они дошли до нашего времени в ориги­ налах, некоторые ж е сохранились в ко п и ях и перерисовках и лиш ь немно­ гие — из-за утраты подлинников — известны только по фотографиям. И хотя эти разы скания позволяю т говорить о двадцати двух работах Бестуж ева подобного рода, но по существу в них трактуется всего лиш ь де­ сять сюжетов. Вот они: возвращение декабристов в острог после съемки плана окрестностей Читы; «Вид саду при комендантской кварти ре в с. Чите»; «Вид церкви в селении Чите»; «Вид Ч и т ы , снятый из-под горы» (с мальчиком на быке на переднем плане); «Главная улица в Чите»; д ека­ бристы на работе (засыпают овраг «Чортову могилу»); сопка близ Читы с могилой неизвестного солдата — участника восстания Семеновского п ол­ ка; речка Ч и та, куда водили к у п аться декабристов; вид парников С. Г. В олконского в Читинском остроге и ворота Читинского острога. П осы лая в 1870 г. Семевскому уцелевшие пейзажны е работы брата, М ихаил Бестуж ев писал: «Из восьми видов Читы у него осталось три, из шести видов Петровского осталось только три — все он раздарил»373. К этому утверждению , оброненному вскользь столько десятилетий спу­ стя, н ел ьзя относиться к а к к незыблемой истине. Но если все ж е цифра основных — не считая повторений — видов Читы у казан а М ихаилом Б есту ­ жевым верно, то подразумевает он, повидимому, те первые восемь из числа названных выше сюжетов, которые и являю тся в полном смысле слова пейза­ жами; последние ж е два сю ж ета — п арники С. Г. В олконского в Читинском остроге и ворота Читинского острога — к р азр я д у сколько-нибудь слож­ ных по построению пейзаж ны х композиций действительно причислить трудно; кроме того, они могли быть подарены М. Н. Волконской еще в годы пребывания в Чите, а повторения художник не сохранил у себя, поэтому Михаил Бестуж ев и забыл о них. Пейзажи, исполненные Бестужевым, роднит между собою одна черта: они основаны на внимательном изучении натуры, проникнуты любовью к природе. Вместе с тем они пленяют зрителя правдивым изображением скромной местности. Сильвестр Щ едрин писал: «Жизнь ландшафтная ни с чем сравниться не может, в самой скучной деревне имеются свои занятия»374. Слова эти мог бы произнести и Николай Бестужев. В заключение следует отметить, что не только не имея в условиях остро­ га какого-либо руководителя в своих занятиях пейзажной живописью, но и мало-мальски сносных акварельных образцов, по которым Бестужев мог бы поучиться, он тем не менее в результате упорного труда сумел соз­ дать серию простых, выразительных и неприкрашенных акварельных видов сурового и вместе с тем живописного ландшафта Читы и ее окрестностей.

НИКОЛАЙ БЕСТУЖ ЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

159

ГЛАВА XV П ЕРЕВОД Д ЕК А БРИ СТО В ИЗ Ч И Т Ы В ПЕТРОВСКИЙ ЗАВОД. — ЗАРИСОВКИ ВИДОВ В П У Т И .—ВИ Д Ы : «Б Р А Т С К И Е Ю РТЫ Н А ДОРОГЕ ИЗ Ч И Т Ы В ПЕТРОВСКОЙ», « У К Ы Р » . « Х А Р А Ш И Б И Р Ь » (А В Г У С Т —С Е Н ТЯ Б РЬ 1830 г . ) . — П О РТРЕТЫ В. И. Ш Т Е Й Н Г Е Л Я и X. М. Д Р У Ж И Н И Н А (Н Е С О Х РАН И ЛИ СЬ)

Острог в Ч и те не был приспособлен для приема такого большого к о л и ­ чества узников, к акое было собрано там по п р и к азу Н и к о л ая I. И хотя у ж е в первые годы пребывания декабристов в Ч итинском остроге к основ­ ному казем ату были прибавлены на той ж е территории две небольшие постройки и общее количество камер было доведено до восьми, бывали месяцы, когда в этих восьми кам ерах содерж ались восемьдесят пять че­ ловек. Вот почему Л еп ар с к ий не раз обращ ал внимание Н и к о л а я I на не­ обходимость решить вопрос о новом тюремном помещении д л я декабристов. В 1828 г. ц ар ь распоряди лся выстроить тю рьму при Петровском ж елезо­ делательном заводе, в 630 верстах от Читы. И хотя к лету 1830 г. строительство новой тюрьмы еще не было закончено, Л еп арском у было дано п рик азан и е перевести туда до осени всех узн иков Читинского острога375. Решение это декабристы восприняли с большим огорчением, так к а к новая тюрьма представлялась им еще более отвратительной, чем Ч и ти н ­ ский острог. «Каземат, строившийся в Петровском заводе, далеко не был окончен, — рассказы вает Д . И. З а в а л и ш и н . — Он не был еще ни обшит сна­ руж и и ни ош тукатурен внутри, к а к было получено п р иказан и е летом в 1830 году перевести нас туда. Все оставляли Ч и ту с большим сожалением». И далее: «Мы зн али уж е, что Петровский завод — место вообще невыгод­ ное и что казем ат располож ен на болоте и дурно построен, вследствие во­ ровства инж енеров. К тому ж е не было у ж е тайною д ля нас и то, что в комнатах, н азначенны х д ля нас, нет окон. К довершению невыгоды, и время отправления подошло под осень; начались уж е осенние дожди, а к а к пере­ ход был расписан на основании военных марш рутов, то и долж ен был он п родолж аться полтора месяца. Все это с бесконечными хлопотами сбо­ ров, у кл ад ы ван ия, отправления наперед обозов и всяческой, неизбежной в таких сл уч аях , суеты, порождало дурное настроение»376. И все-таки перехода из Читы в Петровский завод* декабристы ож и д а­ ли с нетерпением. И рассказываю т о нем в своих воспоминаниях, к а к о большой радости. Разделенны е на две партии, из которы х одна вышла из Читинского острога 7 августа 1830 г., а д р у гая — 9 августа, декабристы шли по самой живописной местности. «В Восточной Сибири, и особенно за Б а й к а л о м , — пишет Н. В. Б а с а р г и н , — природа так великолепна, так изумительно к р а ­ сива, так богата флорою и приятными для гл аз ландшафтами, что, бывало, невольно с восторженным удивлением простоишь несколько времени, г л я ­ дя на окруж аю щ и е предметы и окрестности. В оздух ж е так благотворен и так напитан ароматами душистых трав и цветов, что, дыша им, чувст­ вуеш ь какое-то особенное наслаждение»377. Свидетельства других участ­ ников перехода тож е пестрят описаниями природы. Н а зы в ая места, кото­ рые им довелось повидать тогда, «самыми прелестными и величествен­ ными», Р озен пишет: «Природа там красавица»3 78. П роделавш ая тот ж е путь, П. Е. А нненкова так х арактери зовал а расстилавш иеся перед нею пейзажи: «Ничего н ел ьзя себе вообразить великолепнее и роскошнее си* Употребляем форму «... в Петровский завод» (а не «... на Петровский завод»), «... из Петровского завода» (а не «... с Петровского завода»), так к ак это название населенного пункта, где находилась тюрьма, а не только самого завода. Т у же кон ­ с т р у к ц и ю употребляли декабристы в своих письмах, дневниках и мемуарах.

160

НИКОЛАЙ БЕСТУ Ж ЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

бирской природы»379. Д есятки восторженных слов, посвященных природе этого к р а я , занес в свой дневник М ихаил Бестуж ев. Вот строки из его дневника, описывающие первый день перехода: «Чита скрылась, мы вышли на Ингоду, оставив за собой вправо К ин акское озеро. П рекрасны е виды!» Вот д р у гая запись: «Прекрасные картины природы, беспрестанно сменяю­ щие одни других, новые лица, н овая природа, новые звуки я з ы к а , — тень свободы хотя для одних взоров». В дальнейш их записях М ихаил Бестуж ев многократно упоминает «красоты дикой природы», «прекрасные, открытые виды», «славные виды», «разнообразие видов», пишет о ж елании «полю­ боваться видами». С восхищением описывает он красоту ночных пейзажей: «Очаровательный вечер! Ясное небо! Звезды горят яр к о — кругом мрак. Окрест нашего стана пылают костры, около которы х собираются разн о­ образные группы. В ярком пламени рисую тся различные фигуры в р а з ­ личных полож ен иях... Б л и зк и е деревья освещены подобно театральным декорациям; смешанный говор, ряд освещенных юрт, где вы видите оду­ шевленные картины, и к а ж д а я из них носит на себе особый отпечаток; бальзамический воздух — все, все очаровательно! Очаровательно даж е и не д ля узн и к а, которому после тюрьмы и затворов, без сомнения, п ре­ лестен божий мир»380. Тот «божий мир», который после пятилетнего заклю чения откры лся перед Н иколаем Бестужевы м в дни перехода из Читинского острога в П етровский завод, не мог не вызвать в нем горячего ж е л а н и я зан яться живописью. Этому способствовали и условия, в которы х соверш ался пере­ ход, и самый распорядок дня в пути. Сделав 15—25 верст, п артия оста­ н авливалась на отдых у какого-нибудь источника. «Останавливались не в деревнях, которых по бурятской степи очень мало, а в поле», — пишет Н. В. Б а с а р г и н . — «Место выбирали около речки или источника на лугу и всегда почти с живописными окрестностями и место­ положением . После обеда часа два-три отдыхали, а с уменьшением ж а р а выходили гу л ять и лю боваться местоположением». Кроме того, часто устраивали по дороге дни отдыха, о которых тот ж е мемуарист пишет: «Особенно приятен для нас был день отды ха. Тогда мы оставались на одном месте почти два дня и, следовательно, имели время и хорошенько отдох­ нуть, и налю боваться природой». Б ас ар ги н с восхищением рассказывает, что их л агерь «представлял прекрасную д ля гл аз картину, достойную кисти х уд ож н ика -ж ивописца . Вид всего этого был бесподобный, и я часто проводил целые часы, сидя на каком-нибудь пне и восхищ аясь окруж аю щ ею меня картиною »381. Можно не сомневаться, что все эти виды наш ли в Н и ко л ае Бестуж еве восторженного «художника-живописца». Н а протяжении 48 дней перехода было 15 дневок; естественно предположить, что во время этих п родолж и­ тельных остановок Н и кол ай Б естуж ев многократно писал чудесную при­ роду, окруж авш ую лагерь. «Между нами было много живописцев, обладавших весьма серьезными дарованиями, и потому поход наш был и зображ ен в самых ж ивы х к а р т и ­ нах, к а к в движ ениях, так и в стоянке; хотя эти картины были в малом масштабе, но они были так талантливо набросаны, что все лица были у зн а ­ ваемы, — сообщает в своих воспоминаниях А. П. Б е л я е в . — У некоторых семейств наш их товарищей сохранилось много этих видов, которы х мы, собственно оставшиеся в ж ивы х, до сих пор не можем видеть без особенно­ го чувства. У ж е более полустолетия отделяет нас от этого времени, а к а к ж ивы в памяти все эти дорогие образы!»382 Говоря о живописцах, Б ел я ев , конечно, прежде всего имеет в виду Н и к о л ая Бестуж ева; из всех декабри­ стов, участников этого перехода, именно Бестуж ев обладал самым «серь­ езным дарованием» худож ника. К тому ж е на каторге именно Н и ко л ай Бестуж ев занимался живописью систематически. Вот почему нет н и к аки х

Б Р А Т С К И Е Ю Р Т Ы НА Д О Р О Г Е И З Ч И Т Ы В П Е Т Р О В С К И Й З А В О Д А к в а р е л ь Н и к о л а я Б е с т у ж е в а (? ). Н а п ути из Ч и ты в П етровский з а во д , д н е в к а 11 а в г у с т а 1830 г. Н адп ись — рукою М. А . Б естуж е ва И н сти тут р у сско й литературы АН СССР, Л енинград

162

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

сомнений, что по дороге из Читы в Петровский завод он писал и природу, и декабристов в пути. В начале восьмидесятых годов, по свидетельству А. П. Б ел я ев а, в семь­ ях декабристов еще хранилось «много этих видов». А сейчас мы знаем всего три ак варели , на которых запечатлены отдельные этапы перехода. Н а каж дой из этих акварелей есть надпись, сделанная М ихаилом Б есту ­ жевым в позднейшие годы. «Братские юрты на дороге из Читы в П етров­ ской», — надписал он на той акварели , которая изображ ает дневку 11 а в ­ густа на станции Домно-Ключевской. Вдали поселок и лесистый холм, на переднем плане и в глубине — фигуры декабристов и бурят, справа — часовой и юрта, слева, под деревом, — выстроившиеся в один ряд девять войлочных бурятских юрт (местное русское население назы вало их «брат­ скими»); по п ри к азу Л епарского юрты вы ставляли, в заранее определен­ ных местах по пути следования декабристов, кочевавш ие в округ буряты. Под второй акварелью М ихаил Бестуж ев написал: «Укыр». Здесь 22 ав ­ густа была устроена дневка, а наканун е он записал у себя в дневнике: «Переход в село У ки р (16 верст, 20 дворов) . Не доходя до села, про­ шли небольшой березовый лес, и, вышедши из него, открылось к р у гл о е небольшое У ки рское озеро, при котором и село с каменною, но бедною церковью». Все это и изображ ено на акварели : вдали на берегу озера ви­ ден лес, слева в глубине — крестьянские избы, в центре — церковь, о круж ен н ая частоколом, слева, на переднем плане, возле избы — забор, на котором сидит мужчина с трубкой, на дороге ж енщ ина с ребенком, справа — юрты, приготовленные д ля декабристов. Н а третьей акварел и рукою М ихаила Бестуж ева надписано: «Харашибирь». В деревне Х а р аШ ибирь 19 сентября была дневка, и здесь, к а к гласит запись в путевом дневнике В. И. Ш тейнгеля, декабристы получили через коменданта пер­ вое известие о французской револю ции383. А о самом Х ара-Ш ибире Ми­ хаил Бестуж ев записал в дневнике следующее: «Деревня раскидана по н е ­ ровности; предки их — польские переселенцы, н о в потомках ничего п оль­ ского не осталось». Н а акварели худож ник и зобразил лиш ь несколько крестьянских домов, расположенны х вдоль берега реки, в глубине — ле­ систые холмы, слева — фигуру мужчины, сидящего на земле возле дома, на улице — муж ские фигуры. Таковы те три дошедшие до нас акварели из числа многих существовавших некогда, которые могли бы служ ить и л ­ лю страциями к переходу декабристов из Читы в Петровский завод (а к ­ варели х р ан ятся ныне в Институте русской литературы; размер первой — 18,6 × 29; второй — 17,5 × 28; третьей — 19 × 28 см). То обстоятельство, что все три ак варел и снабжены пояснительными пометками М ихаила Бестуж ева, дает некоторое основание приписать их кисти Н и кол ая. Ещ е одно тому подтверждение — слова М ихаила в письме к Марии Бестуж евой от 28 марта 1840 г.: «Миниатюрные видики, которые я намерен переслать вам в письмах, только ж алк ое резюме его видов»384. И. В. Киреев исполнил одноцветные миниатюрные виды, которые в качестве виньетки н аклеивались на письма. Среди них было и повторение а к в а р е л и , изображ авш ей дневку на станции ДомноКлючевской. Однако категорически утверждать, что автор этих трех ак ва р ел ей — Н и колай Бестуж ев, невозможно: по художественному качеству они зн а­ чительно ниж е лучш их его пейзаж ны х работ, исполненных в Чите. С д ру­ гой стороны, возможно, что это авторские повторения, упрощенные и сделанные наспех. Ведь в той ж е упрощенной манере Н иколаем Б ес ту ж е­ вым были исполнены повторения и некоторых читинских видов, например, «Вид Комендантского сада в Чите» и «Берег Ингоды в Чете» (см. стр. 140 и 155). Повидимому, все эти пять акварелей вместе с некоторыми видами Петровского завода готовились Николаем Бестужевы м кому-то в подарок.

СЕЛО У К И Р А к в а р ел ь Н ико л ая Б е с т у ж е в а (?). Н а пути из Читы в Петровский завод, д н е в к а 22 а в г у с т а 1830 г.

Надпись — рукою М. А . Бестужева Институт русской литературы АН СССР, Ленинград

164

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

Но по каким-то причинам эти листы остались у самого худож ника, а за ­ тем переш ли к брату его М ихаилу, который и снабдил их пояснительными надписями. Что ж е касается оригиналов многочисленных пейзаж ны х в и ­ дов, созданных Николаем Бестужевы м с натуры в дни перехода из Читы в Петровский завод, — видов, в которых он вы разил, несомненно, с боль­ ш и м искусством свои непосредственные впечатления от великолепной си­ бирской природы, то оригиналы эти, по всем данным, были им раздарены товарищ ам , и ни один из них до нас не дошел. Именно эти работы Б есту ­ ж ева А. П. Б ел яев мог видеть спустя полвека у родных декабристов: они-то и вызвали, по всей вероятности, его восторженный отзы в 385. Во время перехода был отправлен на поселение X . М. Д руж и ни н , участник Оренбургского тайного общества. Он п рож ил около двух лет вместе с декабристами в Читинском остроге. У знав о его предстоящем отъезде, узн ики решили воспользоваться этим, чтобы послать, минуя ц ен зуру I I I Отделения, письма родным со своими портретами. Д руж и ни н входил в состав второй партии. Н акан ун е выхода второй партии из Читы В. И. Ш тейнгель передал ему письмо для жены, «при котором о тп р ав л ял ­ ся портрет», — к а к отметил декабрист у себя в дневнике. А вот запись в том ж е дневнике, сделанная на тринадцатый день пути: «Дружинин от­ правился на поселение и с ним мой портрет»386. Т ут речь, несомненно, идет об одном из тех портретов, которые Н и колай Б естуж ев делал в Ч и ­ тинском остроге. Ш тейнгель был в большой друж бе с Михаилом Б ес ту ж е­ вым, и его портреты Н и кол ай исполнял, конечно, не раз. Возможно, что и другие декабристы вместе с письмами посылали свои портреты, которые исп олнял в Чите Бестуж ев: у Д ру ж и н и н а, когда он отп равл ял ся на по­ селение, был с собой ящ и к с двойным дном, и в этом ящ ике он вез письма товарищей. Н аконец возможно, что в этом чемодане находился писанный Бестуж евы м портрет самого Д руж инина; ведь исполнил ж е Бестуж ев в 1831 и 1832 гг. портреты товарищей Д руж и ни н а по Оренбургскому об­ щ еству — Д . П. Таптыкова и В. П. Колесникова, когда кончился срок их пребывания на каторге и они были отправлены из Петровской тюрьмы на поселение. Я щ и к Д руж и н и н а попал в руки провокатора Медокса, который в одном из доносов указы вал, что «двойное дно скрывало письма к А. И. Пущиной, княгине Е. А. Ш аховской, большой куверт ж ене Штейнгеля»387. Все находившиеся в ящ ике письма и портреты были отобраны, и где они теперь — неизвестно. А вторских ж е повторений портретов Ш тейнгеля и Д ру ж и ни н а в основном собрании, принадлежавш ем Бестуж еву, почемуто не оказалось. Т а к и остаются неведомыми портреты Ш тейнгеля и Д р у ­ ж и н ин а, которые были, к а к мы предполагаем, исполнены Бестужевым в Читинском остроге незадолго до перехода в Петровскую тюрьму. Д невка в Х ара-Ш ибире была предпоследней. Н а последнюю дневку вто р ая парти я декабристов, куда входили Бестужевы , остановилась 22 сентября у деревни Х а р ау з. А 23 сентября, у ж е в каземате Петровского завода, М ихаил Бестуж ев занес заключительную запись в свой путевой дневник: «Последний переход до Петровского завода (28 верст. Всего от Читы 6341/ 2). Д орога вела в междугорие и теснины. Все к а к бы предве­ щ ало приближение к нашему кладбищ у, где у ж е выкопаны для нас моги­ лы, но все шли весело. Версты за полторы откры лся мрачный Петровский завод, отличающийся огромностью и своею крытою крышкою от прочих зданий. Остановились, чтоб дать солдатам надеть ранцы. Мы с пригорка смотрели на наш у будущую обитель — и шутили!!.. П ри вступлении в завод высыпало множество народу. У дома А лександры Григорьевны все наши дамы стояли у ворот. С веселым духом вошли мы в стены нашей Б а ­ стилии, бросились в объятия товарищей, с коими 48 дней были в разлуке, и п обеж али смотреть наши тюрьмы. Я вошел в свой номер. Темно, сыро, душ но. Совершенный гроб!»388.

Д Е Р Е В Н Я Х А Р А -Ш И Б И Р Ь А к в а р ел ь Н и к о л а я Б е с т у ж е в а (? ). Н а пути из Ч и ты в П етр о вски й з а в о д , д н е в к а Н ад п и сь — рукою М . А . Б е с т у ж е в а И н сти тут р у сск о й литературы АН СССР, Л ен и н град

19 с ен тя б р я 1830 г .

166

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

ГЛАВА XVI ПЕТРОВСКИЙ ЗАВОД. — И Н Т Е Р Ь Е Р Ы К А М Е Р (БЕЗ ОКОН) С И ЗОБРАЖ ЕНИЯМ И А. Е. и А. В. РОЗЕН, С. Г. и М. Н. ВОЛКОНСКИХ

Т а к началось девятилетнее пребывание Н и к о л ая и М ихаила Б есту ­ ж евы х в каземате Петровского завода. Е щ е в Читинском остроге до декабристов дошли слухи о том, что в кам ерах новой тюрьмы нет окон. Слухи эти вызвали большую тревогу, и жены декабристов еще до начала перехода повели упорную борьбу против этого бесчеловечия и произвола. Получив в начале ию ня 1830 г. в Чите подробные сведения о тех уж асн ы х условиях, в которы х м у ж ья и х о каж утся в новой тюрьме, смелые женщ ины решили отправить письма-протесты шефу жандармов. Н а первых п орах ни к к аки м ре­ зультатам обращ ения эти не привели. «Итак, дорогой батюшка, все, что я предвидела, все, чего я опасалась, все-таки случилось, несмотря на все красивы е фразы, которые нам го­ в о р и л и , — писала отцу А. Г. М уравьева в первом письме, отправленном ею из Петровского зав о д а. — Мы — в Петровском и в услови ях в тысячу раз худших, нежели в Чите. Во-первых, тюрьма выстроена на болоте, во-вторых, здание не успело просохнуть, в-третьих, хотя печь и топят два раза в день, но она не дает тепла, и это в сентябре, в-четвертых — здесь темно: искусственный свет необходим днем и ночью; за отсутствием окон н ел ьзя проветривать комнаты»389. «Самым уж асн ы м , — пишет о Петровской тюрьме в своих воспоминаниях М. Н . В о л к о н с к а я , — было отсутствие в кам ерах окон; у нас горел огонь целый день, что очень утом­ л ял о зрение»390. А в ответ на письмо сестры, которой она послала портрет свой на фоне Читинского острога, М. Н. В олкон ская, вскоре по прибытии в Петровский завод, писала: «Вы расстроились при виде острога, но если б вы могли представить себе Петровск, я думаю, что ваш отклик был бы душ ераздираю щ им»391. В скоре письма, с которыми ж ены декабристов обратились к высоко­ поставленным родственникам и д рузьям в столице, возымели свое дей­ ствие. «Когда в П етербурге в высшем обществе узн ал и , что мы живем в темных тю рьм ах, — сообщает Л о р е р , — то общее мнение громко обвиняло правительство за бесчеловечное с нами обращение»392. Одно из писем, посланное М. Н. Волконской Е. А. Ш аховской, пришло к адресату вместе с письмом Бенкендорфа; тот уведом лял Ш аховскую о «милостивом» решении ц ар я, который якобы «по собственному побуждению беспредель­ ного своего великодуш ия высочайше повелеть изволил, чтобы в остроге сделаны были светлые окна». Попутно Бенкендорф счел нуж ны м в ы ра­ зить свое возмущение «неумеренным ропотом» жен декабристов: «При сем не могу я не заметить, что жены, разделяю щие по собственному не­ преодолимому своему желанию участь в сем остроге несчастливых своих мужей, неумеренным ропотом своим на случайные, но необходимые не­ приятности, оказываю т неблагодарность к монарху милосердному, сделав­ шему у ж е все возможное к облегчению их ж ребия и отменившему даже, для их утеш ения, некоторые постановления существующих коренны х узаконений»393. К акую -то роль в этой увенчавш ейся успехом борьбе за п рорубку окон в тюремных кам ерах Петровского сы грали рисунки и акварел и Н и к о л ая Бестуж ева, запечатлевшие эти «гробы», эти, по образному выражению М ихаила Бестуж ева, «темные стойла Петровского каземата»394. Сообщая об отсутствии окон в кам ерах, Л орер пишет: «Помню, что Бестуж ев сри­ совал во многих наше печальное жилищ е, и рисунки эти рассеялись по всей России»395. В своих мемуарах Р озен вспоминает: «Наши жены, в особенности Т руб ец кая, М уравьева, В олкон ская и Н а -

НИКОЛАЙ

БЕ С Т У Ж Е В

И ЕГО

Ж ИВОПИСНОЕ

Н А СЛ Е Д И Е

167

ры ш кина, красн оречи во описы вали родны м наш е м рачное ж илищ е». И д ал ее: «Ж ена м оя п о сл ал а кн язю О доевском у п ортрет сы на е го , си д я­ щ его в своем нум ере в п о лу м р аке, к ак в пещ ере»396. То бы ла ак вар ел ь Н ик о л ая Б есту ж ева, и весьм а возм ож н о, ч то , п опав в руки ген ер ал-м ай о р а к н я зя И . С . О д оевского, она возы м ела к ак о е-то дей стви е при реш ении воп роса о п рорубке окон в кам ерах П етровского о стр о га.

А.

Е . РОЗЕН

С

Ж ЕНОЙ В К А М ЕРЕ, ОТВЕДЕН Н О Й В П ЕТРО ВСКО М ОСТРОГЕ

ИМ

А к в а р е л ь Н и к о л а я Б е с т у ж е в а . П етровский за в о д , 1830 г . Н и ж н я я надпись ру кою ж ен ы декабриста — А . В . Р озен (адресо­ в а н а с ы н у , о ст авш ем уся в П ете р б у р ге), в е р х н я я — рукою сы н а — Е . А . Р озена И сторический музей, М о ск ва

Н езад олго до отъ езд а и з Ч иты ж ены д екабри стов — Т р у б ец к ая, В о л ко н ская, М уравьева, Ф он ви зи н а, Н ары ш кина и Д авы дова — об р а­ ти ли сь к Б ен кен дорф у с п исьм ам и , в которы х п роси ли н е р азл у ч ать и х в П етровском заво д е с м уж ьям и . В одном и з д ел I I I О тделен и я со х р а­ н и ли сь эти ш есть п и сем . В каж дом и з н их ж ена д екаб р и ста пиш ет о том , что еди н ствен н ое ее ж елан и е — д ели ть с м уж ем тю рем ное пом ещ ение, каки м бы оно ни бы ло397. И н есм отря н а то , что это гр о зи ло явны м ущ ер-

168

НИКОЛАЙ БЕСТУЖ ЕВ

И ЕГО

ЖИВОПИСНОЕ Н А С Л Е Д И Е

бом их здоровью, у ж е в первые дни по прибытии в Петровский завод жены декабристов добились права — хотя разреш ение из П етербурга еще не было получено — ж и ть вместе с м уж ьям и в тюремных кам ерах. Этому способствовало, в частности, то, что в тюрьме каж дом у заклю чен­ ному п олагалась отдельная камера. «Я дозволил всем девяти ж енам государственных преступников, при команде моей живущ им, по н астоя­ тельной просьбе первых, п рож ивать в казарм е с своими муж ьям и», — рапортовал Л еп арски й 30 сентября 1830 г. н ач ал ьн и ку I I I Отделения398. Ж ены декабристов твердо решились переехать в острог потому, что тю­ ремное начальство предлож ило им навещ ать мужей, к а к это было в Чите, лиш ь через два дня на третий. «Эта ж и зн ь от свидания до свидания, к о ­ торую нам приходилось выносить столько времени, — писала Е . И. Т р у ­ бецкая матери 28 сентября 1830 г. из Петровской тю рьмы, — нам всем слишком дорого стоила, чтобы мы вновь решились подвергнуться ей: это было бы свыше наш их сил. Поэтому все мы находим ся в остроге вот уж е четыре дня. Нам не разреш или в зять с собой детей, но если бы д аж е позволили, то все равно это было бы невыполнимо из-за местных условий и строгих тюремных правил» (дети — это дочери Трубецкой, М уравьевой и Анненковой, а так ж е сын Давыдовой, родившиеся в Чите). В том ж е письме Т ру б ец кая сообщала: «Если позволите, я опишу вам наш е тюремное помещение. Я ж и в у в очень маленькой комнатке с одним окном, на высоте сажени от пола, выходит в коридор, освещенный так ж е маленькими окнами. Темь в моей комнате так ая, что мы в полдень не видим без свечей. В стенах много щелей, отовсюду дует ветер, и сырость так велика, что пронизывает до костей». А вот что писала в тот ж е день из Петровского острога Н. Д . Ф онвизина: «Вы себе и представить не можете этой тюрьмы, этого м рака, этой сырости, этого холода, этих всех неудобств. То-то чудо божие будет, если все останутся здоровы и с здоровыми головами, потому что так темно, что зан яться совершенно ничем нельзя». В темных, душных кам ерах острога стали ж ить и все остальные жены заклю чен н ы х, — в том числе М. К . Ю ш невская и А. В. Розен, приехавш ие к своим м уж ьям у ж е тогда, когда те соверш али переход из Читы в Петровский. П оселив­ шись в тюрьме, Ю ш невская писала 27 сентября 1830 г.: «Я, ж е л а я разд е­ лить вполне участь муж а моего, поступила в острог, где занимаю один нумер с ним; здесь мы лишены не только воздуха, но и дневного света»399. Л о рер, конечно, не преувеличивал, когда говорил, что это «печаль­ ное жилище» Н и кол ай Бестуж ев «срисовал во многих экземплярах». И прежде всего в числе акварелей были, повидимому, такие, в которы х он, по просьбе жен, запечатлел каж дую из них вместе с мужем в той к а ­ мере, к оторая была д ля них отведена. Л и ш ь три такие ак ва р ел и Н и к о л ая Бестуж ева, исполненные им в первые ж е недели пребывания декабристов в Петровском, сохранились до наш их дней. Одна из них и зо браж ает А. Е. Розена с женой в камере № 11, отведенной для них в остроге, в т о р а я — С. Г. Волконского с ж еной в камере № 54, третья — другую сторону той ж е камеры. А кварели эти дают наглядное представление об у зк и х «стой­ лах», куда свет прони кал лиш ь из коридора сквозь окно, прорубленное над дверью и забитое решеткой (дверь в коридор откры вать позволяли, но делать это можно было лиш ь в недолгие летние месяцы, так к а к морозы в Петровском начинались в сентябре и продолж ались до июня). Бестуж ев, бесспорно, с большой точностью запечатлел на а к в а р е л я х быт декабристов в этих к е л ь ях . П ер вая а к в а р ел ь изображ ает скромную обстановку в камере Р о зе н а , — виден шкаф, сбитый из простых досок, л еж ан к а, посередине стол с единственным стулом и у стены небольшой столик. И лиш ь несколько портретов над столиком ож ивляю т тюремную обстановку. У стола, находящ егося посередине камеры, сидит Анна В асильевна Розен; м уж диктует ей письмо. А к вар ел ь эту ху д ож н и к

Н ИК ОЛАЙ Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

169

п одари л Р о зен у и его ж ен е, с которы м и бы л очен ь д руж ен . В позднейш ие годы они п ередали ак вар ел ь сы ну своем у Е вген ию , которы й роди лся летом 1826 г . в П етер б у р ге, а п осле отъ езд а А нны В аси льевны в С ибирь бы л в зя т н а восп и тан и е сестрой е е , М . В . М али новской. П од акварелью рукою А . В . Р озен н ап и сан о: «Н аш ем у ан гельском у д р у гу Э нни». В торая н ад п и сь — «ри совал Б естуж ев-д екаб ри ст» — сд ел ан а, н адо д у м ать, Е в­ гением Р озен ом . Н ы не ак вар ел ь х р ан и тся в И сторическом м у зее.

С. Г . ВОЛКОНСКИЙ С Ж ЕН О Й В К А М Е Р Е , О Т ВЕ Д Е Н Н О Й ИМ В П ЕТРОВСКО М ОСТРОГЕ А к в а р е л ь Н и ко л а я Б е с т у ж е в а . Петровский завод, 1830 г . И сторический м узей, М осква

«К аж ды й уб и рал свою келью по своем у вку су и по своим ср ед ствам » ,— пиш ет один и з д екаб р и сто в, р асск азы вая о ж изни в П етровском о стр о ге400. В кам ере В олкон ски х, и зображ ен н ой Б естуж евы м , преж де всего п ри вл е­ каю т вним ание кл ави ко р д ы . В свои х восп ом и нани ях М . Н . В олкон ская р ассказы вает следую щ ее: о к азы в ается, ко гд а в д екаб р е 1826 г . она п оех ал а к м уж у в С ибирь и по д ороге побы вала в М оскве у своей н евестки Зинаиды В олкон ской , та тай ком вел ел а п р и вязать к ки б и тке кл ави ко р д ы . «К аж ­ д ая и з н ас к ак м огла лучш е у строи л а свою тюрьму , — сообщ ает М . Н . В ол­ к о н ск ая .— В наш ей кам ере я об тян у л а стены ш елковой м атери ей (своим и бы вш ими зан авесям и , присланны м и и з Р о сси и ), у м еня бы ло ф ортеп и ан о, б и б л и о тека, два д и в ан а, словом , бы ло почти н аряд н о » 401. Н а стен ах м ного п о р тр ето в,— в том чи сле п ортреты H . Н . Р аев ск о го . Н а ак вар ел и худ ож ­ н ик и зо б р ази л В олконскую за кл ави ко р д ам и , рядом стои т В олкон ски й .

170

НИКОЛАЙ Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

В ап р ел е 1831 г . М ария Н и колаевн а п осл ал а обе ак вар ел и своим род­ ным в П етер б у р г. «Я уж е н есколько дней не ж и ву в о стр о ге,— п и сала он а сестр е С . Н . Р аев ск о й .— Т ам п р о и звод ятся больш ие и зм ен ен и я — п роделы ваю тся о к н а. В се ном ера будут ош тукатурен ы , они н е будут более им еть ви д , к ак н а р и су н ке, которы й я п ри лагаю к п и сьм у. Т ак н е ого р чай тесь ж е, если ком н ата п окаж ется н еско лько м рачн ой , и п ом н и те, что он а будет вы глядеть совсем п о-и н ом у. Н е у в ер ен а, у зн аете ли вы м еня в этой вы тянутой черн ой ф и гу р е,— он а долж на и зо б р аж ать

КА М ЕРА ВО Л К О Н С К И Х В П ЕТ РО В С К О М О С ТРО ГЕ (П РО ТИ ВО П О Л О Ж Н А Я СТОРОНА) А к в а р ел ь Н и к о л а я Б е с т у ж е в а . П етр о вс ки й за во д, 1830 г . Исторический музей, М осква

м ен я; м не м ало п о льсти л и , что ж е к асается С ер гея, то он совсем не похож н а себ я . В о всяком сл у ч ае, я у в ер ен а, что этот м ален ьки й ри сун ок д о ста­ ви т вам у д о во л ьстви е, если вы х о тя бы у зн аете п ортреты наш его дорогого о тц а, которы м и я себя окруж аю ». В другом п и сьм е, отп равлен н ом в ию не того ж е го д а, В олкон ская п и сала сестр е: «С ергей п роси т теб я , если ты п олучи ла вн утрен н и й вид наш его н ом ера, п ер ед ать его Р еп н и н у, п рося от наш его им ени зак азать с н его копию д л я доброй м атуш ки . Т еп ер ь, ко гд а окн а п рорублен ы и дню п озволен о освещ ать тю рьм у, этот ри сун ок н е см ож ет п рои зводи ть н а н ее б олезн ен н ого вп еч атл ен и я, и ты достави ш ь больш ое уд овольстви е С ергею , п одари в подобны й м оей b e lle mère». В скоре С . Н . Р аев ск ая н ап и сал а сестре о том , к ак о е вп ечатлен и е п рои звел н а н ее п о д ар о к. В ответном письм е М . Н . В олкон ская сообщ ала: «Я п о лу ч и л а, м оя д об рая С оф и, твое письм о от 29 ию ня и я в в о сто р ге,

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

171

что внутренний вид нашего ж илищ а так тебе понравился. Теперь прибавь к нему маленькое окно на расстоянии трех арш ин от пола и ты будешь иметь верное представление о нем. Ты не ошиблась, думая, что узнаеш ь свой портрет над пианино; они все тут: мама, сестры, братья, не достает л иш ь портрета Элен»402. Ныне обе ак варели , изображаю щ ие камеру В олконских в Петровском остроге, принадлеж ат Историческому музею. М. Н. В олкон ская, конечно, права, д ав ая невысокую оценку этим работам Бестуж ева. Повидимому, то были первые его произведения в этом ж анре. Опыт Бестуж ева-худож ника сводился до переезда в П етров­ скую тюрьму главным образом к портретным и пейзажны м работам. Вот почему, когда там он впервые в зял ся за исполнение интерьерных видов, работы эти о казал и сь несовершенными. Но зато они сохраняют свою ценность к а к единственные произведения, запечатлевшие те тяж елы е условия, в которых декабристы и жены их находились первые восемь месяцев в Петровском остроге. Только в мае 1831 г. в кам ерах была закончена прорубка окон. П ри ­ чем окон столь невзрачны х, что дневной свет едва давал возможность заключенным читать и работать без свечи. В одном из своих позднейших писем М ихаил Бестуж ев говорит: «Не стану повторять историю милости­ вого разреш ения о пропуске нескольких лучей в наши коню шни»403. А Л орер, у к а зав в своих «Записках», что окна, наконец, были прорублены, добавляет: «Но как? Окна, по повелению из П етербурга и по тамошним планам, были сделаны у зки е и под самым почти потолком, а решетки все ж е много отнимали света, особенно у людей, занимаю щ ихся рисо­ ванием»404. Т у т мемуарист, конечно, прежде всего имеет в виду Н и кол ая Бестуж ева. И действительно, д ля того, чтобы в дальнейшем иметь воз­ можность исполнять в Петровском остроге при дневном свете портреты товарищей, Б естуж еву приш лось придумать специальное приспособле­ ние в виде своеобразных подмостков, которые давали ему возможность поднимать стол и стул на уровень узенького оконца. ГЛАВА XVII ПО РТ Р Е Т Ы Н . П . Р Е П И Н А , М. К . К Ю Х Е Л Ь Б Е К Е Р А и Д . П . Т А П Т Ы К О В А , И С П ОЛН Е Н Н Ы Е В ПЕТРОВСКОМ К А З Е М А Т Е (И Ю Н Ь — А В Г У С Т 1831 г.). — П О Р Т Р Е Т А . И. Я К У Б О В И Ч А — НОВЫЙ Э Т АП В ЖИВОПИСНОМ М АСТЕРСТВЕ Б Е С Т У Ж Е В А (К О Н Е Ц 1831 г.)

Основная работа по созданию портретной галереи декабристов была проделана Н иколаем Бестужевы м в стенах Петровского острога. Семь­ десят один человек был заточен здесь осенью 1830 г. и, за исключением четырех — Тапты кова, Колесникова, Ипполита Завали ш и н а (тоже осуж ­ денного по делу Оренбургского общества и доставленного в Петров­ ский острог) и Кучевского, — это были наиболее активные участ­ ники декабристских тайных обществ, осужденные по первым пяти р а з ­ рядам. М ногоообразная к у л ь т у р н а я ж и зн ь, н ал аж е н н ая декабристами в Читинском остроге, стала в Петровском еще интенсивнее, — и в ней Н и кол ай Б естуж ев и гр ал виднейшую роль. Тем не менее в Петровском он не только и сполнял портреты товарищей по окончании срока каждого разряда, перед отправкой на поселение каж дой группы, он писал своих соузников и просто в свободное от многочисленных занятий время, когда тому или иному декабристу пребывать на каторге оставалось еще долгие годы. Многие из исполненных Бестужевы м в Петровском остроге портре­ тов дошли до нашего времени в составе основного собрания, п ринадле­ жавш его Б естуж еву; частично сохранились они в бумагах тех, кому были подарены художником. Н аш а задача — выяснить, как и е портреты декабристов — дошедшие до нас или утраченны е — были им выполнены тогда, установить их хронологию и рассказать об их живописных особенностях.

172

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

Среди узников Петровской тюрьмы находились четверо осужденных по пятому разряду: Н и колай Репин, М ихаил К ю хельбекер (брат друга П уш кина), Андрей Р озен и М ихаил Глебов. Но в то время к а к первым двум при утверждении приговора Верховного суда срок каторж ной работы был уменьшен, в отношении Розена и Глебова приговор был оставлен «без смягчения». Поэтому им пришлось пробыть в Петровской тюрьме еще год после того, к а к д ля Репина и К ю хельбекера 10 ию ля 1831 г. истек срок пребывания на к а т о р г е 405. Портреты Репина и К ю хельбекера Бестуж ев исполнил перед их отъ­ ездом на поселение. Трагической оказал ась дальнейш ая судьба Р епина. Ч еловек незаурядны х способностей и замечательного ума, он п олучил разностороннее воспитание под руководством своего дяди, адмирала К а р ­ цева, директора Морского кадетского корпуса, «отъявленного вольте рианца». Семнадцатилетним офицером гвардейской артиллерии Репин участвовал в походе 1813— 1814 гг. Позднее он принял участие в под­ готовке восстания. «Незадолго до отъезда своего из тюрьмы, он наде­ ял ся еще на счастливый и скорый оборот в ж изни», — писал о нем Розен. По словам Я ку ш к и н а, Репин, «весьма восприимчивый по природе своей < ...> не очень терпеливо переносил заточение и рвал ся на свободу»406. Но случилось так, что после выхода из каземата Р епин п рож ил на свете лиш ь два с небольшим месяца: в ночь на 28 сентября 1831 г. в селе В ерхо ленском И ркутской губернии, в той избе, где ж и л Репин, вспыхнул п о ж ар , и Реп ин сгорел вместе с декабристом А. Н. Андреевым, остановившимся у него проездом. Портрет, исполненный Бестужевым, интересен тем, что является единственным изображением Репина. Не существует т а к ж е других изображ ений и М ихаила К ю хельбекера, лейтенанта гвардейского эки паж а, который активно участвовал в восстании (оба портрета — в основном собрании; на каж дом — подпись изображенного). Ч ерез несколько недель после отъезда на поселение Репина и К ю хел ь­ бекера Бестуж ев прибавил к основному собранию еще один портрет: на нем был и зображ ен Д . П. Таптыков, отправленный на поселение в августе 1831 года. Вместе с портупей-прапорщ иками В. П. Колесниковым и X . М. Д руж ининым, прапорщ ик Оренбургского гарнизонного полка Таптыков был участником тайного общества, которое с провокационной целью организовал Ипполит Завали ш и н в 1827 г. и предал правительству. Поводом к созданию Общества явились, к а к гласит обвинительное за­ ключение, «ложно понимаемая любовь к отечеству и воспламенение ума происшествиями 14 декабря 1825 года»407. Суд вынес суровый п ри ­ говор: некоторые из арестованных, в том числе Таптыков, Д руж и ни н и Колесников, были осуждены на четвертование, замененное к а т о р ж ­ ными работами. В конце 1828 г. они были доставлены «по канату», то есть прикованными к железному пруту, в Ч итинский острог, где и отбывали наказан и е вместе с декабристами. Правительство справедливо считало этих юношей последователями декабристов. Поэтому закономерно, что в августе 1831 г. портрет Тапты кова (так ж е к а к через год и портрет Колесникова) Н и колай Бестуж ев приобщил к своей коллекции. Портреты Репина, К ю хельбекера и Тапты кова исполнены в той ж е манере, к а к а я была свойственна Б естуж еву в Читинском остроге, и на том ж е художественном уровне. Повидимому, в первые месяцы пребыва­ н ия в Петровском остроге Бестуж ев был настолько поглощен насущными бытовыми заботами, что у него не было времени систематически заниматься акварельн ой живописью и совершенствовать свое мастерство. Поэтому перечисленные три портрета, написанные в июне — августе 1831 г., по манере исполнения мало чем отличаются от портрета Л ю блинского, сделанного за два года до того. Х арактеристика изображенных лиц не очень содержательна, колорит жесткий, краски тусклые. Весьма

Н . П. РЕП И Н А к вар е л ь Н и к о л а я Б е с т у ж е в а . П етровский завод, июнь — июль 1831 г . Основное собр а ни е, Москва

174

НИКОЛАЙ

БЕСТУЖЕВ И

ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

возможно, что причина некоторых недостатков — спешка, вы званная быстрым отъездом заключенных на поселение. Но через три-четыре месяца после того, к а к были исполнены портреты Р епина, К ю хельбекера и Тапты кова, Бестуж ев создал портрет совсем другого качества не только по силе характеристики, но и по чисто ж и в о­ писным достоинствам. Н а портрете изображ ен Александр Я кубович. Он долж ен был покинуть острог не скоро, в составе той группы осуж ден­ ных, которая была приговорена к наиболее долгому сроку каторги. Портрет этот по многим причинам заслуж ивает особого внимания, поэтому мы остановимся на нем подробнее. Почти каж дый из участников восстания декабристов, запечатленный Бестужевым, п рож ил ж и зн ь, столь богатую событиями, что она могла бы послужить материалом для интереснейшей повести. Б ол ьш ая заслуга худож ника в том, что во многих портретах, созданных в П етровской тюрьме в позднейшие годы, он п о к аза л себя мастером углубленной х а ­ рактеристики, сумел передать не только внешние черты, но и внутреннюю сущность изображаемого л иц а. И хотя портрет Я кубовича был исполнен отнюдь не в позднейшие годы, он яв л яе тся одним из наиболее примеча­ тельных в этом отношении произведений Бестуж ева. Под портретом Я кубовича написано его рукой: «А. Я кубович. 1831 года — 12 отделение» (тюрьма делилась на 12 отделений, в каж дом от­ делении было по пять-шесть камер). К огда смотришь на этот портрет, в памяти невольно возникаю т слова П уш кина, сказанные им в письме к А. А. Бестуж еву, написанном за две недели до восстания. Осведомляясь о том, кто писал о горц ах в «Северной пчеле», П уш кин спраш ивал: «Не Якубович ли, герой моего воображ ения? К огда я вру с женщинами, я их уверяю , что я с ним разбойничал на К ав к азе , простреливал Грибоедова, хоронил Шереметева e tc . — в нем много, в самом деле, романтизма. Ж а л ь , что я с ним не встретился в К а б а р д е — поэма моя была бы лучше»408. Познакомивш ись с Якубовичем в 1821 г. на К ав казе, куда тот был выслан за участие в дуэли, В. К . К ю хельбекер писал о нем: «Он человек, исполненный чувства и благородства и пламенный любовник свободы». А за полгода до восстания, советуя брату «узнать его короче», Пущ ин пи­ сал о Якубовиче: «Ты не узнаеш ь в нем прежнего ш алуна — все это прошло. Г рузинский воздух прогнал дурь из головы: он там наблюдал, думал и учился. Впрочем, опять не надобно искать в нем совершенства, к ак некото­ рые полагаю т в Москве. Я всегда с удовольствием с ним видался: рассказы его были для меня занимательны , хотя я любил бы, чтобы он не делал столько восхищений и не употреблял бы высокопарных слов»409. Многие мемуаристы с восторгом вспоминали «осанку и смелость» Я кубовича. Ч еловек сложного характера и бурной ж изни, Я кубович был вопло­ щением противоположных чувств. В молодые годы отчаянный кутила и бретер, он в то ж е время грудью становился на защ иту людей, н еспра­ ведливо обиженных; смелый и пылкий, прославивш ийся отчаянной храбростью, в своих рассказах превозносивший только самого себя, он, тем не менее, любил простых солдат, которые платили ему тем ж е за всегдашние заботы. Многие современники видели в нем «нечто идеальное, возвышенное»; по их мнению, «это был Дантон новой революции»410. В действительности, Я кубович формально даж е не состоял членом Се­ верного общества, хотя и принимал деятельное участие в совещ аниях заговорщиков. П озиция его была весьма противоречива. Я кубович «вос­ п лам енял колеблющихся», говорил о своей готовности осуществить убий­ ство Александра I, поддерж ивал тех, кто считал необходимым для успеха переворота убить Н и к о л ая I. Однако, когда, в день восстания, он о к а зал ся на площади близ нового ц ар я, он мирно разговари вал с ним и вы звался идти от его имени уговаривать восставших сложить о руж и е... Н а к ан у н е

М. К . К Ю Х Е Л Ь Б Е К Е Р Акварель Николая Бестужева. Петровский завод, июнь — ию ль 1831 г. Основное собрание, Москва

176

НИКОЛАЙ

Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

14 декабр я Я кубович в з я л на себя обязательство поднять Гвардейский эки паж и привести артиллерию в И змайловский полк, но обещаний этих не выполнил, а с другой стороны, после беседы с Н иколаем I, он убеж дал декабристов д ерж аться крепко и вернул на площ адь дрогнув­ шую часть Егерского полка. П ри всех этих поступках, казал о сь бы совершенно противоположного свойства, Я кубович в основе своей был человек благородный. Недаром декабристы относились к нему к а к к то­ варищ у, а Кю хельбекер, получив известие о смерти Я кубовича, писал, вспоминая жизненны й путь покойного и к а к бы подводя в своем стихо­ творении итоги его деятельности: Он был из первых в стае той орлиной, Которой ведь и я принадлеж ал...

Ц арь расправи лся с ним жестоко: Я кубович был осужден по первому р азр я ду , то есть приговорен «к смертной казн и отсечением головы», за­ мененной каторжным и работами «вечно»411. Н а каторге Н и колай Бестуж ев часто беседовал с Якубовичем, давал ему читать к а в к азск и е повести брата, Александра М арлинского. С Я к у ­ бовичем Марлинский был знаком еще с 1823 г.; восторгаясь его расска­ зами о К авказе, он уже тогда отразил их в одной своей повести. «Я ку­ бович был твоею музою», — писал Марлинскому в 1825 г. его московский приятель, прочитав эту повесть412. Случилось так, что, находясь в К а в ­ казском корпусе и участвуя в боевых действиях против горцев, М арлинский н аписал брату Н иколаю несколько слов о Якубовиче: «Александра Ивановича вспоминают многие черкесы, и те которые за, и те которые против его дрались. Мастер был он пенить боевую пыль! Поклонитесь ему от меня»413. «Якубович благодарит тебя за поклон и п р и п и ску , — отвечал Н и кол ай б р ат у , — велит сказать, что ему снится и видится К а в к а з, и ежели он еще ж ивой выйдет на поселение, то хочет туда проситься. Бы ть может, ты будешь его командиром». А в д р у ­ гом письме, сообщая о том, к а к его товарищ и по заключению отнеслись к повести М арлинского «Мулла Нур», Н и ко л ай Бестуж ев воссоздает живой образ Якубовича: в каземате Я кубович остался таким ж е у в л е к а ­ тельным рассказчиком, каким был до каторги. «Якубович, с которым мы читали его , был нашим дольмачем, д ля объяснения: резаных хвостов, лезгинки, летнего полож ения и проч. Он находит, что Самур и Тенга описаны с верностью очевидца и что ты подарил ему сча­ стье помолодеть 16-ю годами, перенесши его в ж и зн ь боевую, полную надежд и будущего. Он просит тебя обратить внимание на нравы Адыге и воспоминания в большой К абарде < ...>. Он так ж е у к а зу ет тебе на несколько событий, достойных твоего п ер а, — на пораж ение лезгин у берегов Норы и участие тушин с их беспримерной отвагой. В Алла-Верде, монастыре против Ты лавы, можно иногда видеть этих храбрецов и к р а ­ савиц их женщ ин. Подвиги Нурмамедабелата, смерть генерала Г у л якова, отважность Д уванова, жестокость и кончина Гуссейн-хана Ш екинского, храбрость и превратность судьбы Мустафы хана Ш ерванского с его орлиным гнездом фетаги; пороки и самовластие последнего К ар аб ах хана с его дикой роскошью и злодейскими умыслами на Сафара Гюль Мегмета и Рустам беков. Б у н т грузи н в 12 году, смерть майора Подлока с товарищами в Сигнахе, царевич Александр, кочующий изгнанник, непреклонный бедняк, вечно разбитый, но непобедимый. — Н а севере: осада и геройская защита Н аур а во время лж е-пророка; обычаи и удаль линейных казаков, братоубийство к н я з я Рослам-бека Мисостова: адъю ­ тант Потемкина, человек образованный, злодей, убийца — вот канва для целого романа, особенно замечателен раздел крови между мстителями. — Якубович, если его послуш аться и писать обо всем, что он припоминает,

Д . П. ТАП ТЫ К О В Акварель Н иколая Бестужева. Петровский завод, и ю н ь — август 1831 г. Основное собрание, Москва

178

НИКОЛАЙ

Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е

НАСЛЕДИЕ

не кончит до страшного суда романтических реляций о К авказе, которым он дышит пополам с атмосферным воздухом, вместо азота и ки сл о р о д а. — Чтоб кончить эту эктению одним р азом , — право надобно тебе посвятить перо свое воспоминаниям геройской ж изни русских и бурной борьбе горцев с ними в вашем З а к а в к а з ь е » 414. Портрет Якубовича исполнен тогда, когда в облике его еще сохрани­ лись черты былого молодечества. Б есту ж еву удалось запечатлеть внеш­ ность товарища по каторге с большою точностью, — об этом свидетельствует описание примет Я кубовича, сделанное в 1827 г., когда его доставили на каторгу: «Александр Якубович, 29 лет, росту 2 арш . 10 вершков. Лицом смугл, гл аза карие, большие, волосы на голове, бровях и бороде черные, бороду бреет, на лбе повыше правой брови имеет рану от пули с повреж ­ дением кости < ...>, сухощав, плечист»415. А вот к а к описывает н аруж ность Я кубовича актер П. А. Караты гин: «Он был высокого роста, смуглое лицо его имело какое-то свирепое выражение; большие черные на выкате г л а з а , словно налитые кровью, сросшиеся густые брови, огромные усы придавали его физиономии какое-то мрачное и вместе с тем поэтиче­ ское значение»416. Все эти черты отражены в бестужевской акварели, так же к а к и рана на лбу, полученная Якубовичем в одной из стычек с горцами на К ав казе. Но художник-декабрист решил не ограничиться переда­ чей внешнего сходства, он поставил перед собой задачу передать и ду­ шевный мир человека, передать глубоко, точно. К этому Бестужева обязы вала и самая индивидуальность Я кубовича, во многом более слож ­ н ая, более своеобразная, чем личность каждого из тех участников вос­ стания, портреты которых он писал прежде. И ему удалось добиться не только полного сходства, — гл я д я на портрет Я кубовича, ощущаешь и все своеобразие совершенно необычного человеческого характера. Х у д о ж н и к добился удачи, в частности, благодаря тому, что портрет этот он писал, располагая временем, а не спеша, к а к тогда, когда товарищи у езж ал и на поселение. В портрете Якубовича более рельефно вылеплено лицо, а лица Кю хельбекера, Репина и Таптыкова, на портретах, испол­ ненных всего за несколько месяцев до этого, написаны робко и вместе с тем грубовато. Н а портрете Я кубовича хорошо нарисована шея, что до того времени уд авалось худож нику редко; так, например, весьма неточно нарисована шея на портрете Кюхельбекера. Н аконец, в портрете Якубовича п оявляется уж е легкость, прозрачность красок, до тех пор все ж е не в такой степени свойственная работам Б естуж ева. Портрет Я кубовича — лучшее из того, что было исполнено художником на п ротя­ жении первых четырех лет пребывания на каторге, а по глубине психоло­ гической характеристики это вообще одно из самых сильных произведе­ ний Б естуж ева. Портрет н равился и самому х у д о ж н и к у , — недаром в своем основном собрании, которое, по его мысли, должно было стать портретной галереей декабристов, он оставил именно этот портрет 1831 г., — хотя через восемь лет, перед отъездом Якубовича на поселение, исполнил другой (см. ниже, стр. 271). Своеобразная поэтичность облика Я кубовича выразительно передана на превосходной акварели 1831 года. В этом портрете Бестужев проде­ монстрировал высокий профессиональный уровень, он п о казал себя здесь портретистом, которому под силу справиться с передачей внутренней сущности такого незаурядного человека, к а к Якубович. Х уд ож н и к до­ стиг в этом портрете того уровня мастерства, в сравнении с которым портреты, созданные ранее, являются еще недостаточно совершенными. Вместе с тем, портрет этот знаменует собою ка к бы некий рубеж в ак ва­ рельном искусстве Бестужева: художник больше никогда не возвра­ щался к той манере исполнения, в которой работал на каторге вплоть до создания портрета Якубовича.

А . И. ЯКУБОВИЧ А к в а р е л ь Н и ко л а я Б естуж ев а . П е т р о в с к и й завод, 1831 г . Основное собрание, М осква

НИКОЛАЙ Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

179

ГЛАВА XVIII П О Р Т Р Е Т Ы , И С П О Л Н Е Н Н Ы Е В П ЕТ РО ВСК О Й Т Ю Р Ь М Е В И Ю Л Е 1832 г.: М. Н. Г Л Е Б О В А , А. Е . Р О З Е Н А . — П О Р Т Р Е Т Ы , И С П О Л Н Е Н Н Ы Е В Д Е К А Б Р Е 1832 г. — Я Н В А Р Е 1833 г . : К . Г . И Г Е Л Ь С Т Р О М А , А. И. ОДОЕВСКОГО, П . А. М У Х А Н О В А , М. И. Р У К Е В И Ч А , П. Д . МОЗ Г А Н А , И. И. ИВ АНОВА, В. П . К О Л Е С Н И К О В А , П. С. Б О Б Р И Щ Е В А - П У Ш К И НА ( Н Е СОХРА­ Н И Л С Я ) , А. П. и П. П . Б Е Л Я Е В Ы Х , Н. И. Л О РЕ РА , А. И. В Е Г Е Л И Н А , П. В . АВРАМОВА, И. Ф . Ш И М КОВ А, М. М. Н А Р Ы Ш К И Н А , A. H. М У Р А В Ь Е В А , А. В. ПОДЖИО

В 1832 г . м ногие узн и ки П етровской тю рьмы бы ли освобож дены от каторж н ой н евол и : д вад ц ать ч еловек заклю ченны х п олучи ли п раво п оки н уть к азем ат. Т о бы ли п реж де всего М ихаил Г лебов и А ндрей Р о зен ; так ж е к ак и Р еп ин и К ю хельб екер, они входи ли в пяты й р азр я д , но срок и х пребы ­ ван и я на като р ге и стек ал лиш ь 11 ию ля 1832 г . Т огда ж е, в ию ле 1832 г ., Б естуж ев и сп олн и л п ортреты Г лебова и Р о зен а. О ба п ортрета сохран и ли сь в основном со б ран и и . П овидим ом у, худож н ику не хвати ло врем ени закон ч и ть р аб о ту : н а п ортрете Г лебова ухо ед ва об ри сован о, н а п ортрете Р о зен а м аска ли ц а лиш ь п о д го то вл ен а, волосы не закон ч ен ы , ку р тк а тол ько н ам ечен а. В есьм а возм ож н о, вп рочем , что закончен н ы е п ортреты Г лебова и Р о зен а худож н ик тогд а ж е п одари л им сам им , а себе остави л п о вторен и я, заверш и ть которы е так и не у сп ел . «М ихайло Г лебов» — р асп и сал ся д екабри ст н а своем п о р тр ете, о став­ ш ем ся у Б есту ж ева. А вот какую н адп и сь сд ел ал Р о зен н а своем п о р тр ете: «В оспом инание есть единственны й р ай , и з которого ни в каком сл у ч ае н ет и згн ан и я. А ндрей Р о зен » . С лова эти п олучи ли больш ое р асп р о стр а­ н ение среди узн и ков П етр о вско го , зап ом н и ли и х н авсегд а и Б естуж евы . Ч ер ез четы ре с лиш ним год а п осле то го , к ак Р о зен сд ел ал эту н ад п и сь, Н и колай Б естуж ев п и сал б р ату А л ексан д ру: «П ри восп ом и н ан и ях, обою дно зн аком ы х, достаточн о одного н ам ека, чтоб они р азв ер ­ н ули сь в н ас всею цепью и чтобы воображ ен и е наш е п еребеж ало по всем ее звен ьям . З н ал ли ты наш его Р озен а? О н го в ар и в ал , что воспоминание есть единственный рай, из которого нет изгнания! И он говори л п р авд у : д л я тех , ком у н ет ни н асто ящ его , ни будущ его, прош едш ее есть р ай , в котором о н и , к ак п равед н и ки , н аслаж даю тся блаж ен ством воспом и­ н ан и я» . О том ж е с горечью п и сал Н и колай Б естуж ев в письм е к С оф ье С теп овой , ц итированном вы ш е: «У м ен я, у которого отн ято и н ет ни н асто ящ его, ни будущ его, о стал о сь одно то л ько прош едш ее». И м ного л ет сп у стя, в кон ц е 1851 г ., уж е н а п оселен и и , Н иколай Б естуж ев п и сал д р у гу : «У м еня н ет ни н астоящ его, собственно говоря о себ е, ни б уду­ щ его, осталось одно прош едш ее, и это прош едш ее есть д л я м еня теп ерь хлеб насущ ны й». Т е ж е м ы сли вы раж ены и в письм ах М ихаила Б есту ­ ж ева: «Д ля н ас, похоронивш их с собою наш е н астоящ ее и будущ ее, о стал о сь одно прош едш ее, чем мы ж или и ж ивем »417. В сл о вах Р о зен а, написан ны х им на своем п о р тр ете, вы рази ли сь го р ьки е дум ы всех д екаб ­ р и сто в, том ивш ихся в н ев о л е,— вот почем у сло ва эти наш ли тако й гл у ­ боки й о ткл и к в и х сер д ц ах . О суж денны м по четвертом у р азр яд у п ред стояло пробы ть н а к ато р ге ещ е целы й го д . П олной неож иданностью бы ла весть об и х освобож дении от каторж н ы х р аб о т, п олучен н ая в П етровской тю рьм е в д екаб р е 1832 г. С ократи ть декабри стам срок п ребы ван и я н а к ато р ге Н и колай I реш ил по случаю рож ден и я у н его 13 о ктяб р я 1832 г. сы на М и хаи ла,— к слову с к а за т ь , оказавш его ся вп оследстви и «человеком довольн о огран и чен н ы м , госуд арствен н о огран и ченн ы м , госуд арствен н о м алообразован н ы м »418. Н о каки м бы он ни бы л, а по иронии судьбы д екабр и сты , ц вет п ередовой русской и н телли ген ц и и , от рож ден и я этого огран и чен н ого ч ел о века н е­ ож иданно о к азал и сь в вы игры ш е. 8 н ояб ря 1832 г . Н и колай I п одп и сал 12*

180

НИКОЛАЙ БЕСТУЖЕВ И ЕГО ЖИВОПИСНОЕ НАСЛЕДИ Е

у к а з Правительствую щему сенату, в котором осужденным на двадцатилет­ нюю като р гу срок сокращ ался до пятнадцати лет, осужденным на п я т ­ надцать лет — до десяти, а зачисленные в четвертый р азр я д и тем самым осужденные на восемь лет каторги отправлялись на поселение немедленно. В этом у к а з е были такие строки: «Ныне по случаю восприятия от святой куп ели новорожденного четвертого любезнейшего сына нашего, великого к н я з я М ихаила Н и колаевича, ж е л а я явить новый опыт милосердия нашего к участи помянуты х государственных преступников, всемилости­ вейше повелеваем М уханова, Ф онвизина, Ф аленберга, И ван ова, Мозгана, Л ор ер а, Аврамова, Бобрищ ева-П уш кина 2-го, Ш имкова, А л е к ­ сандра М уравьева, Б ел я ев а 1-го, Б ел я ев а 2-го, Н ары ш кин а и А лександра Одоевского, оставленных в работе 8 лет, освободив от оной, обратить на поселение в Сибирь». Одновременно Н и ко л ай I сократил срок н а к а з а ­ ния членам Общества военных друзей — А. И. В егелину, К . Г. И гел ь строму и М. И. Р у кеви чу , отбывавшим като р гу вместе с декабристами, а т ак ж е В. П. К олесникову, и разреш и л отправить на поселение всех ч еты р ех 419. Т аким образом, в конце 1832 г. восемнадцать узников П ет­ ровского острога получили право отправиться на поселение. «Признаюсь, что радость наша была велика и совершенно неожиданна, т ак к а к мы ожидали нашего поселения только через год и не знали, что н аш срок сокращен по случаю рож дения в. к. М ихаила Н иколаевича», — сообщает в своих воспоминаниях Л орер. Л иш ь через полтора месяца со дня подписания у к а з Н и к о л ая I дошел до Петровского завода. С охра­ н илось письмо Вегелина, в котором рассказано, к а к декабристов опове­ стили об этой «милости»: «25-го декабря, день столь торжественный д л я всякого христианина, мы получили приказан и е собраться в большой зале, находящ ейся в самом здании нашей казармы , и там нам прочли у к а з его величества, согласно которому 18 из заключенных получили свободу; первый момент, к а к вы можете хорошо себе представить, был преиспол­ нен одним всеобщим ликованием, но понемногу мысль о р азл у к е с людьми, столь близкими нашему сердцу, в сильной степени его смутила; нам дан был срок до 12 ян в ар я , чтобы приготовиться к дороге»420. Новый 1833 год все находивш иеся в стенах Петровского острога встретили вместе, а у ж е в первые дни я н в ар я комендант тюрьмы начал о тп равлять заключенных на поселение группами в четыре человека. Первыми покинули Петровскую тюрьму Игельстром, Одоевский, М уханов и Фаленберг. Об отправке второй группы Ю ш невская р ассказала в письме к деверю: «17 числа сего месяца проводили еще четырех: Р укевича, Моз­ ган а, И ванова и еще одного молодого человека, К олесникова, который так п л акал , прощ аясь со всеми, остающимися в тюрьме, что всех рас­ трогал. Прощ аясь с нами, он рыдал на груди твоего брата, которого он почитал и у в аж а л . Бедный молодой человек твердил поминутно: те­ перь начнутся мои т я ж к и е страдания, когда буду я один в к р у г у людей, не понимающих меня, без подпоры, без средств к содержанию себя». В другом своем письме Юшневская сообщала о том, с какою сердеч­ ностью узн ики Петровской тюрьмы прощались с товарищами, уходив­ шими на поселение: «Каждый раз прощ ания сии бывают очень трога­ тельными. Родные братья не могут расставаться с бòльшею нежностью, так несчастие и одинакость полож ения сближают. Представь себе, что все в слезах и все огорчены душевно. И мы тут же плачем, к а к сестры, про­ вожающ ие своих братьев»421. В третью четверку вошли П авел Б о б р и щ ев-П уш кин, братья Б ел яевы и Л орер. Вслед за ними были отправ­ лены Вегелин, П авел Аврамов и Ш имков. В конце я н в ар я 1833 г. из Петровской тюрьмы отбыл Н ары ш кин. Ф онвизин долго болел и потому бы л отправлен на поселение лиш ь через год — в феврале 1834 г. Д ольш е всех из числа осужденных по четвертому р азр я д у в Петровском остроге

А . Е. РО ЗЕН Акварель Николая Бестужева. Петровский завод, июль 1832 г. Надпись рукою Розена: «Воспоминание есть единственный рай, из которого ни в каком случае нет изгнания. Андрей Розен» Основное

собрание,

Москва

М

.

Н. ГЛЕБОВ

А кварель Н и к о л а я Б е сту ж ева. П етровски й завод, ию ль 1832 г. Основное собрани е, Москва

П. В. АВРАМОВ Акварель Н и ко л ая Б е сту ж ева. П етровский завод, январь 1833 г. Основное собрание, Москва

А . П. Б Е Л Я Е В Акварель Н иколая Бестужева. Петровский завод, декабрь 1832 — январь 1833 г. Надпись рукою А . П. Беляева: «Н а память Николаю Александр. Безстужеву» Основное собрание, Москва

П . П. Б Е Л Я Е В Акварель Н иколая Бестужева. Петровский завод, декабрь 1832— январь 1833 г. Надпись рукою П . П. Беляева: «Н а память Николаю Александровичу Бестужеву» Основное собрание, Москва

И. И. ИВАНОВ А квар е л ь Н и к о л а я Б е с т у ж е в а . П етровски й зав од, я н в а р ь 1833 г. О сновное со б р а н и е, М осква

Д. И. ВЕГЕЛИН А к в а р е л ь Н и к о л а я Б е с т у ж е в а . П етров ски й зав о д , д е к а б р ь 1832 — я н в а р ь 1833 г. Основное собра н и е, М осква

188

НИКОЛАЙ

БЕСТУЖ ЕВ

И

ЕГО Ж И В О П И С Н О Е

НАСЛЕДИЕ

оставался А лександр М уравьев: 22 н о яб р я 1832 г. умерла А. Г. М у­ равьева, и он решил остаться с братом Никитой, тяж ело переживавшим свое горе; ходатайство А лександра М уравьева было удовлетворено, и он п рож и л в тюрьме до окончания срока заклю чения брата, то есть до середины 1836 г. В основном собрании сохранились, за исключением одного, портреты всех узников Петровской тюрьмы, получивш их в конце 1832 г. право отправиться на поселение. Отсутствует лиш ь портрет П авл а Бобрищ еваП уш кина. К а к нам представляется, портрет этот, по просьбе Н. Д . Ф он­ визиной, худож ник подарил ей (Фонвизина была очень друж н а с Б о б р и щевым и принимала деятельное участие в религиозном к р у ж к е, орган и ­ зованном им в казематах); а о том, что портрет Бобрищ ева был у нее на поселении, сама Фонвизина указы вает в одном из своих тогдашних п исем 422. И з семнадцати по р тр ето в, входящ их в состав основного собрания, пятнадцать Н и ко л ай Бестуж ев создал одновременно в декабре 1832 — ян в ар е 1833 г. Очевидно, он не написал тогда нового портрета Петра Ф аленберга, так к а к располагал его портретом, исполненным в 1828 г. (см. о нем выше, стр. 108). Портрет ж е М ихаила Ф онвизина, судя по некоторым его особенностям, Бестуж ев выполнил п о зж е, — очевид­ но, у ж е в начале 1834 г., когда Ф онвизин у езж ал из Петровской тюрьмы. Остальные пятнадцать портретов сближает одна и та ж е своеобразная манера, которую за полгода до этого х уд ож н ик впервые нашел, испол­ няя портреты Глебова и Р озена. Все семнадцать портретов выполнены в более ш ирокой манере, нежели ранние работы. Это у ж е во всех слу­ ч аях полноценная ак вар ел ь, когда худож ник пишет легкими п р озрач­ ными мазками, в полной мере и сп о л ьзу я просвечивающий белый тон бумаги, н аходя тонкие живописные нюансы. Вместе с тем и к а ж д а я характеристика становится все индивидуальнее. Р ассм атр и вая эти пор­ треты, явственно ощущ аеш ь, к а к формировался творческий почерк декабриста-худож ника. Портреты эти со всей очевидностью свидетель­ ствуют о том, что мастерство Б естуж ева в Петровской тюрьме с годами возрастало. Н а каж дом из пятнадцати портретов, исполненных Бестужевым в де­ кабре 1832 — ян вар е 1833 г., есть автограф изображенного (не расписался лиш ь Н ары ш кин , поэтому подпись его худож ник вы резал из письма и приклеил под портретом). Р укевич расписался на родном языке, попольски. Н а двух портретах стоят даты — пониже своей подписи А в р а­ мов приписал: «Ген. 1833 г.», а Иванов рядом с подписью поставил: «1833 года». П етр Б ел я ев вслед за своим именем и фамилией написал: «На па­ мять Н иколаю Александровичу Бестужеву»; то ж е н аписал Александр Б е ­ ляев. И з всех декабристов, уехавш их тогда на поселение, братья Б е л я ­ евы были более других друж ны с Бестужевым. Офицеры флота, они были знакомы с ним задолго до восстания, а старший из братьев вместе с Б ес т у ­ жевым п л а в ал в 1824 г. на фрегате «Проворный». Б ел я ев ы еще с тех лет относились к нему «с восхищением», «с неограниченным уважением»423, а в своих воспоминаниях Александр Б ел я ев неоднократно восторгается замечательными способностями Б есту ж ева. В тех ж е воспоминаниях А лександр Б ел яев пишет: «Помню, что Оболенский п ож ертвовал мне свое байковое одеяло, из которого мне было сшито что-то вроде к а зак и н а, в котором и был сделан мой портрет Н иколаем Бестужевым»424. У ж е н аходясь на поселении, братья Б ел яевы обратились к Бестуж еву с просьбой послать их сестрам повторения портретов. «Н иколая А л е­ ксандровича поблагодарите вперед за обещание исполнить наш у просьбу относительно портретов: сестры очень просят прислать их», — писал Петр Б ел я ев в Петровскую тюрьму Е . П. Оболенскому. В другом письме к нему ж е Александр Б ел я ев писал: «Попроси еще Ник Алекс о портретах, я уверен, что он не откаж ет этого сделать, зн ая, к ако е удовольствие он этим доставит нашим сестрам, от которы х я у ж е вперед благодарю его». Бестуж ев и сполнил просьбу. «Поблагодари очень Н и к о л ая Александровича за присылку портретов, которые полу­ чили без всякого письм а, — писал Александр Б е л я е в . — Он сам имеет сестер и потому может судить об удовольствии добрых сестер наших»425. Портреты эти, являю щ иеся точным повторением экземпляров основного собрания, дошли до наш их дней и х р ан ят с я в Л итературном музее. И з всех пятнадцати портретов, и зображ аю щ их осужденных по четвер­ тому р азр я ду , наиболее примечателен портрет А лександра Одоевского. Это не только ценное прибавление к его приж изненной иконографии, но и лучш ий из числа дошедших до нашего времени портретов Одоев­ ского. У ж е по одному этому новонайденному портрету суждена долгая ж и зн ь и ш и р о ка я известность. Одоевского в Сибирь привело, по словам Л о р ер а, «не ребячество, а любовь к отечеству и стремление на развал и н ах деспотизма, самого са­ модурного, самого пагубного д ля общества, благо России!»426. Больш ой поэтический талант Одоевского раскр ы лся в полную силу в казем атах Читы и Петровского. Р асс к азы в ая о тогдашних встречах с Одоевским, М ихаил Бестуж ев писал: «Я видел в нем молодого, пылкого человека, поэта в душе, который ж и л в заоблачном мире. В ся его тюремная ж и зн ь вылилась в поэтических звуках». Товарищ и по заключению высоко ставили дарование Одоевского: «главный наш поэт», говорил о нем Л орер, а А лександр Б ел я ев писал: «мы скоро увидели в нем не только поэта, но, ск аж у смело, даж е великого поэта»427. Одоевский стал выразителем настроений, дум и чаяний декабристской каторги, а его стихотворный ответ на послание П уш кина «Во глубине сибирских руд...», написанный к а к бы от имени всех сосланных декабристов, яв л яе тся одним из самых замечательных памятников русской вольной поэзии. В этом произведении Одоевскому удалось воплотить мысль о преемственности революционной борьбы: недаром строку из этого стихотворения — «Из искры возгорится пламя» — В. И. Л енин поставил эпиграфом к газете «Искра». Р аб о тая над портретом Одоевского, Бестуж ев добился, несомненно, большого сходства. «Он был самого большого роста и необыкновенно приятной н ару ж н о сти , — сообщает об Одоевском писательница В. С. М ик лаш еви ч . — Б ел , нежен. Выступающий на щ еках его румянец, о бнаруж и ­ в а я сильные чувства, часто нескромностью своею изменял его тайнам. Нос у него был довольно правильный; брови и ресницы почти черные, большие синие гл аза — всегда несколько прищуренные, что придавало им очаровательную прелесть; улыбка на розовых устах, откры вая прекрасные зубы, вы р аж ал а презрение ко всему низкому»428. Отец Одоевского, встре­ тившись в 1836 г. с сыном, когда тот отп р авл ял ся рядовым в К ав казски й корпус, сказал: «Да ты, брат Саша, к а к будто не с каторги, у тебя розы на щеках». Сообщая об этом, Л орер пишет: «И действительно, Александр Одоевский в 35 лет был красивейш им мужчиною, к а к и х я когда-нибудь знал». А вот к ак описывала внешность Одоевского одна его родствен­ ница: «Высокого росту, худощавый, с прекрасными большими голубыми г л а з ами, с каштановыми волосами»429. Лермонтов в стихотворении «Памяти А. И. Одоевского» вспоминает «блеск лазу р н ы х глаз». Некоторые из этих черт облика Одоевского запечатлены на портрете, исполненном Б ес т у ж е­ вым в декабре 1831 — ян вар е 1832 г.; к тому ж е ему удалось передать и одухотворенность лица декабриста-поэта, и его умный взгляд. В аквар ел и много живописности, света. И хотя худож ник не успел заверш ить работу над акварелью (недоработанными остались ухо и шея), портрет этот принадлеж ит к числу наиболее замечательных произведений Бестуж ева430.

190

НИКОЛАЙ

БЕСТУЖ ЕВ

И

ЕГО

Ж ИВОПИСНОЕ Н А СЛ Е ДИ Е

Бестуж ев писал Одоевского, повидимому, не раз. Во всяком случае, можно утверждать, что существовал еще один исполненный Б ес т у ж е­ вым портрет Одоевского, д ля которого тот позировал в шубе с меховым воротником. П редставление об этой, ныне утраченной, акварели дает литография, которая и воспроизводит ее в основных чертах. «Больш ая литография московского худож ника Скино (ныне умершего) с рисунка Н. Бестуж ева», — так обозначил эту вещь Р о з е н 431. А самое изображение он оценивал так: «Нарисованный портрет Н. А. Бестужевы м 1-м, а к в а ­ рельный, похож по складу лица, но выражение и гл аза непохожи: они как-то прищ урены, а его взгл яд был открытый, живой, умный»432. Л и то ­ графия эта, исполненная в конце пятидесятых годов, получила ш ирокое распространение. В частности, долгие годы экземпляр ее хран и л у себя Н. П. Огарев. В своих воспоминаниях об Одоевском он пишет: «И еще я сделал преступление: в моих беспутных странствиях я где-то оставил его портрет, сделанный карандаш ом еще в Сибири и литографированный; он представлен в какой-то чуйке с меховым воротником и очень похож». Портрет этот так н р ави л ся Огареву, что он хотел воспроизвести его в «Полярной звезде»: «Если он у кого-нибудь есть, умоляю п р и ­ слать, потому что другой портрет, который у нас, т ак дурен, что мы не решились прилож ить его к „П олярной звезде “ »433. В своей оценке Розен, думается, ближе к истине, чем Огарев: оригинал Б естуж ева литографу не удалось воспроизвести точно, — выражение лица на литографии, видимо, несколько искажено. Кому прин адлеж ал подлинник портрета Одоевского, перерисованный А. Т. Скино, неизвестно; возможно, что он входил в коллекцию И. Д . Я ку ш к и н а, сыновья которого находились в сношениях с литографом Скино. Кроме портрета Константина Игельстрома, находящ егося в основном собрании, удалось определить еще один его портрет; портрет этот, х р а ­ нившийся в фондах ленинградского М узея революции в качестве н еи з­ вестно кем исполненного и неизвестно кого изображаю щ его, был недавно разыскан нами и атрибутирован. Он явно написан Бестужевым и и зо ­ браж ает Игельстрома. Н и к а к и х сведений о происхождении этого п о р т­ рета разы скать не удалось. Ныне портрет передан в Отдел истории р у с­ ской ку л ьту ры Эрмитажа. В недавние годы в Л итературны й музей поступили парные ак в а р е л ь ­ ные портреты: на одном и зображ ен М ихаил Н арыш кин, на другом — его ж ена — Е ли завета Петровна (урож денная Коновницына, дочь бывшего военного министра и сестра декабристов Петра и Ивана Петровичей). На том и на другом портрете монограмма Бестуж ева — «N B :». Б л а г о д а р я дошедшим до наших дней письмам Е . П. Нарыш киной, есть возмож­ ность установить происхождение этих вещей. «Мы с нетерпением ждем Вашего п о р тр ета, — пишет Н ары ш кина матери 3 ию ня 1832 г. из П етровского, — что ж е касается наших портретов, мы их не можем еще отправить, и я отсюда виж у, к а к Вам хочется их увидеть». В другом письме, отправленном через две недели, она сообщает: «Мой портрет окончен, дорогая мама, но так к а к я не хочу, чтобы Б ав к и д а путешество­ вала без своего Филимона, то ж ду пока будет готов портрет М ишеля, чтобы Вы увидели оба портрета одновременно». Следующее упоминание о портретах содержится в письме от 15 июля: «Я надеюсь, что на будущей неделе смогу отправить Вам наши два портрета». 22 ию ля Н ары ш кина сообщает матери: «Портрет М ишеля еще не окончен, но он обещает быть очень похожим и доставит Вам удовольствие, я уверена в этом». И н ако ­ нец, через неделю, о тп р ав л яя оба портрета в Петербург, Н ары ш кина пи­ сала: «Вот наши два портрета, дорогая м ам а, — мой слишком льстит, но, однако, я на нем похожа. Я не совсем довольна портретом Мишеля, кото­ рый, по моему мнению, не передает выражение его лица и представляет

К . Г. И Г Е Л Ь С Т Р О М Акварель Н иколая Бестужева. Петровский завод, декабрь 1832 — январь Основное собрание,

Москва

1833 г.

К . Г. И Г Е Л Ь С Т Р О М Акварель Николая Бестужева. Петровский завод, декабрь 1832 — январь 1833 г. Отдел истории русской культуры Эрмитажа, Ленинград

Н . И . Л ОРЕР А к в а р е л ь Н и к о л а я Б е с т у ж е в а . П етров ски й з авод,

д ек а б р ь

Основное собрани е, Москва

1832 — ян варь 1833 г.

П. Д. М ОЗГАН Акварель Н иколая Бестужева. Петровский з авод, декабрь 1832 — январь 1833 г. Основное собрание, Москва

В. П. КО Л Е С Н И КО В А кв а р е л ь Н и к о л а я Б е стуж ев а . П е т р о в с ки й

завод,

д екаб рь 1832 — январь 1833 г .

Основное собрание, М о скв а

13*

П . А. МУХАНОВ А кв а р е л ь Н и к о л а я Б е с т у ж е в а . П етровски й з авод, де к а б р ь 1832 — я н в а р ь 1833 г.

Основное с о б р а н и е, М осква

А . И . О ДО ЕВСКИЙ А к в а р е л ь Н и к о л а я Б е с т у ж е в а . П е т р о в с к и й з авод, январь 1833 г . Основное соб рание, М о скв а

А. И . ОДОЕВСКИЙ Л и то гр а ф и я А. Т . Скино с утр ач ен н о й а к в а р е л и Н и к о л а я Б е с т у ж е в а . П етровски й завод, 1832 г. И нститут р у сской л и тер ату р ы АН СССР, Л ен и н град

И. Ф . Ш И М К О В А к в ар е л ь Н и к о л а я Б е с т у ж е в а . П етровски й з авод, д ека брь 1832 — ян в а р ь 1833 г . Основное со б р а н и е,

Москва

М. И . Р У К Е В И Ч Акварель Н иколая Бестужева. Петровский завод, декабрь Основное

собрание, Москва

1832 — январь 1833 г.

А . М. МУРАВЬЕВ Акварель Николая Бестужева. Петровский завод, декабрь 1832 — январь 1833 г. Основное собрание, Москва

М. М. Н А Р Ы Ш К И Н Акварель Н иколая Бестужева, Петровский завод, лето 1832 г. Литературный музей, Москва

М. М. Н А Р Ы Ш К И Н Акварель Н ик о ла я Бестужева. Петровский завод, декабрь 1832 — январь 1833 г. Основное собрание, Москва

А . В. П О Д Ж И О Акварель Н иколая Бестужева. Петровский з авод, 1832— 1833 гг. Институт русской литературы А Н СССР, Ленинград

НИКОЛАЙ

Б Е С Т У Ж Е В И Е ГО Ж И В О П И С Н О Е

НАСЛЕДИЕ

205

к тому ж е, его более толстым, чем он на самом деле»434. Т аким обра­ зом, из этих писем следует, что в мае 1832 г. Н ары ш кины обратились к одному из узников Петровской тюрьмы с просьбой исполнить их портреты д л я подарка родным. То был, конечно, Н и ко л ай Б естуж ев, и речь, без­ условно, идет именно о тех портретах Н ары ш кины х, которые снабжены монограммой худож ника и поступили в Л итературны й музей (воспроиз­ ведение портрета Е . П. Н ары ш киной см. ниж е, стр. 295). Что ж е касается отзыва Ели заветы Петровны о портрете м уж а, то подобного рода неудо­ вольствия свойственны родственникам, которы е часто идеализирую т внешность своих близких. В действительности, портрет Н ары ш кина — декабрист сидит, положив р у к у на спинку стула — это превосходная вещь, мастерски исполненная. П ортрет прежде всего пленяет глубиной психологической характеристики: ху д ож н ику удалось так полно передать чистоту духовного мира Н ары ш кин а, что, г л я д я на один этот портрет и не прибегая к каким-либо другим документальным свидетельствам, можно было бы р ассказать о характере изображ енного. «У тебя теп л ая и вы сокая душа», — п исал Н ары ш кин у Л орер, который считал, что только «недостойный человек не может быть другом Нарышкина»; н азы вая его «человек с примерною душою», Р озен вспоминал: «получив совершенно светское и блестящее воспитание, сох р анял он скромность, кротость»; а Оболенский писал о том уваж ени и к Н ары ш кину, «которое возбуж дали его добрая симпатичная н ату р а, его кроткий, тихий нрав, его стремление к добру, его верность в дружбе»435. Все эти замечательные качества х ар актер а и можно, нам представляется, «прочитать» в облике Н ары ш кина на том портрете, который был исполнен летом 1832 г. Н и ­ колаем Бестужевы м в Петровской тюрьме. Повидимому, добиться успеха — т а к ж е к а к и в работе над портретом Я кубовича — х у д ож н ику удалось, в частности, потому, что трудился он над этими портретами без всякой спешки. Чтобы достигнуть такого мастерства, ему в первую очередь нужно было много и упорно работать. Следует отметить, что хотя портрет Н ар ы ш ­ кина выполнен в ак варельн ой технике, но по своей «тщательно-копотливой» манере напоминает приемы, прим енявш иеся Николаем Бестуж евы м в его работах на кости; худож н ик на этот раз зан я л с я «тщательной отделкой», — несмотря на то, что одной из причин д л я перехода к работе чистой акварелью , и не на кости, а на бумаге, было ж елан и е освободиться от лишней траты времени на «отделку»436. Портрет Н ары ш кина — большая удача. Ч ерез полгода после того, к а к он был выполнен, в дни, когда Н ары ш кин собирался на поселение, Бестуж ев написал второй его портрет, который и вклю чил в свое собрание. Он значительно слабее первого и по х а р а к ­ теристике, и по живописным достоинствам. И сполнил Бестуж ев и два портрета Александра Поджио тогда же, когда он работал над портретами Глебова, Р озен а и тех декабристов, которые были осуждены по четвертому р азр я ду . Первый портрет Поджио следует датировать 1832— 1833 гг.; это неопровержимо доказы вается ак варелью , на которой А лександр М уравьев изобразил кабинет своего брата Н икиты в доме, построенном А. Г. М уравьевой в Петровском заводе: на левой стене, среди различны х портретов, виден именно этот портрет П оджио, а сама а к в а р ел ь А лександра М уравьева датирована 1833 годом. П ортрет Поджио, к а к и ак ва р ел ь Александра М уравьева, принад­ леж ит теперь И нституту русской литературы 437. Д р уго й портрет Поджио повторяет с некоторыми вариантами п ер­ вый; он плохо сохранился, поэтому еще до 1917 г. была сделана попытка восстановить его в первоначальном виде, но портрет только пострадал от руки неумелого реставратора. Н аходится он в фондах Исторического музея.

206

НИКОЛАЙ БЕСТУЖЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

ГЛАВА X IX А В А Н Т Ю Р И С Т РОМАН МЕДОКС В ПЕТРОВСКОМ ЗАВОДЕ Р АС С М А Т Р И В А Е Т П О Р Т Ф Е Л Ь Б Е С Т У Ж Е В А С П О Р Т Р Е Т А М И Д ЕК АБРИ СТО В. — П О Р Т Р Е Т Ы , И С П О Л Н Е Н Н Ы Е В П Е Т ­ РОВСКОЙ Т Ю Р ЬМ Е М Е Ж Д У 1834 И Н А Ч А Л О М 1837 гг.: П О Р Т Р Е Т Ы М. А. Ф О Н В И З И Н А, В. П. И ВА Ш ЕВА , Д . И. З А В А Л И Ш И Н А , С. Г. ВОЛКОНСКОГО, С. П. Т РУ Б Е Ц К О Г О , И. А. А Н Н Е Н К О В А , М. С. Л У Н И Н А , П. Н. СВИСТУН О ВА, Н. М. М У Р А В Ь Е В А , Н . В. Б А С АР Г И Н А , П. Ф. ГРОМ Н И ЦК О ГО , И. В. К И Р Е Е В А , А. А. и Н . А. К Р Ю К О В Ы Х , М. Ф . М И Т Ь К О В А , А . И. Т Ю Т Ч Е В А , А. Ф. ФРОЛОВА; У Т Р А Ч Е Н Н Ы Е П О Р Т Р Е Т Ы Ф. Б. В ОЛ Ь Ф А , К . П . Т О Р СОНА, В. И. Ш Т Е Й Н Г Е Л Я , И. Д . Я К У Ш К И Н А

Ч ерез несколько недель после того, к а к декабристы, осужденные по четвертому р азр я д у , были отправлены на поселение, в П етровскую тю рь­ му с провокационной целью прони к авантюрист Р ом ан Медокс. Много не­ приятностей могла причинить заключенным эта н еож и дан ная встр еч а, — она могла, в частности, привести к уничтожению замечательной портрет­ ной галереи участников декабрьского восстания, создать которую задумал на каторге Б естуж ев. Л и ш ь благоприятное стечение обстоятельств спасло от конфискации портреты декабристов, исполненные к тому времени Бестужевым. П е р ва я авантю ра Медокса, п ред п р и н ятая им еще в 1812 г ., п ривела его в Ш лиссельбургскую крепость, где он просидел целы х четы рнадцать лет. В июле 1826 г. в одну кам еру с ним на некоторое время были помещены Н и ко л ай и М ихаил Б есту ж евы , Ю шневский и П ущ ин, от которы х М едок су удалось выведать о восстании немало важ н ы х сведений. Весной 1827 г. Медокс был отправлен в Сибирь под надзор полиции и после многих п о­ хождений о к а зал ся в конце 1829 г. на свободе в И р к у тске в качестве р я д о ­ вого; на самом ж е деле он был агентом-осведомителем I I I О тделения. Т а к к а к заключенные декабристы нелегально сносились со своими родными именно через И рк у тск, Медокс п о старался войти в доверие к тому ч ел о ве к у , в чьих р у к а х и были сосредоточены эти связи. То была В. М. Ш ах о вская, невеста М уханова, которой Н и к о л а й I, несмотря на многократны е ее ходатайства, упорно не давал разреш ения на бр ак с осужденным д ека б р и ­ стом. Е щ е в 1828 г. Ш ахо вская переехала из столицы в И р к у тск и вскоре стала здесь связующим звеном между заточенными декабристами и их род­ ственниками. Медокс, ж е л а я вы служ иться и и сп о л ьзу я некоторые сведе­ ния, полученные у Ш аховской, зате ял грандиозную провокацию : 12 м ая 1832 г. он отправил в I I I Отделение донос, в котором утвер ж д ал , будто в России зреет новый революционный заговор, и в заговоре этом замешаны декабристы, находящ иеся в Петровской тюрьме. Несмотря на явные нелепости, нагроможденные в этом доносе, Н и к о л а й I поверил в измышления Медокса и 20 я н в ар я 1833 г. на докладе I I I Отделения н а л о ­ ж и л резолюцию, в которой были, между прочим, такие слова: «Н ельзя те­ рять времени». А еще в декабре 1832 г., когда до Н и к о л а я I дош ли первые сведения о «заговоре», в Сибирь был послан адъютант военного министра, ротмистр Вохин, которому было поручено «обнаружение замыслов». Прибыв в И рк у тск и взяв с собой в качестве п и сар я М едокса, Вохин вместе с ним отправился в П етровский завод, к у д а п риехал 11 м арта 1833 г. Д е ­ кабристы, — к а к о том свидетельствуют воспоминания Я к у ш к и н а , — о цели приезда Вохина догадывались, но о подлинной роли Медокса они не подозревали. Б л а г о д а р я старым своим знакомствам с декабристами еще по казем ату Ш лиссельбургской крепости Медоксу удалось встретиться с некоторыми из них в Петровском и сблизиться с ними. И так к а к Медокс хорошо рисовал, Н и к о л ай Б естуж ев предоставил ему возможность осмо­ треть свое собрание портретов. Когда, после шестидневного пребывания в Петровском заводе, Медокс составил новый донос, написанный в форме дневника, в котором разными подложными документами и выдуманными со­ общениями старался обосновать свой старый донос, — он не преминул

М. А. Ф О НВИЗИН

А квар е л ь Н и к о л а я Б е стуж ева. П етровски й завод, я н в а р ь — ф евраль Основное собрание, Москва

1834 г.

208

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

у к а зат ь (к тому ж е дважды) на существование портретной галереи «государ­ ственных преступников». Впервые Медокс к а к бы вско л ьзь сообщил о ней в записи от 14 марта. Р асс к азы в ая о своем посещении дома Ю шневской (построенного неподалеку от острога) и о содержании тех разговоров, к о ­ торые он якобы вел здесь с Юшневским, а т а к ж е с Н и ки той М уравьевым и Вольфом, Медокс заканчивает: «Н. Бесту ж ев пр исл ал мне свою п о рт­ фель с собранием портретов всех освобожденных из Петровского завода государственных преступников, но рассматривание оных оставлено до следующего дня, по неудобности судить о живописи при свете огня» (в от­ личие от ж енаты х декабристов, получивш их п раво в любое время навещ ать своих жен, Н и ко л ай Б есту ж ев без специального разреш ения выходить из острога не мог; поэтому портфель с портретами он передал Ю шневскому, поручив ему п о казать их Медоксу). 15 марта провокатор вновь побы вал у Ю шневской и в пространной записи в дневнике-доносе отметил: «У Ю шнев ского после обеда к кофею яв и л ся Я ку ш к и н , а потом и Вольф. Р ассм атри ­ в ая портфель Н . Б есту ж ев а, я воспользовался случаем узн ать изустные мнения государственных преступников о их собратиях». Д алее, со слов своих собеседников, Медокс сообщает сведения о б ратьях Б ел я ев ы х , Н а ­ рышкине, Муханове, Одоевском, Д р уж инине, Тапты кове, Ф аленберге, то есть именно о тех, кто к тому времени был отправлен на поселение и чьи портреты Бестуж ев, к а к мы знаем, у ж е выполнил, вклю чив их в свое основ­ ное собрание438. Можно не сомневаться, что если бы доносам Медокса был дан ход, «портфель» Н и к о л а я Б есту ж ева был бы отобран и, вероятно, уничтожен, а д екабристу-худож нику — строж айш е запрещ ено писать портреты «го­ сударственных преступников». Н о внимание I I I Отделения было поглощ е­ но сообщением о новом заговоре. К огда ж е не замедлила обнаруж иться лживость доносов Медокса, Н и ко л ай I п р и к а за л заточить его в тюрьму пожизненно (на этот раз авантюрист просидел в Ш лиссельбургской кр е п о ­ сти 22 года и был выпущен на волю лиш ь в 1856 г . , по п р и к азу А л ексан д ­ ра II). Поэтому донос Медокса о портретной галерее декабристов хода не получил, и Н и к о л ай Бестуж ев не потерял возможности продолж ать свою работу. П ятьдесят человек заключенных оставалось еще в казем атах П етров­ ского завода к весне 1833 г. — после того к а к четвертый р азр я д был «обращен на поселение»439. Н и ко л ай Бесту ж ев в свободное от многочислен­ ных зан яти й время, несомненно, работал над портретами товарищей, к о ­ торым — к а к и ему самому — предстояло еще томиться в тюрьме: в 1833— 1839 гг. Б е с т у ж е в у , конечно, случалось писать портреты декабристов задолго до того, к а к товарищ и покидали стены тюрьмы. Н о так к а к зн а­ чительная часть дошедших до нас портретов из числа исполненных Бестужевым в Петровском остроге лиш ена д ат , — затруднительно устано ­ вить (при отсутствии к тому ж е прям ы х у к а з а н и й архивно-документаль­ ного хар актер а), к каком у ж е времени они относятся. З адача усло ж н яется тем, что Б естуж ев, к а к правило, совершенствуя свое мастерство, не в о з­ в ращ ался ни к одной из п реж них своих манер. Отошел он и от той весьма своеобразной по свободному м а зк у манеры, в которой были выполнены им во второй половине 1832 и в начале 1833 г. портреты Розена, Глебова, Одоевского, Л ор ер а и д ругих. После создания этой серии Н и к о л ай Б есту ­ ж ев продолж ал неуклонно совершенствовать свое мастерство и, не оста­ н авливаясь на достигнутом, упорно продвигался вперед. К январю или февралю 1834 г. относится портрет М. А. Ф онвизина, из-за болезни покинувшего острог на целый год позже, чем все его товарищи по р азр я ду . У е х а л он вместе с женой. «Н аталья Д митриевна Ф онвизина у ех а л а на поселение, — сообщала М. К . Ю ш невская своим родным 2 м ар ­ та 1834 г . — Мне было грустно с нею проститься»440. Исполненный на

В. П . И В А Ш Е В Акварель Н иколая Бестужева. Петровский завод, 15 июня 1834 г. Основное собрание, Москва

210

НИ К О ЛАЙ БЕСТУЖЕВ И ЕГО ЖИВОПИСНОЕ НАСЛЕДИЕ

высоком уровне мастерства портрет Ф онвизина интересен, в частности, тем, что здесь впервые п оявилась броская многокрасочная деталь, ранее не встречавш аяся в работах Б естуж ева — цветной шарф, повязанны й на шее: худож н ику захотелось передать переливы разовы х, голубы х и ж е л ­ тых тонов, и ему это удалось в полной мере. Много внимания рисованию у д ел я л Н и ко л ай Б есту ж ев в летние ме­ сяцы 1834 г. Вот что писала Е . А. Б естуж евой 17 августа 1834 г. М. К . Ю ш невская, к о то р ая была д р у ж н а с братьями Бестужевы ми и, пока они н ахо ­ дились в Петровской тюрьме, вела их переписку с родными: «Н А< л е к с а н д р о в и ч >, к а к вы знаете, постоянно занимается рисованием, то ченьем разны х разностей и множество хороших вещей делает. Во всю нашу дурную погоду он почти не выходит из своего номера и т ак пристально за ­ нят, что некогда, говорит, навестить своих друзей и знакомых»441. Из всех тогдашних занятий Б есту ж ева Ю ш невская на первом месте ставит «рисо­ вание». И вр яд ли будет ошибкой предположить: Б есту ж ев в те месяцы «постоянно заним ался рисованием» прежде всего потому, что работал над портретами декабристов. Между тем, до нас дошел только один портрет декабриста из исполненных Бестуж евы м именно в то в р ем я , — это п о р ­ трет В. П. И ваш ева. Автором на нем поставлена дата «1834. 15 J u i n » (так же, к а к и портрет Ф онвизина, портрет Иваш ева входит в состав основного собрания). Портрет И ваш ева стоит в р яду наиболее душ евны х, — если можно так в ы р ази ться , — наиболее бережно написанны х портретных произведений Б есту ж ева, созданных им к тому времени. Недаром х уд ож н ик подписал портрет своей монограммой, — обычно он ставил свою монограмму тогда, когда работа удовлетворяла его. Бесту ж ев любил И ваш ева — человека ч у ­ десной души, с именем которого связы вается один из наиболее замечатель­ ных документов эпистолярного наследия Б естуж ева. Это сохранившийся в его архи ве черновик письма к И ваш еву от 13 сентября 1835 г. Видимо, письмо послано не было и осталось в черновике: в нем Б естуж ев слишком откровенно вы разил свое душевное состояние. Вот текст этого единственного в своем роде документа: «Сегодня твое рождение, Б а з и л ь , — поздравляю ! не знаю сколько тебе лет, но ж елаю , чтобы ты с каж дым прибылым днем благословлял бога и радовался, что каж д ы й новый день п рибавляет к массе твоего счастия! Этого я ж елаю т е б е — д ля тебя мое ж елани е возможно: ты м уж , ты отец — у тебя есть цель, ты можешь действовать, — ж и ть жизнью ; от тебя зависит разнообразить ее — и так ж елаю сверх всего — высокого и ску с­ ства — уметь разнообразить ее. От этого много зависит счастье человече­ ское!!! И я разноображ у ж и зн ь свою!.. Обвиваю колечки, стучу молотком, м а­ ж у кистью , бросаю землю лопатою; часто пот льет с меня градом, часто я утомляю сь до того, что не в силах пошевелить перстом, а со всем тем каж ды й у д ар м аятн и к а, каж ды й миг времени падает на меня, к а к к а п л я холодной воды на голову безумного, ло ж атся, к а к щ елчки по наболевшему месту! С казать ли тебе правду, Б а з и л ь , — я хочу ж и зн и, а л еж у в могиле — я обманут в своих расчетах. Я сделал все, чтобы меня расстреляли, я не рассчитывал на выигрыш ж и зн и — и не знаю, что с ним делать. Е сли ж ить, то действовать, а недея тельность х у ж е католического чистилища — и потому я пилю, строгаю, ко ­ паю, малюю, а время все-таки холодными капл ям и падает мне на горячую , безумную голову — и тут же присоединяются щелчки по бедному больному сердцу. П рокляты й эгоизм! — видишь л и ты человека, Б ази л ь ! — везде это негодное я примешивается кстати и не кстати, думал ли ты, принимаясь за мою записку, думал ли я сам, принимаясь за перо, что, вместо твоего

Д . И. З А ВА Л И Ш И Н

14*

А к в а р ел ь Н и к о л а я Б е с ту ж е ва . П етровский заво д, 1835 г. Местонахождение оригинала неизвестно. Воспроизводится по старинной фотографии, принадлежавш ей Д . И. Завалиш ину Надпись на обороте фотографии рукою Завалишина устан ав л и в а ет авторство Б е с ту ж е ва и время исполнения портрета Собрание З . Д. Завалиш иной-Еропкиной, Л енинград

212

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

поздравления, напиш у себе панихиду, но извини — пусть это будет у сл о ­ вием claire-obscure* в картине твоего счастья! Ты теперь, конечно, понима­ ешь, что чем r e p o u s s o i r ** темнее, тем остальные части картины ярче»442. В читы ваясь в эти горестные строки, написанные Бестужевы м после де­ сятилетнего заклю чения, явственно ощущаешь отчаяние, которое владело им в ту минуту. «Я хочу ж и зн и, а л еж у в могиле», — эти слова восприни­ м аю тся, к а к к р и к смертельно раненой души. Н о Бесту ж ев был человеком больш ой силы воли и письма к И ваш еву, к а к мы предполагаем, не отп ра­ вил и никогда ни в каком другом письме своих душевных переж иваний не о б наж ал . В письмах к родным и близким Бестуж ев всячески подчеркивал, что и в трудных сл у ч аях ж и зн и он не теряет чувства собственного достоин­ ства. Х ар актер ны строки, написанные им спустя три месяца — 15 декабря 1835 г . — брату А лександру: «Правда, что положение нашего д у х а д ал е­ ко от веселости; но не менее того справедливо, что и в с я к а я печаль чуж да нам. Мы думаем, что несчастие д óлж но нести с достоинством, что всякое вы­ раж ение скорби неприлично в нашем положении»443. И до конца дней сво­ их Б есту ж ев п рид ерж ивался этого правила. И ваш ева и Б естуж ева связы вала общность художественных интересов. Ивашев любил живопись, сам р и со вал , — этим и объясняю тся послед­ ние строки приведенного нами письма, в которых Б естуж ев разговаривает со своим адресатом на язы ке худож ника. К а к сообщает М ихаил Бестуж ев, родители И ваш ева, о тп р ав л яя ему посылки, вместе со всякими домашними вещами иногда посылали «редкие рисунки и виды»; так, однажды к И в а­ шеву «был приглаш ен брат Н и ко л ай , чтоб полю боваться живописью»444. Ч ерез несколько месяцев после создания портрета И ваш ева Бестуж ев написал портрет другого декабриста — Д . И. Завали ш и н а. Вот к а к это нам удалось установить. В первом издании «Записок» З авали ш и н а, выпущен­ ном на русском язы ке в Мюнхене в 1904 г., был репродуцирован портрет мемуариста с надписью: «Д. И. З а вали ш и н в каземате». Тот ж е портрет был воспроизведен и в издании «Записок», вышедшем в 1906 г. в П етер­ бурге; в отличие от первого издания, здесь вместо надписи было дано факсимиле Завали ш и н а445. Н и в том, ни в другом издании не было у к а ­ зано, кто автор портрета, тем не менее у нас не было ни малейш его сомне­ ния, что это — работа Бестуж ева: портрет бесспорно исполнен акварелью и в манере бестуж евских работ; он изображ ает З авали ш и н а в казем атски х у с л о в и я х , — об этом свидетельствует холщ евая к р е ст ь ян ск а я рубаха, в которой лейтенант флотского эки п аж а, сын генерал-майора, н ач альн и ка астрахан ского казачьего войска, не позволил бы себя увековечить, ж и в я в столице. К тому ж е отращ ивать бороду Завали ш и н стал, конечно, только на каторге: «так к а к нам не п о зво л яли самим бриться в каземате, то я, к а к и многие мои товарищи, предпочитал ходить с бородой», — вспоминал З а вали ш и н 446. В дальнейш ие годы в остроге он постоянно носил бо ль­ шую б ороду, — таким изобразил его Б есту ж ев на портрете, написанном в 1839 г. в Петровской тюрьме и включенном в основную коллекцию . Но, несмотря на все это, наше предположение об авторстве Б есту ж ев а так и осталось бы только предположением, если бы не одна н аходка, к о то р ая не только подтвердила авторство Б есту ж ева, но и позволила датировать а к ­ варель. У дочери Зава л и ш и н а, восьмидесятилетней З . Д. Завалиш инойЕропкиной, ж ивущ ей в Л енинграде, мы обнаруж или старинную фотогра­ фию с этого портрета, на оборотной стороне которой рукою декабриста написано: «1835 г. — 31 года. Д митрий Завали ш и н . С ак вар ел и Н . А. Б ес­ т у ж е в а — рисовано в Петровском каземате». Таким образом, устанавливается авторство Бесту ж ева относительно еще одной портретной работы; портрет * светотени (франц.). ** передний план картины, написанный более темными красками (франц.)

С. Г. В О Л К О Н С К И Й Акварель Н и к о л а я Б е стуж ева. П етровский завод, 1835 г. Всесоюзный м узей А. С. П уш ки н а, Л ен ин град

214

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

был, несомненно, подарен Завали ш и н у художником и до конца жизни со х р анял ся у н его, — поэтому-то его воспроизведение и могло п оявиться в первых изданиях мемуаров. Н и каки м и сведениями о том, где портрет н ах о д и тся теперь, мы не располагаем. В том ж е 1835 г. Б естуж ев работал над портретом С. Г. В олконского. Об этом свидетельствует письмо М. Н . Волконской к ее невестке — Зинаиде Волконской. «Вы хотели, дорогая сестра, иметь мой портрет, так ж е, к а к и портрет С ер гея, — пишет М ария Н и к о л а е в н а . — Они готовы; еще не­ сколько взмахов кисти, и они могут быть отосланы. П ортрет Сергея до­ вольно похож; не могу судить о своем, но наше ж елан и е доставить Вам удовольствие должно В ас удовлетворить. Эту у сл у гу о ка зал нам Б е с т у жев-старш ий, и за это я ему очень благодарна, у него так мало в р е ­ мени»447. Весьма возможно, что дошедший до наш их дней в составе фамильного собрания В олконских портрет С. Г. Волконского в арестантской к у р т к е и есть тот самый портрет, который был отправлен из Петровской тюрьмы в 1835 г. в подарок Зинаиде В олконской. А к вар ел ь не подписана, но по особенностям живописного почерка явно исполнена Бестужевым; работой Б есту ж ева называет ее и внук декабриста, которому до 1917 г. портрет п р и н адлеж ал. Рассматриваемый нами портрет не отно­ сится к наиболее удачным работам Б есту ж ева, хотя М. Н . В о л ко н ска я — если это действительно тот самый портрет, что был у Зинаиды В ол ко н ской — и считала его «довольно похожим». Портрет ныне находится во Все­ союзном музее А. С. П уш кина. П ортрет С. П. Трубецкого, сохранивш ийся, к а к у ж е у к азы в ал ось (см. стр. 119), в архиве Я куш кины х, на основании косвенных данных мы относим к 1834— 1835 гг. В литературе портрет этот сделался известен полвека назад, когда п о яв и л ся в издании « Р усские портреты X V I I I и X I X столетий»; здесь было сказано, что воспроизведение дано «с а к в а р е л ь ­ ного портрета, находящ егося у В. Е . Я куш кина» (внука декабриста)448. В настоящее время портрет принадлеж ит Историческому музею. К исходу 1835 г., то есть к десятой годовщине событий 14 декабр я, у зн ики Петровской тюрьмы ж д ал и облегчения своей участи. И х мечты простирались далеко — они надеялись получить полное помилование. Н о эти мечты не сбылись. Осужденным по первому р азр я д у — а к п ерво­ му р азр я д у п рин адлеж ало большинство заключенных Петровской тю рь­ мы — указом ц ар я срок н ак а зан и я был уменьшен всего на два года, а осужденных по второму р азр я д у , которым и без того оставалось пробыть в тюрьме только шесть месяцев, было п риказан о перевести на поселение не медленно. Н о и в этой грошовой «милости» царские чиновники остались ве рны себе: так к а к одновременно с у казом они не с д е л а л и распоряж ений о том, в к а к и е именно пункты Сибири следует разослать «обращаемых на поселение», переписка по этому поводу между Москвой и И ркутском продлилась целых шесть месяцев, то есть ровно столько времени, сколь­ ко заключенные второго р азр я д а провели бы в тюрьме, если бы никакого у к а за и не было. Ч то ж е касается осужденных по третьему разряду, то, согласно старым у ка зам , срок заклю чения д ля них и стекал 14 декабря 1835 г.: среди узников Петровской тюрьмы «третьеразрядником» был один В. И. Ш тейнгель, но и ему приш лось несколько месяцев дож идаться рас­ п о р яж е н и я о том, в к ако е место он будет назначен. Все эти с р о к и — новые и старые — и определили следующий этап работы Б есту ж ева над созда­ нием портретной галереи декабристов. По новому у к а з у , покинуть Петровскую тюрьму п олучили п раво — вкл ю чая Ш тейнгеля — девятнадцать человек. То были все находившиеся там «второразрядники» — И. А. Анненков, Н . В. Б ас ар ги н , Ф. Б . Вольф, П . Ф. Громницкий, В. П. Ивашев, И. В. К иреев, А. А. и Н . А. Крюковы,

С. П. Т Р У Б Е Ц К О Й Акварель Николая Бестужева. Петровский завод, 1834—1835 гг. Исторический музей, Москва

216

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

М. С. Л у н и н , М. Ф. Митьков, П. Н . Свистунов, К . П. Торсон, А. И. Тют­ чев, А. Ф. Фролов. Л и ш ь Н и к о л а я и М ихаила Б естуж евы х, которые п риго­ вором Верховного суда были осуждены по второму р азр я д у , новый у к а з — к а к и подобного рода предыдущие у к а з ы — вовсе не коснулся, и им н адлеж ало пробыть в тюрьме целиком весь положенный срок. А из числа «перворазрядников» по новому у к а з у на поселение отправлялись С. Г. В олконский, Н и ки та М уравьев (с которым у е з ж а л его брат Александр) и И. Д. Я ку ш к и н . И так к а к , начиная с февраля 1836 г., у ж е ожидалось со дня на день распоряж ение об отправке новой группы декабристов в от­ даленные местности Сибири, то Б естуж ев и п р и н ял с я за работу с удвоен­ ной энергией. «Н ик А л е к с < а ндрович> готовит Вам посы лку — и давно бы ее отправил, но теперь очень зан ят рисовкою портретов», — сообщала М. К . Ю ш невская в феврале 1836 г. сестрам Бестуж евы м 449. Это значит, что у ж е в те дни Н и к о л а й Б естуж ев особенно усердно работал над портретами товарищей, которым предстоял отъезд. Именно тогда — или в ближ айш ие недели — и были исполнены п ор ­ треты Анненкова, Б а с ар ги н а , Громницкого, К иреева, братьев К рю ковы х, Л у н и н а, М итькова, Н икиты М уравьева, Свистунова, Тютчева и Ф ролова, входящие в состав основного собрания (у езж али из Петровской тюрьмы эти декабристы в течение июня, ию ля и августа 1836 г.). В состав основ­ ного собрания входит т а к ж е портрет В олконского, исполненный позж е, в ян в ар е или феврале 1837 г. (по разным причинам отъезд Волконского зад ер ж ал ся на полгода). Включены т а к ж е в основное собрание у ж е упоми­ навш иеся нами портреты А лександра М уравьева и Иваш ева, исполненные Н и колаем Бестужевы м ранее, но почему-то отсутствуют портреты Вольфа, Торсона, Ш тейнгеля, Я ку ш к и н а, хотя совершенно несомненно, что Б ес т у ­ жев писал всех четверых в остроге и притом писал не раз: ведь Торсон был «самый близкий, неизменный д руг его»450, да и с остальными Б есту ж ев под­ д ерж и вал п риятельски е отношения. Можно предположить, что, покидая Петровский завод, каж ды й из этих четырех декабристов — и Вольф, и Торсон, и Ш тейнгель, и Я к у ш к и н — п олучал в подарок свой портрет, писанный Бестужевым; времени же, чтобы сделать повторение д ля основ­ ного собрания, у х удож н ика не оставалось; так мы объясняем отсутствие в основном собрании этих портретов. Ни один из них до сих пор не обнаружен451. Почти все портреты, написанные Бестуж евы м тогда и входящие в состав основного собрания, исполнены уверенной рукой. Х удож н и к задался целью — если воспользоваться выражением Л ь в а Т олстого — «писать х ар а к ­ теры». Внимательно рассм атривая каж ды й из этих портретов, убеж даеш ься, что Б естуж ев стремился преж де всего передать именно хар актер . «Некото­ рые характеры носили печать весьма рельефной и вместе с тем п р и в л ек а­ тельной индивидуальности», — с к азал один из декабристов о своих товари ­ щ ах по Петровской тюрьме452. Портреты декабристов, написанные Б е с т у ­ жевым в 1836 г., примечательны именно тем, что в них Б естуж еву в значительной степени удалось передать «индивидуальности». Остановимся вкратц е на некоторых наиболее интересных из тогдашних портретов. Один из лучш их — портрет А нненкова. Восемь лет прошло с т е х пор, к а к Анненков позировал Б естуж еву на фоне тюремного о к н а , — и к а к изменил­ ся он за это время! Р укою опытного мастера запечатлен на новом портрете внутренний облик Анненкова. Тю рьма резко изменила его. «По природе своей он был тих, молчалив, мало сообщителен, и край н е сосредоточенного хар актер а» , — пишет Р озен о том, к а ки м был тогда Анненков. Эти душ ев­ ные свойства так же, к а к и обаяние Анненкова, х уд ож н ик и запечатлел на портрете. Н и к о л а й Б есту ж ев был д р у ж ен с Анненковым. Сообщая Ивашевой о предстоящем отъезде Анненкова из П етровской тюрьмы, Ю ш невская писала о Бестуж евы х: «Они в большом горе, что надо проводить Анненко-

И. А. АННЕНКОВ Акварель Н и к о л а я Б есту ж ева. П етровски й завод, 1836 г. Основное собрание, Москва

218

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

ва»453. Н е только х ар актер и сти ка у далась Бестуж еву: новый портрет п р е ­ восходен и по живописным качествам, по своей благородной тональности. Тогда ж е Н и к о л ай Б естуж ев исполнил д л я подарка А нненкову еще один его портрет. Именно об этом портрете и идет, повидимому, речь в заметке дочери Анненкова — О. И. Ивановой. Она сообщает, что у брата ее, В. И. Анненкова, занимавшего в восьмидесятых годах должность предсе­ дателя окруж ного суда в Самаре, х р ан ятс я портреты родных: «У того ж е моего брата находится так ж е портрет отца, сделанный Н . А. Бестужевы м в П етровской тюрьме»454. Следы этого портрета ныне затеряны. Совсем иное по своей психологической трактовке изображ ение создал х удож ник, когда ему в те ж е дни или те ж е недели довелось поработать над портретом человека иного склада, иного диапазона, ины х масштабов. Мы говорим о М. С. Л унине, по определению современника — «замечательнейшей личности замечательной эпохи»455. Действительно, Л у н и н был одним из наиболее выдающихся деятелей декабристского движ ения; в нем особенно яр к о отразились лучш ие качества дворянского революционера. Л у н и н , по отзыву Герцена, «один из тончайших умов и деликатнейших», человек «гордой, непреклонной, подавляю щ ей отваги», был по своим воззрениям убежденнейшим демократом456. А среди декабристов, заточенных в П етров­ скую тюрьму, он о казал ся единственным, кто п родолж ал свою политиче­ скую деятельность в ссылке. «Я опять н ачал действия наступательны е», — открыто писал Л у н и н в своих письмах из Сибири, в которы х резко обличал всю систему царского деспотизма. Л у н и н понимал, чем это грозит ему. «Что ж е касается того, что с ним могут что-либо сделать, то он этого о ж и ­ дает и пишет, зн ая, чем он отвечает», — у к а зы в а л Н и к и т а М уравьев. «Действия наступательные» стоили Л у н и н у жизни: на поселении он был вторично арестован, заточен в А катуй скую каторж н ую тюрьму, одно из самых страшных мест заклю чения, и вскоре отравлен наемными агентами самодержавия. М ихаил Б есту ж ев писал, что Л у н и н «находил н еи зъясни ­ мое наслаж дение дразнить „белого м едведя “ (к ак говорил он), не обращ ая внимания на мольбы обожавшей его сестры (графини У варовой) и на лапы дикого звер я, в ко гтя х которого он и погиб в Акатуе»457. В литературе нет сведений о том, к а к и е отношения существовали между Н иколаем Бестужевым и Л унины м, но, вероятно, отноше­ ния эти были проникнуты чувством глубокого взаимного у в аж ен и я и сердечности. Известен такой факт: когда в апреле 1828 г. Л у н ин был доставлен в Ч итинский острог, Б естуж ев отдал ему свое белье и в ер х ­ нюю одежду. Л у н ин не был чуж д интересам художественным. Сле­ дует т ак ж е отметить, что в преддекабрьские годы именно он приобрел л и ­ тографский станок д л я массового выпуска воззваний Тайного общества458. Можно предполагать, что в тех беседах, которые Н и к о л ай Бестуж ев и Л ун ин вели в годы совместного пребывания в остроге, немалое место зан и ­ мало изобразительное искусство. Б естуж ев писал, конечно, портреты Л у ­ нина не раз, но до сих пор они пребывали в неизвестности. Портрет, и с­ полненный в 1836 г., наканун е отъезда Л у н ин а на поселение, и входящ ий в состав основного собрания, представляет значительный интерес: Б есту ж ев сумел воссоздать на этой акварели черты характера замечательного д ек а б ­ риста. Н а портрете лицо мудреца и а с к е т а , а чуть улыбаю щ иеся глаза и з л у ­ чают иронию, сарказм. Недаром Л у н и н говорил: «Бич сарказм а так ж е се­ чет, к ак и топор палача». Один из декабристов сообщает о «неподдельной веселости» Л у н ин а, об «остроумных его шутках»459. Г л яд я на портрет, пред­ ставляеш ь себе Л у н ин а таким, каким его рисуют многочисленные м ем уар­ ные свидетельства: человеком реш ительных действий, н атурой неустан­ но ищущей, беспокойной — прямой противоположностью Анненкова. В иконограф ии Л у н ин а, замечательного представителя русской общественной мысли и революционного движ ения, портрет, исполненный

М. С. Л У Н И Н Акварель Н иколая Бестужева. Петровский завод, 1836 г. Всесоюзный музей А . С. Пушкина, Ленинград

М. С. Л У Н И Н Акварель Николая Бестужева. Петровский завод, 1836 г. Основное собрание, Москва

П . Н . СВИСТУНОВ А квар е л ь Н и к о л а я Б е сту ж ева. П етров ски й завод, 1836 г . Основное собрани е, Москва

222

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И Е ГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

Бестужевы м, занимает первое место: бесспорно, это лучш ее изображ ение декабриста, дошедшее до наших дней. В н у к С. Г. и М. Н . В олконских, р ассказы вая о тех портретах, которы е переш ли к нему от них, упоминает и «два автопортрета М. С. Лунина». Портреты эти — ак ва р ел ь и рисунок карандаш ом — сохранились до нашего времени и неоднократно воспроизводились. И все исследователи, писавшие о них, повторяли, вслед за С. М. Волконским, что это — авто­ портреты Л у н и н а 460. Между тем, С. М. В олконский допустил явную ошибку: автограф Л у н и н а, имеющийся в правом нижнем у гл у ак в а р е л ь ­ ного портрета, он п р и н ял за подпись, которую х уд ож н ик ставит под своей работой, решил, что это — автопортрет декабриста. Теперь, когда мы знаем портрет Л у н ин а в основном собрании произведений Н иколая Б естуж ева, становится совершенно несомненным, что акварельн ы й портрет Л у н ин а, принадлеж авш ий Волконским, исполнен той ж е рукой, тем ж е художником; более того, оба портрета написаны Бестуж евы м почти одно­ временно, перед отъездом Л ун ин а на поселение. Это явствует из сравнения портретов. Экземпляр, находившийся у В олконских, менее удачен, и всетаки этот портрет яв л яется одной из наиболее интересных бестуж евских работ 1836 года. Н ы не он хранится во Всесоюзном музее А. С. П уш кина. Одновременно с портретами Л у н и н а был создан Бестужевы м портрет П. Н . Свистунова. И здесь психологическая характери сти ка столь сильна, что, ознакомившись с этим портретом, можно, и не роясь в старых воспоминаниях и в переписке современников, ясно представить себе духовный и моральный облик Свистунова. И н асколько этот духовный облик менее интересен, чем облик Л унина! Воспитанник самого ари стокра­ тического учебного заведения Российской империи — П аж еского корпуса, офицер наиболее аристократического изо всех полков русского войска — К авалергардского, типичный представитель «высшего» общества столицы, Свистунов, несмотря на все, что ему приш лось переж ить после 14 декаб­ ря, сохранил на долгие годы привычки и наклонности «золотой» молодежи светского П етербурга. Н а каторге он прин адлеж ал к числу тех немногих декабристов, которые отнюдь не отягчали себя глубокими размышлениями о судьбах родины, о положении крепостных; он в остроге помы ш лял о всяческих вполне земных удовольствиях. Н а р я д у с этим в его н атуре было что-то артистическое, — страстный любитель музы ки, много ею занимав­ ш ийся (в Петровской тюрьме у него был даж е р ояль, присланный родными), он неизменно выступал капельмейстером и регентом на всех м узы кальн ы х вечерах, которые у зн и к и устраи вал и в остроге. Что ж е касается других сторон личности Свистунова, то, по авторитетному свидетельству, «его образовало общее заключение (в Петровском заводе) со многими умными, развитыми и даж е замечательными людьми»461. Портрет, исполненный Бестужевым, мы убеждены, т ак верно, так тонко п е ­ редает внутренний мир и внешние черты Свистунова, что сделал бы честь любому опытному портретисту тех лет. К тому ж е портрет С вистунова — большое достижение Б естуж ева и в плане чисто живописном. К этому в р е­ мени пали тра худож ника обогатилась, он свободно в лад ел у ж е всеми средствами акварельн ой техники. Портрет Л у н ин а в основном собрании скуп по тональности, — и в этом чувствуется определенное намерение х у ­ дож ника, — в портрете же Свистунова психологическая характери сти ка изнеженного, холеного человека обогащена цветистой гаммой к р асо к. Н у ж н о увидеть оригинал акварели , чтобы убедиться, к а к интенсивен светло-голубой цвет франтоватого кафтана с меховым воротником и к а к он соответствует голубизне гл аз Свистунова. Д л я передачи ж е белизны воротничка Бестуж ев превосходно и спользовал просветы бумаги, не прибегая к белилам, — это значит, что он вполне овладел одним из классических приемов П. Ф. Соколова.

Н . М. МУРАВЬЕВ А кварель Н и к о л а я Б е сту ж ева. П етро в ски й зав о д , 1833— 1834 гг. И стори ческий м узей, Москва

224

Н И К О ЛАЙ БЕСТУЖЕВ И ЕГО ЖИВОПИСНОЕ НАСЛЕДИЕ

Отметим, что в своих воспоминаниях Свистунов говорит о Бесту ж еве с большой теплотой, пишет об «изобретательности его ума и художествен­ ных способностях»462. Мы не располагаем данными, чтобы сказать, сколько именно раз Б естуж ев п исал на каторге Н и ки ту М уравьева; но то, что он делал его портреты не однажды, можно утверж дать решительно. Из всех портретов Никиты М уравьева, исполненных до того, к а к в декабре 1835 г. в П етров­ ской тюрьме было получено известие об отправке его на поселение, до нас дошел всего лиш ь один. Об этом портрете известно только то, что он п р и н ад леж ал дочери М уравьева, а в послереволюционные годы от его правнучки поступил в Исторический музей. К сожалению, установить точную дату создания портрета невозможно463. Н о весьма вероятно, что он был исполнен у ж е после смерти А. Г. Муравьевой: выражение лица у Н и ки ты М ихайловича скорбное, волосы — седые, — известно, что в день смерти жены он поседел. Ч то ж е касается портрета в целом, то он несколько суховат по исполнению. В основном собрании, среди портретов тех декабристов, которые были отправлены на поселение летом 1836 г., портрет Н икиты М уравьева стоит как-то обособленно. В отличие от портретов Анненкова, Л у н ин а, Свисту­ нова, его н ел ьзя назвать очень удачным, хотя нет н ик аки х сомнений, что сходство передано в полной мере. Б естуж ев превосходно учитывал огром­ ную роль Н икиты М уравьева в создании первых декабристских союзов, в организации Северного общества; во многом не соглаш аясь с политиче­ скими воззрениями Н икиты М уравьева, он не мог не отдавать должного его конституционному проекту, — важнейшему идеологическому документу декабризма. Н акон ец , Б естуж ев вполне разд ел ял мнение Л ун ин а, утвер­ ждавшего, что Н и ки та М уравьев «один стоил целой академии»464. Все ск а­ занное и объясняет ж елани е Б естуж ева добиться в портрете Н икиты М ура­ вьева значительной и многогранной его характеристики, создать образ человека государственного масштаба. И Б естуж ев затратил, конечно, немало труда, чтобы «написать характер» одного из самых выдающихся деятелей декабристского движения. Н о написать этот «характер» на должном уровне ему все ж е не удалось, хотя, если судить по подписи-моно­ грамме худож ника, сам он считал работу завершенной и был, видимо, ею доволен. Н а наш взгляд, худож ник засуш ил портрет. Бестуж ев долго бился над частностями, но ему не удалось свести их к единой обобщающей и выразительной характеристике, к а к это было сделано на портретах Анненкова, Л у н ин а, Свистунова. Вот почему портрет Н икиты М уравьева в основном собрании н ел ьзя считать удачным вполне, хотя лучшего и зо ­ браж ения декабриста в сибирские годы его ж и зн и и не существует. В те ж е месяцы, когда создавался этот портрет, Б естуж ев исполнил еще одну акварель, изображаю щ ую Н и ки ту М уравьева, которую подарил ему самому. По сравнению с экземпляром основного собрания, этот портрет лиш ь вариант первого, к тому ж е вариант «облегченный», упрощенный, во многом ему уступающий. А нализируя оба портрета, можно придти к такому выводу: у Б естуж ева выработался разный подход к исполняемым портретам в зависимости от и х назначения. Н а портрете, который выпол­ нялся для основного собрания, то есть д ля галереи декабристов, Б е с т у ­ жев стремился представить несколько обобщенную характери сти ку участника восстания, а д ля п одарка он обычно делал портрет более простой, интимный. То ж е было и с двумя портретами Н икиты М уравьева. В последующие годы Н и ки та М уравьев подарил этот свой портрет сестре покойной жены — С. Г. Ч ерны ш евой-К ругликовой, с которой начал деятельно переписываться, к а к только по отъезде из Петровской тюрьмы получил п раво отправлять письма самостоятельно, — п равда, через I I I Отделение, — не прибегая к чьей-либо помощи. Повидимому,

Н . М. М У Р А В Ь Е В Акварель Н иколая Бестужева. Петровский завод, 1836 г. Центральный исторический архив, Москва

5

Н . М. М У Р А В Ь Е В А к в ар е л ь Н и к о л а я Б е с т у ж е в а . П етров ски й зав од, 1836 г. Основное собр ани е, Моск в а

П. Ф. ГРОМНИЦКИЙ А к в ар е л ь Н и к о л а я

Бестужева.

П етров ски й завод, 1836 г.

Основное собрание, Москва

Н . В. Б А С А Р Г И Н Аква р е л ь Н и к о л а я Б е сту ж ев а. П етро в ски й завод, 1836 г. Основное собрание, Москва

И. В. К И Р Е Е В А к в ар е л ь Н и к о л а я Б е сту ж ев а. П етр о в ски й зав о д , 1836 г. Основное собрание, Москва

А. А. К Р Ю К О В А к в а р е л ь Н и к о л а я Б е сту ж ев а. П етр о в ски й завод, 1836 г. Основное собрани е, Москва

Н . А. К Р Ю К О В А квар ель Н и к о л а я Б е стуж ева. П етровски й завод, 1836 г. Основное собрани е, Москва

М. Ф . МИТЬКОВ Акварель Н иколая Бестужева. Петровский завод, 1836 Институт русской литературы г. А Н СССР, Ленинград

М. Ф. М И Т Ь К О В А кваре ль Н и к о л а я Б е сту ж ев а. П етровск и й зав о д , 1836 г. Основное собрание, М осква

А. Ф. Ф Р О Л О В А кваре ль Н и к о л а я Бе стуж ева. П етровски й завод, 1836 г. Основное собрание, Москва

А. И. Т Ю Т Ч Е В А к в а р е л ь Н и к о л а я Б е сту ж ева. П етров ск и й завод, 1836 г. Основное собрание, Москва

236

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

сама К р у г л и к о в а после смерти М уравьева распоряди лась, чтобы 29 его писем, полученных ею за период с 1836 по 1842 г. (из И р к у т ск а и из селения У р и к о вского близ И р к у тска , где декабрист находился на посе­ лении), были переплетены, а в кр ы ш к у переплета вставлен портрет М уравьева, который он п о дар ил свояченице. Т ак и хранится теперь в Центральном государственном историческом архи ве в Москве этот переплетенный том писем Н и ки ты М уравьева с его портретом465. Мы не будем подробно останавливаться на исполненных тогда ж е и н а ­ ходящ ихся в основном собрании портретах тех, кто одновременно с А н­ ненковым, Л унины м, Свистуновым и Н и ки той М уравьевым отбыл из П ет­ ровской тюрьмы на поселение: Б ас а р г и н а , Громницкого, К иреева, А л е ­ ксандра и Н и к о л а я К рю ковы х, М итькова, Тютчева, Ф ролова, написанны х тоже в 1836 г. К аж д ы й из этих портретов интересен по-своему, каж д ы й из них примечателен своеобразием характери сти ки , уверенностью манеры, в особенности портреты братьев К рю ковы х. В Институте русской литературы ныне хран и тся портрет М итькова, ис­ полненный Бестужевы м в те ж е месяцы. В отличие от экзем п ляра основ­ ной коллекции, где Митьков и зображ ен в п альто с меховым воротником, на втором экзем пляре он в жилете. П ортрет этот по своим достоинствам уступает первому. Очевидно, он был подарен художником М итькову н еза­ долго до того, к а к летом 1836 г. Митьков п окинул Петровскую тюрьму466. Последним из тех, кто по царскому у к а зу от 14 декабря 1835 г. п о л у ­ чил право отправиться на поселение, п исал Б естуж ев С. Г. Волконского. Отъезд В олконских из Петровской тюрьмы долго отклады вался прежде всего из-за тяж елой болезни Сергея Григорьевича. В есной 1836 г. по сове­ ту врачей он был отвезен н а Т ун ки нски е минеральные воды (в 180 верстах от Верхнеудинска); пролечившись здесь свыше двух месяцев, В о л к о н ­ ский был возвращ ен в сопровождении двух к азако в в П етровский завод. «Мария Н и кол аевн а с семьей здоровы, — сообщала Ю ш невская 31 ию ля 1836 г. Иваш евой. — Сергей Григорьевич в озврати лся, но все страдает р у ­ кой и очень, бедный, ж а л у е т ся , но цвет лица у него п оправи лся, и он очень пополнел, несмотря на сильную боль руки и шеи». Потом болели дети, а затем В олконский был «по невозможности переправиться через Б а й к а л , впредь до закры ти я оного льдом, приостановлен в Петровском заводе»467. Т аким образом, семья В олконских п р ож и ла здесь еще осень и всю зиму и лиш ь в марте 1837 г. отбыла в с е л о У риковское. Н а портрете Волконского, входящем в состав основного собрания, кроме монограммы — «N B », Бестуж ев поставил дату: «1837». Таким образом, портрет мог быть исполнен в ян вар е или феврале 1837 г. Портрет В олконского принадлеж ит к числу лучш их произведений Б естуж ева, созданных им в Петровской тюрьме. Написанный рукою зрелого мастера, он пленяет и высоким мастерством акварельной техники, и настоящим уменьем худож ника реалистически полно и глубоко «писать характер». Здесь нет лиш них штрихов, лиш них красочных пятен и все подчинено одной задаче: правдиво, без п р икр ас рассказать акварельными краскам и о том, к а к изменился — и внутренне, и внешне — после одиннадцати лет каторги блистательный офицер, прославленный участник Отечественной войны 1812 г., энергичный д е­ кабрист. Б ы ть может и сам В олконский, рассматривая это свое изо бр аж е­ ние перед тем, к а к подписать под ним имя и фамилию, не мог удер ж аться от иронии по своему ж е адресу: у ж очень неестественно серьезной в ы г л я ­ дит эта его аккуратнейш им образом выписанная подпись «Сергей В о л ко н ­ ской», с нарочитыми росчерками и завитуш ками. Т а к и чувствуется в са­ мом х арактере этой парадной подписи к а к ая -т о го р ь к а я ш утка на собст­ венный счет, отраж аю щ ая настроения В олконского в ту минуту, когда он гл яд ел на свое правдивое, неприкраш енное изображение, на а р е ­ стантскую к у р т к у , на постаревшее л ицо...

С. Г. ВОЛКОНСКИЙ А к в а р е л ь Н и к о л ая Б е с т у ж е в а . П етровск и й завод, 1837 г. Основное собрание, Москва

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

237

ГЛАВА XX П О Р Т Р Е Т Ы , И С П О Л Н Е Н Н Ы Е В ПЕТРОВСКОЙ Т Ю Р Ь М Е В 1837—1838 гг.: И. И. П У Щ И Н А , И. И. ГОРБАЧЕВСКОГО, А. А. БЫ С Т Р И Ц К О ГО , А . Е. МОЗАЛЕВСКОГО, А . В. ПОДЖИО, А. З. М У Р А В Ь Е В А . — П О Р Т Р Е Т Ы , И С П О Л Н Е Н Н Ы Е В 1839 г ., — В ГОД О Т П Р А В К И «ПЕРВО­ Р А З Р Я Д Н И К О В » Н А П ОСЕЛЕ Н ИЕ : В. А. БЕ ЧА СН О ВА, Д . А. ЩЕПИНА-РОСТОВСКОГО, И . С. ПОВАЛО-Ш ВЕЙКОВСКОГО, П . И. БОРИСОВА, Ф. Ф . ВАДКОВСКОГО, Д. И. З А В А Л И Ш И Н А , Н. А . П А Н О В А , В. Н . СОЛОВЬЕВА, А . Н. С У Т ГО Ф А , С. П. ТРУ Б Е Ц К О Г О , А . П. ЮШ НЕВСКОГО, А . П . А Р Б У З О В А , А . И. Я К У БОВИЧА; И С П О Л Н Е Н Н Ы Е ПО П А М Я Т И П О Р Т Р Е Т Ы А . П. Б А РЯ ТИ Н С К О Г О И В. Л . Д АВ Ы Д О В А; У Т Р А Ч Е Н Н Ы Е П О Р Т Р Е Т Ы : Я. М. А Н Д Р Е Е В И ­ Ч А , А . И. БОРИСОВА, Е. П. ОБОЛЕНСКОГО, М. М. СП И РИ Д О ВА, А . С. П ЕС ТО ВА. — У Т Р А ­ Ч Е Н Н Ы Е П О Р Т Р Е Т Ы У З Н И К О В ПЕТРОВСКОЙ Т Ю Р Ь М Ы Н Е Д Е К А Б РИ С Т О В : ИОСИФА СОСИНОВИЧА, А . Л . К У Ч Е В С К О Г О , И. И . З А В А Л И Ш И Н А . — П О Р Т Р Е Т Ы Л И Ц , Н А Ч А Л Ь ­ СТВОВАВШИХ В ПЕТРОВСКОМ: С. Р. и О. А . Л Е П А Р С К И Х , Г . М. Р Е БИ Н Д Е Р А , Я. Д . К А ЗИМИРСКОГО, А . И. А Р С Е Н ЬЕ В А , Я. И. БЕЗНОСИКОВА

В основное собрание входят еще пять портретов, датированных, как и портрет Волконского, 1837 годом. Это портреты А. А. Быстрицкого, И. И. Горбачевского, А. Е. Мозалевского, А. В. Поджио и И. И. Пущина. Но все эти пятеро декабристов были «перворазрядниками», и у них не было никаких надежд, что они будут «обращены на поселение» раньше, чем кончится срок для всего разряда. Поэтому можно предположить, что если не все пять портретов, то некоторые из них возникли в связи с каким-либо нежданным событием и что, быть может, существовала не­ ка я особая причина, послуживш ая стимулом для написания каждого из них. Именно т а к , — по причине особого свойства, — думается нам, был создан в 1837 г. портрет Пущина. Любимый лицейский товарищ П уш кина, И ван Иванович П ущ ин сразу ж е по окончании Л и ц е я вступил в первую организацию Тайного обще­ ства, — он был членом Священной артели, затем Союза Спасения и Союза Благоденствия и, наконец, одним из самых деятельных членов Северного общества. Вскоре он стал во главе московской организации. Когда р у ково­ дителями Северного общества обсуждался вопрос, поднимать восстание или нет, П ущ ин ск азал: «Если мы ничего не предпримем, то заслуж иваем во всей силе имя подлецов»468. Н а Сенатской площ ади он о к азал ся в числе наиболее энергичных и хладнокровны х руководителей восстания; п рису ­ дили его к вечной каторге. « ...К аторга 120 друзей, братьев, товарищей ужасна», — писал П уш кин в августе 1826 г. К огда слова эти л ож и лись на бумагу, несомненно, п ервая мысль поэта была именно о Пущине, который был д л я него «друг прямой», «брат», «товарищ милый». Н есколько месяцев спустя, вр учая А. Г. М уравьевой, отправлявш ейся к м у ж у , свое послание к декабристам, П у ш ки н передал ей для Пущ ина стихотворение «Мой п ер­ вый друг, мой друг бесценный!..» В день приезда Пущ ина в Ч и ту (в ян варе 1828 г.) М уравьева через тюремный частокол передала ему листок бумаги с этим стихотворением, и оно действительно «озарило» «заточенье» дека­ бриста. Н а каторге П ущ ин нередко рассказы вал товарищам о своем гениальном друге. «Я часто с ним говорил о П уш кине, сидевши вместе в 3-м отделении Петровского каземата», — пишет Горбачевский469. Великим горем было для П ущ ина известие о смерти П уш ки на. Это известие быстро дошло до тюремной камеры; в феврале 1837 г. из отпуска вернулся после продолжительного пребывания в столице плац-адъю тант Петровской тюрьмы В. В. Розенберг, который в подробностях поведал П ущ ину историю гибели П уш кина. «Слушая этот горький рассказ, — пи­ шет в своих воспоминаниях П ущ ин, — я сначала решительно не понимал слов рассказчика, т ак далека от меня была мысль, что П уш кин долж ен уме­ реть во цвете лет, среди ж ивы х его надежд. Это был д ля меня громовой удар из безоблачного неба — ошеломило меня, и вся скорбь не вдруг ск азалась на сердце». Словами глубочайшей скорби и горечи отозвался

А . А. Б Ы С Т Р И Ц К И Й А к в а р е л ь Н и к о л а я Б е сту ж ев а. П етровск и й завод, 1837 г. Основное собрани е, Москва

И. И. ГО РБА ЧЕВС КИ Й А к вар е л ь Н и к о л а я Б е сту ж ева. П етров ск и й заво д, 1837 г. Основное собрание, Москва

240

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

Пущ ин на гибель П уш кина: «Кажется, если бы при мне д олж на была случиться несчастная его история и если б я был на месте К . Д ан заса , то р оковая п у л я встретила бы мою грудь: я бы наш ел средство сохранить поэта-товарища, достояние России». А в письме к бывшему директору Ц а р ­ скосельского лицея Е . А. Энгельгардту П ущ ин в конце 1837 г. писал: «О П уш кине давно я глубоко погрустил < ...> Мы здесь очень скоро у зн а ­ л и о смерти П уш кина, и в Сибири даже, кого могла, она п орази ла, к а к по­ теря общественная». «Весть эта электрической искрой сообщилась в тю рь­ ме, — рассказывает П ущ ин в своих воспоминаниях, — во всех к р у ж к а х только и речи было, что о смерти П у ш ки на — об общей нашей потере»470. К тому ж е многие из декабристов, заточенных в Петровской тюрьме, были лично знакомы с Пуш киным. Н о так к а к никто из них не зн ал поэта так близко, к а к Пущ ин, то именно на его долю и вы пала обязанность поделить­ ся со всеми товарищами воспоминаниями о погибшем друге. Весьма воз­ можно, что существует п р я м а я связь между этими скорбными днями и л а ­ коничной датой «1837», поставленной Пущиным на своем портрете в основ­ ном собрании. Б естуж ев делал этот портрет с особым чувством не только потому, что П ущ ин был «первым», «бесценным» другом П уш кина. Ч ел о век безупреч­ ной моральной чистоты, П ущ ин т ак же, к а к и в Лицее, п о льзо вал ся необы­ чайной любовью и глубоким уважением среди товарищей по каторге. Б ас ар г и н в своих воспоминаниях называет его «общим нашим любимцем», В олконский — «рыцарем правды», Горбачевский — «чудо-человеком»471. Б естуж ев был близко знаком с Пущ иным еще в П етербурге, а в Ш лиссельбургской крепости и в казем атах Ч и ты и Петровского они особенно подруж ились. Вот почему, работая в 1837 г. над портретом друга, Б естуж ев создал образ необычайной привлекательности и обаяния. И это единственный, исполненный Бестужевы м в Петровской тюрьме портрет Пущ ина, сохранивш ийся до наших дней. М ежду тем П ущ ина Б е ­ стужев писал чаще других. Это можно заключить из писем, адресованных П ущ ину его родными, а т а к ж е из писем Н и к о л а я Б есту ж ева к своим род­ ным, — в них содержатся упоминания о портретах П ущ ина. За к азы в ал и эти портреты братья и сестры П ущ ина. Бестуж ев был знаком с ними; осо­ бенно хорошо зн ал он Н и к о л а я Ивановича П ущ ина и, естествен­ но, стар ал ся выполнять просьбы родных друга. В семье П ущ ины х были и з ­ вестны многочисленные таланты Б естуж ева, знали и о его пристрастии к рисованию. Т ак , в письмах к И. И. П ущ ину брат его Н . И. П ущ ин п и ­ сал: «Напрасно ты не поучился у Н и к А лександровича разным м ас терствам. Он на всяком месте совершенно обеспечен по предмету отыскивать занятие. Трудно выразить, до к ако й степени это обстоятельство важно». А вот что писал Н . И. П ущ ин о Бестуж еве 12 сентября 1832 г. брату в Петровскую тюрьму: «Вероятно Н и к о л А лександ< р о в и ч > не оставил привы чки заниматься рисованием и многими другими мастерствами; в таком случае мне бы очень хотелось служ ить ему комиссионером, и он, к а ж етс я, может быть уверен, что я буду в возможной степени исправен, л иш ь бы он не затр у д н ял ся делать мне поручения»472. Ч ерез две недели после отправки этого письма и Анна Ивановна П ущ ина написала брату в Петровскую тюрьму: «Господин Л ан гер навестил нас после нашего пере­ езда в город и подарил Евдокии свой перевод — что-то о том, к а к лучш е смотреть картины . Он считает ее любителем и знатоком. Мы рассмат­ ривали его альбом с эскизами. Признаю сь в своем невежестве, но я предпочитаю вещи более законченные. И л ь я Назимов был с ни м вместе, тот тоже думает, что он немного худож ник и много они пустяков толковали; все ж е приятно обладать способностями к живописи. У вас есть господин Бестужев, который делает портреты . Попроси ж е его сделать с тебя портрет, чтобы мы могли приблизительно представить себе, каким ты ст а л ,

И . И . ПУЩ ИН А к в а р е л ь Н и к о л ая Б е с т у ж е в а . П етр о в ски й завод, 1837 г. Основн ое собрание, Москва

А. Е . М О З А Л Е В С К И Й А к в ар е л ь Н и к о л а я Бе стуж ева.

П етровский завод, 1837 г.

Основное собрание, Москва

242

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И ВО П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

б ед н я ж ка !» 473 К тому времени, когда письмо это п риш ло в П етровскую тюрьму, у Бесту ж ева был готовый портрет П ущ ина, и он не зам едлил от­ править его — очевидно, с оказией — А. И. Пущ иной. Вот что нап исала по поводу этого портрета д р у гая сестра Пущ ина — М ария И вановна: «Я еще ничего не ск азал а тебе, милый В анечка, о твоем портрете; ведь при виде его у меня сж алось сердце. Н еу ж ел и у тебя теперь такое вы раж ение глаз? Д уш евные страдания не могут яснее обнаруж иваться. Мне хочется верить, что это недостаток живописи, не в обиду будь сказано ху д о ж н ику , т ал а н ­ том которого восторгался один знаток. Н о сходство не всегда дает­ с я , и возможно, что твое сходство очень трудно уловить, так к а к из десятка твоих портретов нет ни одного, который напоминал бы тебя. Мне очень хо­ телось бы успокоиться насчет вы раж ения глаз, а д ля этого надо, чтобы гос­ подин Б был настолько добр, чтобы написать один только гл аз; я припоминаю, что видела один гл аз замечательно схожий. Попытайся устроить это, голубчик, если моя просьба не слишком нескромна, или ж е забудь ее, если она невыполнима»474. Н апи сал ли Б естуж ев «один только глаз» И. И. П у щ и н а — неизвестно. Н о зато известно, что в 1833 или в 1834 г. Н и ко л ай Бестуж ев п ослал А. И. Пущ иной новый портрет И. И. П ущ ина. А осенью 1835 г. он готовил д л я А. И. Пущ иной еще один портрет ее брата. «Анне Ивановне П ущ иной ск аж и , — писал Бесту ж ев брату П авлу 13 сентября 1835 г., — что ныне осенью пришлю ей портрет Ив. И в., который тебе к л ан я ется , и ты от нас обоих отдай поклон Н иколаю Ивановичу». В следующем письме от 25 о к­ т яб р я к тому ж е б рату Б естуж ев писал: «Прошу теб я, милый П оль, к о г ­ да увидиш ь Анну И вановну П ущ ину, засвидетельствуй ей мое уваж ени е; скаж и , что я готовлю ей портрет И вана Ивановича, но мнению общему очень схож ий, но который, верно, ей не понравится, потому что представ­ л яе т его гораздо старее, нежели ка к о в он в ее воображении. Я делал два его портрета; обоими Анна Ивановна была недовольна и последним более, чем первым; при третьем я имею право думать, что она будет еще недо­ вольнее, чем первыми, потому что — увы! мы все, и Jea n n o t вместе с нами, увядаем , и д аж е заметно нам самим. Конечно, А нна Ивановна не помнит меня, но если бы она в з я л а на себя труд п рип о ­ мнить молодого человека, бывавшего у них в доме со Спафарьевым, то этот молодой человек — я, у ж е сед, почти лыс и весь в морщ инах. Это моя исто­ рия в течение 10-летнего заклю чения и вместе каж дого из нас». Вскоре Б ес­ тужев п ослал А . И . Пущ иной третий портрет ее б р ата, но и он не имел успеха. «Я п олучил письмо от Анны И в а н о в н ы , — сообщал Б есту ж ев брату П авл у 22 м ая 1836 г . , — и виж у, что она все еще недовольна братниным портретом; но здесь у зн ав ал и его д аж е двухлетние дети. Н а днях буду ей отвечать»475. П осы лал л и Б естуж ев сестрам Пущиным портреты И вана Ивановича в по­ следующие годы совместного пребывания с ним в Петровской тюрьме — неизвестно: в дошедших до нашего времени письмах А. И. и М. И. П у щ и ­ ных, к а к и в письмах Н и к о л а я Б естуж ева, больше упоминаний об этом нет476. Судьба ж е тех трех портретов П ущ ина, которые были отправлены в 1832— 1835 гг. из Петровской тюрьмы А. И. Пущиной, остается неведомой, — повидимому, они погибли. И лиш ь портрет, сохранивш ийся в основном со­ бр ан и и , восполняет в какой-то степени этот пробел: портрет прим ечателен, в частности, тем, что Б естуж ев запечатлел на нем облик томившегося на к а ­ торге лучш его друга П уш ки на в самый год смерти великого русского поэта. Среди других портретов основного собрания, датированных 1837 г., выделяется портрет И. И. Горбачевского. Сильное впечатление п роизво­ дит этот превосходный портрет. Л и цо Горбачевского к а к бы вылеплено, — х уд ож н ик сумел рельефно передать акварелью облик своего товарищ а. В историю декабризма Горбачевский вошел к а к пламенный революционер, который и на каторге п рин ад л еж ал к числу наиболее демократически

А. В. П О Д Ж И О А кварель Н и к о л а я Б е с т у ж е в а . П етровски й зав о д , 1837 г. Основное собрание, Москва

244

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

настроенных декабристов. Н и к о л ай и М ихаил Б естуж евы сблизились с ним еще в Ш лиссельбургской крепости, откуда их вместе с Б ар я ти н с к и м , вчетвером, отправили одновременно в Ч итинский острог. «Удивительно д о б р а я и чистая натура», — говорил М ихаил Бесту ж ев о Горбачевском. И в позднейшие годы Горбачевский оставался таким же: «Это была чу дн ая, св етл а я личность, высокой нравственной мощи, несмотря на тихий х а р а к ­ тер. В его присутствии люди не смели лгать, хотя он д аж е не в ы р а ж ал сло­ вами неодобрение лжецу»477. От портрета Горбачевского, исполненного Бестужевы м, веет м о щ ь ю — физической и нравственной. Х у д о ж н и ку у д а ­ лось передать своеобразие внешнего и внутреннего облика Горбачевского. К а к запоминаются на этом портрете Горбачевского гл а за , пронзи тель­ н ая острота взгляда; вполне п редставляеш ь себе, что под таким взглядом «люди не смели лгать». Н е удивительно, что подобного рода высоко­ художественные работы Б естуж ева вызы вали в П етербурге в тридцатых годах прошлого века, к а к о том сообщала брату М. И. П ущ ин а, восторги знатоков. Менее удачны остальные три ак вар ел и , относящиеся к тому ж е 1837 г. (даты под ними так же, к а к и под портретами П ущ ина и Горбачевского, сами изображенные поставили одновременно с подписями). Портреты Б ы стри ц ­ кого, М озалевского и А. В. Поджио менее выразительны по х ар актери сти ­ ке, не очень совершенны по технике. В 1837 г. Б естуж ев у ж е умел работать лучш е. Они явно засушены — особенно портрет М озалевского. Портреты эти интересны к а к часть общей портретной галереи декабристов, создан­ ной Бестужевы м в Читинском и Петровском острогах, но они не могут счи­ таться ее украшением. 1838 годом датирован в основном собрании только один портрет — изображает о н А ртамона М уравьева. Последние годы пребывания в П етров­ ской тюрьме были периодом полного расцвета мастерства Б естуж ева; портрет Артамона М уравьева еще одно тому доказательство. Со всех то­ чек зрения это превосходная вещь. Х орош о написано живое, умное лицо М уравьева, удачно — волосы. Портрет выполнен в свободной манере, в нем много живописности, света. В скоре после того, к а к М уравьев был от­ правлен на поселение, с ним встретился В. Д . Философов, молодой п р а ­ вовед, зачисленный в комиссию по ревизии Восточной Сибири; вот что за­ писал он у себя в дневнике: «Ездил два р аза в М алую Разводную — де­ ревню, где поселен Артамон З а х ар о в и ч М уравьев. П р е к р ас н а я фигура, седые длинные волосы и усы. Любезность, ум и доброта. И все это п о гр е­ бено в глуш и сибирской деревушки»478. Вне основного собрания находится другой портрет А ртамона М у р ав ь ­ ева — вариант, тогда ж е исполненный Бестужевы м. Это был, несомненно, подарок худ о ж н ик а самому М уравьеву. Голова декабриста дана на втором портрете более крупно, — это облегчало работу; следовало ожидать, что он будет удачнее первого. Но портреты, исполненные д ля по дар ка, ока­ зы вались нередко, к а к мы у ж е упоминали, менее разработанны ми, чем экзем п л яры основные, более упрощенными. Т а к случилось и с портретом, подаренным Артамону М уравьеву. Н а портрете справа внизу монограмма худож ника — «N B :». Н ы не портрет находится в экспозиции Всесоюзного м у зе я А. С. П у ш ки на479. К тому времени, когда Б ес т у ж ев работал над портретами Артамона М уравьева, П етровский острог опустел: в нем осталось всего тридцать ч еловек. Д л я двадцати семи узн иков (декабристов) срок заклю чения истекал через несколько месяцев — 10 ию ля 1839 г ., и они у ж е счи­ т а л и дни, отделяющие и х от минуты освобождения. В се они стремились в ы р в аться из Петровской тюрьмы, хотя многие были материально совсем не обеспечены, и это не предвещ ало им ничего хорошего. Т яж ел о перено­ си л последние месяцы тюрьмы и Н и к о л а й Б естуж ев. С охранилось письмо

А. З . МУРА ВЬЕВ А к в а р е л ь Н и к о л а я Б е сту ж ева. П етровски й зав од, 1838 г. Основное собрание, Москва

246

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО

ЖИВОПИСНОЕ Н А С Л ЕД И Е

его к Р озену, в котором он — 31 августа 1838 г. — писал: «Что Вам с к а ­ зать о нас самих, кром е того, что бесконечные дни наши тян утся бесцвет­ ною полосою на подобие нашего частокола, из-за которого не видно ни земли, ни неба». Б есту ж ев мечтал о свободе, хотя зн ал хорошо, что ж и зн ь на поселении в глухом у г л у Сибири трудно н азвать свободой. Н о он у ж е заранее обдумал, к у д а именно будет просить отправить его, обдумал и то, чем займется на новом месте. Б есту ж ев а тянет на ш ирокие просторы, где он надеется вдоволь н асладиться рисованием пейзаж ей. «Скоро, меся­ цев через шесть, будешь ты получать письма нашей собственной руки , — писал он сестре М ар и и , — и, вероятно, первое время нашего поселения, пока не успеем завестись своим хозяйством, описания ж и зн и нашей будут очень романтические, потому что захочется ж е после тринадцатилетнего и с лиш ком заклю чения пройтись на свободе и по л у гу , и по леску, и по берегу прекрасной и ш ирокой Селенги, если только, сообразно нашему ж еланию , мы поселены будем в Селенгинске. Ж а л ь только, что окрестности этого городка большею частью песчанны, так что вблизи нет порядочной п рогулки; но у д ал ясь немного, найдешь и горы, и лес, и воду, т. е. все, что может составить порядочный ландшафт, или видоим, к а к ск азал в п ер ­ вые по-русски брат А лександр. Мы обещаем вам, мои милые, виды Селенгинска и его окрестностей отовсюду, где только можно будет с выгодою срисовать»480. Н а ч и н а я с первых дней 1839 г., ж и зн ь в П етровской тюрьме п отекла в предвидении скорого отъезда. К аж д ы й строил планы на будущее, к а ­ ждый, к а к мог, готовился к нему. Н и к о л а й Б естуж ев, всегда заняты й в остроге сверх всякой меры, ож идая выхода на волю, ока зал ся зан ят еще более. Н о и в этих обстоятельствах он не оставлял своего главного т р у ­ да — портретной галереи декабристов. К роме Я кубови ча, П ущ ина, Г орба­ чевского, Бы стрицкого, М озалевского, Поджио и А ртамона М уравьева, портреты которы х Б есту ж ев исполнил в предыдущие годы и поместил в основное собрание, в П етровской тюрьме в 1839 г. находились декабристы, чьи портреты ему еще предстояло исполнить: Я . М. Андреевич, А. П. А р б у ­ зов, А. П. Б ар я ти н с ки й , В. А. Б ечаснов, Андрей и Петр Борисовы, Ф. Ф. В адковский, В. Л . Давыдов, Д . И. З авали ш и н , Е . П. Оболенский, Н . А. Панов, И. С. Повало-Ш вейковский, В. Н . Соловьев, М. М. С пири дов, А. Н . Сутгоф, С. П. Т рубецкой, Д . А. Щ епин-Ростовский, А. П. Юш невский. Можно не сомневаться, что Н и к о л а й Б есту ж ев писал всех этих лиц (за двумя, быть может, исключениями). М ежду тем в основном собрании нет портретов Андреевича, А рбузова, А ндрея Борисова, Обо­ ленского и Спиридова. Из них лиш ь отсутствие портретов А ндрея Б о р и ­ сова и Андреевича в некоторой степени объяснимо: в Петровской тюрьме Андрей Борисов страдал тихим умопомешательством, ни с кем, кроме брата, не общался, — быть может, от написания его портрета Б естуж ев воздерж ался умышленно; психически неуравновешенным человеком был тогда у ж е и Андреевич (он был т ак тяж ел о болен, что в В ерхнеудинске, куда его отправили на поселение, генерал-губернатор Восточной Сибири Руперт п р и к азал содержать его в сумасшедшем доме; на поселении Андреевич п рож и л лиш ь восемь месяцев и 18 ап р ел я 1840 г. умер в со­ стоянии безумия). Почему нет портретов трех других узн иков — А рбузова, Оболенского и Спиридова, мы не знаем. Зато портреты всех остальных л иц в основном собрании представлены; представлены в нем и авто­ портрет Н и к о л а я Б естуж ева и портрет брата его М ихаила. Необходимо так ж е иметь в виду, что в 1839 г. Б ес т у ж ев работал над портретами уезж авш их на поселение товарищей не только д ля основного собрания: он хотел дать им возможность отправить свои и зображ ен и я р о д ­ ным. Об этом свидетельствует, например, письмо Панова. Панов (одним из первых отправившийся летом 1839 г. на поселение) писал Н иколаю

А. З . М У РА В Ь Е В А к вар е л ь Н и к о л а я Б е сту ж ева. П етров ск ий заво д, 1838 г. Всесоюзный м узей А. С. П у ш к и н а, Л енинград

248

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

Б есту ж ев у : «Что Вы делаете, чем занимаетесь? С колько успели нарисовать портретов? Я думаю, Вас завал и л и просьбами»481. В подобных просьбах худож ник, несмотря на всю свою занятость, отказать не мог, и на это у х о ­ дило много времени, т ак к а к «подарочные» портреты отнюдь не всегда были повторениями или вариантами основного экзем п л яр а, — известны случаи, когда Б естуж ев, д л я отправки родственникам своих товарищ ей, созд авал вещи, по-новому решенные в композиционном и в живописном отношении. И з числа портретов, исполненных в те месяцы, когда последней зн ачи ­ тельной груп пе декабристов предстояло покинуть Петровскую тю рьму, только на четырех а к в а р е л я х стоит дата — 1839 г., остальные ж е не дати ро­ ваны. Однако не подлежит сомнению, что все они исполнены в одно и то ж е время (так к а к в конце ию ля «перворазрядники», а та к ж е Н . и М. Б е с т у ж е ­ вы, у ж е п окинули острог). Т аким образом, по времени своего создания п о р ­ треты эти отделены д руг от друга лиш ь немногими месяцами. Всех их (кроме портретов Б ар яти н ско го и Давыдова) роднит одно: они представляю т собою образцовые произведения портретной ак варельн ой живописи Н и к о ­ л а я Б ес ту ж ев а, являю тся зрелыми созданиями его упорного худож н и ­ ческого труда. Во всех этих портретах достигнута ч еткая индивидуали­ зац и я, все они отличаются глубоким проникновением в х ар актер ч ело­ века. Высоки и их живописны е достоинства. Судя по дате, портрет Бечаснова был первым из числа исполненных Н иколаем Бестужевы м в 1839 г. (расписавшись под своим портретом, Б е часнов поставил дату:«Г ен варя 9 1839 года»). Л у чш им по качеству нам п р ед ­ ставляется этот портрет д аж е среди зрелы х созданий Б есту ж ев а: мы готовы его считать самым совершенным по ж ивописи и в то ж е время наиболее привлекательны м по характери сти ке из всех ныне известных м у ж ски х портретов, исполненных Бестуж евы м в Сибири. Сын бедного ч иновника, с трудом получивш ий возможность обучаться в кадетском корп усе и в те­ чение п яти лет военной служ бы не добившийся чина д альш е п р ап о р щ и ка, Бечаснов о к а зал ся одним из самых рад и кал ьн ы х членов Общества Соеди­ ненных С л ав ян и Ю жного общества. К а к гласит приговор Верховного су ­ да, он «знал о намерении ввести республику с истреблением всей им ператор­ ской фамилии. Б ы л на всех совещ аниях С лавян, где вместе с прочими к л я л ­ ся на образе приготовить войска к восстанию в 1826 году и вооруж иться по первому з н ак у Б естуж ева-Рю м ина д л я введения конституции». Много др у гих «грехов» записано за Бечасновым в обвинительном заключении, — осудили его по первому р азр я д у . С р ед и узн и к о в Ч итинского и Петровского острогов Бечаснов был одним из самых н уж даю щ ихся: документы сви­ детельствуют, что с 1827 г ., когда заключенным было разреш ено п олучать деньги от родных, вплоть до 1833 г. родственники п р и сл ал и Б ечаснову всего 50 р. 28 к ., в то время к а к Митьков, В адковский, Свистунов, Л у н и н , отнюдь не принадлеж авш ие к наиболее состоятельным декабристам, получили за то ж е время по десять — тринадцать тысяч рублей каж ды й 482. Подлинным спасением д л я Бечаснова яви л ась х о зяй ственн ая артель, ос­ нованная еще в Читинском остроге, ко т о р а я и несла все расходы по про­ питанию заключенных; в эту артель, п ри среднем годовом п ае в пятьсот рублей, тот, у кого был острый недостаток в средствах, вносил столько, сколько мог (женатые вели самостоятельное хозяйство и, не п о л ь зу ­ ясь ничем артельным, делали, однако, круп н ы е взносы в артель: Трубец­ кой, Н и ки та М уравьев и В олконский — от двух до трех тысяч в год, Фон­ визин, Ивашев и Н ар ы ш ки н — до тысячи)483. Т о л ько артель и давала воз­ можность таким беднякам, к а к Бечаснов, на протяж ении тринадцати острожных лет быть сытыми и прилично одетыми. Т оварищ ам он запо­ мнился к а к человек в высшей степени честный, настойчивого и упорного х ар а к те р а , м ягкого сердца и неистощимой энергии. Б ечаснов принадле-

В. А. Б Е Ч А С Н О В А к в ар е л ь Н и к о л а я Б е стуж ева. П етровский завод, 1839 г. О сновное собрани е, Москва

Д . А. Щ Е П И Н -Р О С Т О В С К И Й А к в а р е л ь Н и к о л а я Б е сту ж ев а. П етров ск и й завод, 1839 г . Основное собрание, Москва

И . С. П О В А Л О -Ш В Е Й К О В С К И Й А к в а р е л ь Н и к о л а я Б е сту ж ева. П етровски й зав о д, 1839 г. Основное собрание, Москва

252

НИКОЛАЙ БЕСТУЖ ЕВ

И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

ж а л к числу тех декабристов, с которыми Н и к о л ай и М ихаил Б есту ж евы были особенно друж н ы на каторге484. А то, что Бечаснов был по д у ш е худож н ику и к а к модель, можно судить по любовно написанному п ортре­ ту: так и чувствуется, с каки м удовольствием Б естуж ев писал это п р и ­ ветливое, красивое лицо, к а к старался запечатлеть поточнее в ы раж ен и е г л а з ... П ервоклассны ми созданиями портретного искусства Б ес ту ж е в а -а к в а р е листа мы считаем портреты Щ епина-Ростовского и П овало-Ш вейковского. Р азн ы е хар актер ы у этих людей, различен их душевный мир, — видишь это, в зг л я н у в на портреты. Вместе с тем портреты привлекаю т и многообра­ зием художественных приемов. Это, конечно, не значит, что Б ес ту ж ев акварели ст стал в один р яд с тогдашними прославленными мастерами, но в своих зрелы х, наиболее совершенных портретных работах, созданных им в тюрьме, он достиг такого высокого у р о в н я мастерства, до какого подни­ мались лиш ь художники-профессионалы. Ж изненны , всесторонне очерчены и образы других «перворазрядников», портреты которы х Б есту ж ев выполнил в самые последние месяцы своего пребывания в Петровской тюрьме и вклю чил в основное собрание. П етр Борисов и Федор В адковский, Дмитрий Завали ш и н и Н и к о л а й Панов, Вениамин Соловьев и А лександр Сутгоф, Сергей Т рубец кой и Алексей Ю шневский — все это были совершенно разны е люди, и вели ка засл у га худож н ика, сумевшего каж дого из них охарактеризовать едва ли не ис­ черпывающе. Совершенны эти портреты и в отношении техники: Б е с т у ­ ж ев сумел найти такие выразительны е средства и зображ ен и я, такие п р и ­ емы, которые дали ему возможность к аж д ы й из этих портретов реш ить и в п лан е художественном вполне своеобразно. Мы не будем р азби рать каж ды й из них в отдельности. Скаж ем лиш ь одно: можно с уверенностью утверж дать, что отныне в исследованиях ж и зн и и политической деятель­ ности видных представителей декабристских тайных обществ, актив­ нейших участников восстания, бестужевские портреты найдут себе почет­ ное место; без этих ж ивописны х портретов невозможно создать исчерпы­ вающий литературны й портрет ни одного из прославленных деятелей первого этапа русского революционного движения. Особо стоит вопрос о портретах Б ар я ти н с ко го и Давыдова. Оба они входят в основное собрание. Они не датированы , нет на них и автограф и­ ческих подписей, к тому ж е исполнены они в манере, столь не похожей на манеру како го бы то ни было периода художнической деятельности Б ес ту ­ ж ева в Сибири, что точной датировке не поддаются. Д окум ентально и з ­ вестно, что Б ар я т и н с к и й , страдавш ий тяж елы м недугом, в Петровском заводе н аходился не в самой тюрьме. «Б арятинский, по свойству своей болезни, ж и л почти всегда отдельно, в особенном доме», — пишет в своих воспоминаниях Завали ш и н . А в делах Нерчинского горного п р авл ен ия нам встретился документ, датированный 21 я н в а р я 1839 г ., где говорится, что «по болезни» Б ар я т и н с к и й «не помещается с товарищами своими в п о л у казарме», и, в связи с предстоящим отъездом, дом, в котором ж и вет, «изъявил ж елан и е продать». Больны м Б ар я т и н с к и й оставался и в дальней­ шие месяцы; ввиду болезни он был отправлен за десять дней до оконча­ ния срока на Т ун ки нски е воды, к горячему серному источнику, по льзо­ вавшемуся в Сибири большой известностью. «Барятинского, беднягу, привезли сюда в конце о ктябр я полумертвого и без денег», — сообщал сво­ им д рузьям 27 ноября 1839 г. П. С. Б обрищ ев-П уш кин из К р асн о яр с к а, куда был «обращен на поселение» и Б ар я т и н с к и й 485. И если в преж ние годы Б естуж еву не приш лось сделать портрета Б ар я ти н ско го , то до портрета л и было в последние месяцы пребывания в Петровском заводе, когда Б ар я т и н с к и й тоже, повидимому, был «полумертвым»? Н акон ец , л егко себе представить, что Б ар я т и н с к и й , человек со странностями, вообще

П. И . БО РИ С О В А к вар е л ь Н и к о л а я Б е сту ж ева. П етровски й завод, 1839 г. Основное собрание, Москва

Ф. Ф . В А Д К О В С К И Й А к в ар е л ь Н и к о л а я Б е сту ж ева. П етровск и й зав од, 1839 г. Основное собрание, Москва

Н . А. П А Н О В А к в ар е л ь Н и к о л а я Б е сту ж ев а. П етровск и й зав о д, 1839 г . Основное собрани е, Москва

Д . И. З А В А Л И Ш И Н А кварель Н и к о л а я Б естуж ева. П етров ски й завод, 1839 г. Основное собрание, Москва

В. Н .

СОЛОВЬЕВ

Акварель Н ик ол ая Б е сту ж ев а. П етров ск и й завод, 1839 г. Основное собрание, Москва

А. П. Ю Ш Н Е В С К И Й А к вар е л ь Н и к о л а я Б е сту ж ева. П етров ск и й завод, 1839 г. Основное собрание, Москва

А. Н . СУ ТГОФ А к вар е л ь Н и к о л а я Б е сту ж ева. П етровски й завод, 1839 г. Основное собрание, Москва

С. П . Т Р У Б Е Ц К О Й А кварель Н и к о л а я Б е сту ж ева. П етров ск и й зав о д, 1839 г. Основное собрани е, Москва

А . П. Б А Р Я Т И Н С К И Й Акварель Н и к ола я Бестужева. Петровский завод, .1839 г. (?) Портрет исполнен по памяти Основно е собрание, Москва

В. Л .

ДАВЫ ДОВ

Акварель Н и к ола я Бестужева. Петровский завод, 1839 г. (?) Портрет исполнен по памяти Основное собрание, Москва

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

263

отказы вал ся позировать худож нику. Н о к а к бы то ни было, вполне могло случиться, что Б естуж ев, проведя бок о бок с Б аря т и н с к и м и Давыдовым двенадцать лет, по различным обстоятельствам все-таки не мог написать с натуры их портреты. Вот почему мы склонны думать, что ху д о ж н и к ис­ полнил эти два портрета по памяти: недаром они весьма условны по цвету, не очень уверенны по рисунку, а по манере исполнения приближ аю тся л иш ь к портретам М арлинского, которые Н и ко л ай Б естуж ев писал в остро­ ге по памяти или коп и ровал с ч уж и х оригиналов. Отсутствие на п о р ­ третах факсимиле Б ар я ти н с ко го и Д авы дова подтверждает наше п ред ­ положение. Т олько тем, что портреты эти сделаны по памяти, и может быть объяснена та огромная разница, то резкое качественное отличие, к а к о е существует между группой портретов «перворазрядников», безусловно н а­ писанных с натуры , и портретами Б ар я ти н с ко го и Д авыдова. Н у ж н о назвать имя еще одного декабриста, осужденного по первому р азр я д у , чей портрет Н и к о л ай Б естуж ев, повидимому, писал. Это А. С. П е­ стов, член Общества Соединенных С лавян, доставленный из Ш лиссель б ургской крепости в Ч итинский острог 20 д екабр я 1827 г., через шесть дней после Бестуж евы х. Почти внезапно, от зар аж ен и я крови (вследствие ка р б у н к у л а), Пестов умер 25 декабр я 1833 г. «Он первый и з нас яв и л ся к пятерым казненным нашим товарищам», — пишет Б ас ар ги н . То была единственная смерть декабриста за все годы читинского и петровского за­ точения, и все заключенные переж или ее очень тяж ело. Пестов был друж ен с Бестужевы ми и умер на р у к а х у М ихаила Александровича. Ш тейнгель в письме к П. М. Б естуж евой (матери декабристов) вспоминает: «...пред­ ставился мыслям Мишель, закрываю щ ий гл аза Пестову, когда тот перестал различать и белое и огонь от черного и тьмы .> Он < мастер у х аж и в ат ь за больными потому, что у х аж ивает сердцем»486. В основном собрании пор­ трет Пестова отсутствует . Н о если при ж и зн и Пестова Н и к о л ай Б естуж ев не успел сделать его портрет, трудно себе представить, чтобы он не у в ек о ­ вечил черты товарищ а на смертном одре; у Пестова было п ятеро братьев и две сестры, — весьма возможно, что кто-нибудь из них и п олучи л в пода­ рок от Бесту ж ева изображ ение погибшего брата. К сожалению, ни один из портретов, исполненных Н иколаем Б е с т у ж е ­ вым в 1839 г. д ля подарков товарищ ам по заключению, до нас не дошел. Между тем, к а к мы у ж е говорили, Бестуж ев упорно над ними работал, и можно предполагать, что многие из этих подарков не были простыми по­ вторениями портретов основного собрания. Подтверждает н аш у мысль и одна литограф ия, ко торая была исполнена с портрета П анова, п р и с л ан ­ ного им из Сибири брату. В 1857 г. сын Я к у ш к и н а — Е вгений И ванович — предпринял с помощью худож н ика А. Т . Скино издание литограф ирован­ ных портретов декабристов; Скино исполнял литографии с п р и ж и зн ен ­ ных изображ ений — ак варельн ы х и каран даш н ы х. О тправляя П ущ ину л и ­ тографию с портрета П анова, Е. И. Я к у ш к и н писал: «Посылаю Вам портрет П анова, полученный мною от его родных из Воронежа». А другой сын Я к у ш к и н а — В ячеслав Иванович — писал П ущ ин у об этой литографии следующее: «Оригинал взят у брата Панова, который очень доволен сход­ ством»487. Н ы не этот оригинал не существует, тем не менее, сопоставив л и ­ тографию с портретом основного собрания, можно утверж дать со всей к а ­ тегоричностью, что автор его — Б естуж ев и что оригинал исполнен в те самые недели, когда худож ник работал над портретом П анова, вклю чен­ ным в портретную галерею декабристов. Вместе с тем, д аж е р азг л я д ы ­ в а я одну только литографию, можно сделать вывод, что оригинал, п оло­ женны й в ее основу, значительно лучш е портрета, оставшегося у Б ес ту ж е­ ва. Повидимому, из двух портретов, исполненных Бестужевы м в 1839 г., Панов попросил в подарок именно лучш ий экзем п ляр, и худож ник, к о ­ нечно, не мог ему отказать.

264

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

Мы убеждены, что в основе другой литографии, выпущенной в той ж е серии, так ж е л еж а л а ак ва р ел ь Бестуж ева: мы говорим о листе, на котором изображ ен П. И. Б орисов (сидит у столика, облокотившись на него п р а ­ вой рукой). Упоминает об этой литографии В. И. Я к у ш к и н в письме к И. И. П ущ ину от 14 марта 1858 г. Сообщив о том, что брата Е вгения в М оск­ ве нет, В. И. Я к у ш к и н пишет далее: «За его отъездом литографическое за ­ ведение перешло ко мне, и вы по нынешней посылке увидите, что оно не праздно проводит время; к Святой будут готовы П. И. Б орисов и С. Г. Волконский». Весьма возможно, что оригинал портрета Борисова был подарен Бестужевым самому Б орисову, когда тот у е з ж а л из Петровской тюрьмы на поселение, после ж е его смерти портрет мог перейти к одному из декабристов, ж ивш их, к а к и Борисов, на поселении в деревне М алая Р азв о дн ая (в пяти верстах от И ркутска). Вот от кого и мог получить Е . И. Я к у ш к и н оригинал портрета д л я воспроизведения литографским способом488. П одарками были, повидимому, портреты, изображаю щ ие А. П. А р б у ­ зова и А. И. Я к у б о ви ч а, — портреты, которые дошли до нас лиш ь в стари н ­ ных фотограф иях. Интересна история этих фотографий. Тот ж е Е . И. Я к у ш ­ кин, который в 1857— 1858 гг. зан ял с я выпуском литографированны х порт­ ретов декабристов, побывал в 1853—1854 гг. в Сибири, где впервые у в и ­ делся со своим отцом и п одруж ился с некоторыми декабристами; там он фотографировал многие портреты, исполненные Бестужевы м. В н ач але шестидесятых годов Е . И. Я к у ш к и н у удалось распространить некоторые из этих фотографий в Москве и Петербурге. «Знаете ли, — сообщала в 1862 г. И. И. Горбачевскому вдова И. И. П ущ ина, — что всех наш их, или почти всех, в Петербурге и в Москве продают портреты? — фотографи­ ческими карточками преимущественно с коллекци и Н. А. Б естуж ева, к а ­ кими были во время оно. Это дань юного поколения благомыслящ их союз­ ников наш их, к а к н азы вал мой Jean всех лю бящ их нас и умеющих ценить наше изгнание»489. Значительное количество этих фотографий собрали тогда историки И. Е . Забели н и М. И. Семевский; в их ар х и вах фотогра­ фии и находятся ныне. В трех экзем п л яр ах хранится там я к у ш к и н ск а я фотография портрета А рбузова, автором которого, безусловно, был Бесту­ ж е в 490. А так к а к оригинал портрета погиб, несомненно, у ж е много лет назад, то эти ф о тоотп ечатки — единственное, что может дать о нем хоть некоторое представление, потому что другого изображ ения Арбузова во­ обще не существует, а ведь он был одним из наиболее близких друзей Н и к о л а я Б естуж ева и самым энергичным его помощником в дни восста­ ния. Вот почему м а лен ькая фотография (размер ее 9 × 6 см), сделанная Е . И. Я куш кины м сто лет назад, и восполняет в некоторой степени пробел в основном собрании акварельны х портретов декабристов, где портрета Арбузова нет. Л и тер ату р а почти не дает сведений об этом бесстрашном и необычайно скромном человеке. Тем больший интерес представляет извлеченная нами из дневника В. Д . Философова запись о том, к а к бедствовал Арбузов на протяж ении всех трех лет своей ж и зн и на поселении и к а к «Сибири х л ад ­ н ая пустыня» свела его в могилу: в борьбе с тяж елой нуждой он погиб в ян варе 1843 г. Запи сь была сделана спустя полгода со слов К иреева: «Человек необыкновенно умный, любезный и основательных сведений, бывший м оряк. Он достиг до такой нищеты, что п ропиты вался рыбою, к о ­ торую сам ловил. В который день нет улова, в тот день он без пищи. Н а ­ конец, он занемог; четыре дня л еж а л и в это время выпросил взаймы у хо зяй ки двадцать рыбок. Н а пяты й х о зяй к а о тказал а ему в д альн ей ­ шей выдаче. В мороз до 30 градусов, он, больной, отправился ловить ры­ бу, стал прочищать старую прорубь, но слабые силы изменили ему, он у п а л прямо в воду, вы к ар аб кался, но не пошел домой, а п родолж ал

Н . А. ПАНОВ Литография А . Т. Скино 1850-х гг. с утраченной акварели Н иколая Бестужева. Петровский завод, 1839 г. Лист, принадлежавший А . И. Герцену Центральный государственный архив Октябрьской

революции, Москва

266

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

ловить рыбу, закин ул бродец и, к счастью, поймал нуж ное количество для расплаты с хозяйкою . П р и д я домой, он прехладнокровно зап л ати л ей свой долг и ск азал , что больше ни в рыбе, ни в чем н у ж д аться не будет. Она подумала, что он намекает на то, что к нему присланы деньги, и пошла было за ним у х аж и в ать . Он л е ж а л у ж е мертвый на постели. Т ак , на 48-м году погиб этот человек в глуш и и забвеньи, и подвиг его — разве эта рыб­ ная л о в л я не подвиг? разносится только в отдаленном околодке Сибири...» В дополнение к этому скорбному рассказу можно добавить, что А рбузов, вынужденный заниматься рыбной ловлей в жестокую стуж у, был от п р и ­ роды человеком весьма болезненным, — он «опасно хворал», по свидетель­ ству Ф ролова, еще в П етровской тюрьме491. И умер он не на 48-м году ж и з ­ ни, а в возрасте 44 лет... Надо сказать вообще, что д л я тех декабри­ стов, которые были плохо обеспечены материально, именно на поселении и начиналась настоящая каторга. И в особенности это относится к горест­ ной судьбе Арбузова. Ещ е менее отчетлива, чем фотография с утраченного портрета А р б у зо в а, д р у гая уцелевш ая в архиве Семевского фотография, к о то рая воспроизводит, повидимому, д ав н о н е существующий портрет Я кубовича работы Бестуж ева. Н а левой стороне фотографии ясно видны написанные на ак вар ел и перпен­ д и кулярн о к изображению инициалы худож н ика и дата: «Н. Б . — 1839»492. Д а ж е по неумелому снимку видно, что портрет был интересен. П реж де всего приходишь к выводу, что Якубович сильно изменился за те восемьдевять лет, которые прош ли с той поры, когда Б естуж ев в 1831 г. тр у д ил ­ ся над его портретом, сохранившимся в основном собрании . К а к мало те­ перь осталось и от острого, пронзительного взгл яд а, и от блеска гл аз, к а к осунулось лицо, к а к поредели волосы... Д окументальны е материалы сви­ детельствуют, что к концу пребывания в Петровской тюрьме Якубович стал очень раздраж ителен, со многими из товарищей по заключению не находил у ж е общего язы к а . Эта раздраж ительность чувствуется и в том письме Я кубовича, которое он отправил сестре через полтора года после того, к а к был «обращен» на поселение. «В городе есть несколько умных, добрых зем ляков, — писал Я кубович сестре 20 июня 1 8 4 1 г. из селения М алая Р азв о д н ая Ж и лки нской волости И ркутской губ ерн ии . — Они меня не чуж даю тся, ласкаю т даже, но на беду все высокоблагородные, а я — бездомный экс-дворянин и потому придерж иваю сь малороссийской пого­ ворки: с панам и не водись!.. Н е у д и вл яй ся, душ а моя, что наш и паничи, п ревращ аясь в панов, забывают хорошее приобретенное и снова гр язн у т в дедовских причудах, п оверьях и спеси. Т а к быть долж но, потому — п а ­ ничи»493. То были последние годы его ж изни: летом 1845 г. в I I I Отделе­ ние было сообщено, что Я кубович «одержим тяж кою болезнью лиш ился употребления ног и от раскры тия головной раны нередко бывает в припадке безумия», а 3 сентября того ж е года Я кубович скончался «от водяной болезни в груди». Т а к погиб на поселении в первые ж е годы еще один я р к и й представитель «орлиной стаи» дво р янски х револю­ ционеров. Теперь следует сказать несколько слов о тех у зн и к а х Петровской тюрьмы, которые не были декабристами, но отбывали заклю чение вместе с ними. Выше мы у ж е сообщали о том, что н акану н е отъезда на поселение членов Оренбургского тайного общества — Т апты кова и К олесникова, Б естуж ев исполнил и х портреты и даж е вклю чил в основное собрание. Вполне можно предположить, что Б естуж ев выполнил портреты еще троих узн иков, не п ринадлеж авш их к числу декабристов: портрет п о ль ­ ского патриота Сосиновича, члена А страханского тайного общества К у чевского и И пполита Завали ш и н а, брата декабриста. Они содержались в П етровской тюрьме долгие годы, вплоть до самых последних дней пребы­ вания там декабристов.

Н И К О Л А Й БЕСТ У Ж ЕВ И ЕГО Ж ИВОПИ СН ОЕ НАСЛЕДИЕ

267

Н и каки х сом нений не м ож ет бы ть в том , что колоритную ф и гуру «сле­ п о го п о л як а» , к ак и м ен овали декабри сты И осиф а С оси н ови ча, Н и колай Б есту ж ев зап еч атл ел х о тя бы на одном акварельн ом п о р тр ете. П о д елу эм и ссар а М ихаила В олови ча, п ы тавш егося п одн ять в 1831 г . во сстан и е в г . С лоним е, С осинович в 1833 г . бы л п ри говорен к вечном у заклю чению в одной и з креп остей В осточной С ибири, а в ию ле 1834 г ., уж е соверш енно слеп ы м , водворен в к азем ат П етровского зав о д а494. К борьбе за н ац и о н ал ь-

П. И. Б О Р И С О В Л итограф ия А. Т . Скино 1850-х г г . с утраченной аквар ели Н и к о л а я Б е с т у ж е в а . Петровский заво д, 1839 г. М узей изобразительных и с к у с с тв им. А. С. П уш кина, Москва

ную н езави си м о сть, п одн ятой в 1830— 1831 гг. п ольски м н ародом , д екаб р и ­ сты отн оси ли сь сочувствен н о — об этом сви д етел ьству ет х о тя бы сти хо­ творен и е А лексан д ра О доевского «П ри и звести и о п ольской револю ции». П ольски е п овстан цы со своей стороны восторж енн о отн оси ли сь к у ч астн и ­ кам д екаб р ьск о го во сстан и я, чти ли п ам ять его вож дей ; в освобож ден ­ ной В арш аве в ч есть д екаб ри стов они устрои ли 25 ян в ар я 1831 г. тр ау р ­ ную м аниф естацию : повстан цы н если н а п лечах черны й гр о б , н а к о ­ тором л еж ал лавровы й в ен о к , увиты й револю ционны м и трехц ветн ы м и л ен ­ там и , а н а п яти щ итах они вы резали им ена казн ен н ы х д екаб р и сто в. О д е­ к аб р и стах и об и х вож дях п овстан цы уп ом и нали и в той револю ционной п рокл ам ац и и , которую вы п усти ли в 1831 г. н а русском язы ке под за гл а ­ вием «П оляки к Р осси ян ам !».

268

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е

Вот ее текст: «Страдающие в ж елезны х веригах самодержавия, согбенные под т я ж ­ ким и постыдным игом рабства, восстаньте с нами, россияне! Стыд долго­ летнего ун ичи ж ен и я да обнаруж ится между вами. Нерешимость, недоверчивость, сей дух губительный, у кр еп л я ет цепи рабства. Вы это испытали. Н о первые и юные герои вашей свободы не вотще пролили к р о в ь свою. Она согревала хладные подземелья, в которы х стенали братья — соучастники рокового их жребия! Она соединила навсегда сердца двух доблестных, единоплеменных народов. Она запечатлела великий союз славянских племен. Н а сию кровь мучеников общей свободы мы п рисягн ули отмстить гн у с­ ным тиранам; ныне исполняем свящ енный обет наш. Н астало время осво­ бождения страждущей России. Внемлите призывающему вас гл асу д ву х ­ сот тысяч вооруженных п оляков, готовых жертвовать собою, чтоб искупить свободу и независимость. Отвергните с презрением казни и лести веролом­ ных и коварны х тиранов. Вам ли ратовать за ваш их утеснителей?.. Вам ли защ ищ ать угнетающее вас рабство?.. Страшитесь изменить потомству, страшитесь его п р о кл яти я. В еликий дух времени, которого шествию ничто противустать не может, знаменитые тени Бестуж евы х, Рылеевых и М у­ равьевых взирают на вас и строго судить вас будут! Восстань, ополченное воинство русское! да превратиш ь пороки в доб­ родетели, р а б с т в о — в свободу, невежество — в просвещение, попранные права народа и человечества — в ж и зн ь и крепость, да обновишь Россию. Вместо брани и раздоров, п о ля ки приветствуют вас миром, союзом и свободою. Сравните великодушие народа с кичливостию самодержца и — прострите к нам длани дружбы и братства. Избирайте: или быть орудием властолюбивого преобладателя или героями свободы и величия России»495. К огда Сосинович о к а зал ся в той «хладной» тюрьме, где «стенали» вид­ нейшие участники восстания, когда он очутился среди тех, кого в револю ­ ционной прокламации польские повстанцы именовали «первыми и юными героями» свободы России, он получил возможность на собственном опыте убедиться, с каким глубоким уважением относились декабристы к своим польским братьям. «Прибывши к нам, он без малейшего взноса поступил в артель и п о льзовался общими выгодами», — пишет о Сосиновиче в своих воспоминаниях Я ку ш к ин 496. И Н и к о л ай Бестуж ев старался, чем мог, с к р а ­ сить ж и зн ь «слепого поляка». Т ак , узнав, что больше всего Сосиновича бес­ покоит судьба его пятнадцатилетнего сына, которого н а к а зал и розгами, чтобы принудить дать п о каза н и я против отца, судили вместе с ним и отпра­ вили рядовым в К а в к азс к и й корпус, Н и к о л а й Бестуж ев просил брата П а в ­ ла: «Если ты в переписке с кем-нибудь из п реж них твоих сослуживцев за К авказо м , то постарайся у зн авать и уведомляй нас о Горбачевском и в прошлом году посланном из Гродно молодом человеке Адольфе Сосиновиче; у первого здесь брат, у второго отец, слепой и хворый старик, присланный сюда та к ж е прошлого года в июле месяце» (письмо от 18 я н в а р я 1835 г .)497. В октябре 1839 г., у ж е после отъезда Н . и М. Б естуж евы х на поселение, Иосиф Сосинович скончался. Сохранилось письмо Н и к о л а я Б естуж ева, в котором он и звещ ал об этом Оболенского: «Сосинович, наш бедный слепец, умер скоропостижно от апоплексического уд ар а. Мир п р а х у его! Б о г сми­ лостивился над ним и не заставил его страдать на одре продолжительной болезни»498. Д а ж е эти два к р а тк и х упоминания об Иосифе Сосиновиче в письмах Н и к о л а я Бестуж ева косвенно подтверждают наше предположение: за п ять лет совместного пребывания с Сосиновичем в П етровской тюрьме Бестуж ев не мог не написать его портрета. Весьма возможно, что Бестуж ев исполнил портрет и А. Л . К учевско го, разж алованного майора А страханского гарнизонного полка, заклю-

Н И К О Л А Й Б Е С Т У Ж Е В И ЕГО Ж И В О П И С Н О Е Н А С Л Е Д И Е А.

П.

269

АРБУЗОВ

Фотография 1860-х гг. с утраченной акварели Н ик ола я Бестужева. Петровский завод, 1830-е гг. Исторический музей, Москва

ченного в П етровской тюрьме. Ч еловек сложной и во многом загадочной биографии, К учевский был привезен в Ч итинский острог 1 августа 1829 г. и провел вместе с декабристами все последующие десять лет каторги. Несмотря на т о , что в недавние годы появилось несколько статей и публи ­ каций, посвященных К учевскому, до сих пор остается неясным, за что, соб­ ственно, он был разж ал о в ан и заклю чен в крепость; трудно т а к ж е сказать, что это был за человек499. Некоторы е декабристы принимали участие в судьбе К учевского, помогали ему материально, а отправившись в 1839 г. на поселение, переписывались с ним и д аж е присы лали ему системати­ чески значительные суммы денег, почему-то считая себя нравственно обя­ занными оказы вать ему п о д д е р ж к у . Н о большинство относилось к К учев­ скому иронически — им претила его у тр и р о ван н ая, гран и чащ ая с х ан ­ жес